Прогулки и путешествия: как ориентироваться в городе

Текст: Анна Теплицкая
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: покрытый плиткой тротуар с полосой оранжевой тактильной плитки, которой касается закругленный наконечник белой трости. За тростью – близко сведенные ноги девушки в черных туфлях-лодочках.

Для большинства людей с нарушением зрения самостоятельное передвижение по городу с белой тростью — привычная повседневная жизнь, а не что-то из ряда вон выходящее. Мы пообщались с людьми, которые не видят, и попросили их рассказать, что помогает им ориентироваться на улицах, в магазинах, метро и вообще где угодно.

Белая трость

Потерявший зрение человек смотрит тростью — это его главный инструмент. Незрячая аспирантка ВШЭ Алена Зирко поясняет, что трости бывают разные: стеклопластиковые, углепластиковые, алюминиевые.

«Трость — это наше ‘’оружие’’, мы им смотрим. Многие из экономии берут трости более легкие и менее прочные, но это не очень хорошо, ведь трости ломаются. Мне однажды маленький пацан на велосипеде переехал трость. Бывает, через трости перелетают люди, которые не смотрят себе под ноги — вещь гнется. Мы можем ударять трости обо все, они попадают под транспорт, — говорит Алена, которая, кстати, всегда старается брать с собой на улицу запасную трость. - Однажды я просто шла по метро, задела тростью колонну, и она у меня сломалась. Наверное, на ней просто уже было много трещин. Трости не вечные, поэтому я всегда стараюсь, чтобы у меня была одна в руке, а вторая в рюкзаке — на всякий случай. Сломалась — достала следующую, пошла дальше».

Звук улицы

Тифлокомментарий к фотографии: ранний вечер, оживленная пешеходная улица. Мостовая выложена серой и коричневой брусчаткой. На тротуарах горят фонари, по сторонам - невысокие белые, серые и коричневые здания. Светятся окна, витрины кафе и магазинов. Люди в пальто быстро идут, их фигуры слегка размыты.

Шум машин, разговоры прохожих, фразы, которые повторяют раздающие листовки и зазывающие в кафе промоутеры, — главные ориентиры для незрячих на улице. «Я хожу по улице с белой тростью. Если не знаю маршрута, ищу бордюры, ступенечки. Могу спросить людей, как куда пройти. Ориентируюсь на звук улицы — иду вдоль нее, слышу шум. Например, вот иду по Тверской, а мне надо на Моховую. Мне говорят, что нужен первый поворот. Я слышу улицу впереди — понимаю: ага, я дошла до Моховой», — говорит Алена Зирко.

Вячеслав Еремин, который может различать силуэты машин и людей, отмечает, что на переходах ориентируется не только на звуки, но и на прохожих: «Переходить улицу, когда не видишь сигнал светофора, можно, ориентируясь по прохожим. Если они пошли, я стараюсь вклиниться в их колонну. Если нет прохожих и я не уверен, переходить мне или нет, пытаюсь вслушаться или всмотреться в движущиеся силуэты: едет ли что какая-то техника, не едет. Чаще, правда, стараюсь найти место, где переход со звуковым сигналом».

Тифлокомментарий к фотографии: пешеходный переход пересекают девушка под руку с молодым высоким мужчиной в темных очках. У девушки русые волосы до плеч, на ней серое длинное шерстяное пальто, синие джинсы, черные туфли на низком каблуке и черный шарф, спускающийся почти до земли. Девушка слегка наклонилась вперед и влево, улыбается. Мужчина в черной куртке, серых джинсах и белых кроссовках держит в левой руке длинную белую трость с красной полосой и белым цилиндрическим наконечником. На левом рукаве на локте у него желтая повязка с изображением черных очков. У него прическа с выбритыми висками и легкая щетина, он улыбается так, что появляются ямочки на щеках.

Помощь прохожих

Главный элемент доступной среды — это люди, считает незрячая экскурсовод Евгения Малышко: «Все проблемы — в голове. Доступная среда — это не количество пищащих светофоров, направляющих полос, брайлевских табличек (я никогда в жизни не буду ощупывать все стены и искать, есть там табличка или нет). Главный элемент доступной среды — это люди, это то, как я к ним обращусь, и то, как они мне ответят. То, как они мне предложат помощь, и то, как я эту помощь приму (или не приму). Белая трость у меня в руках помогает не только мне — ориентироваться, но и человеку в толпе — понять, что, может быть, мне нужна помощь. Или что просто нужно отойти с дороги, чтобы я, там, не наткнулась на него случайно».

Вячеслав Еремин живет в Киеве, куда приехал незадолго до аварии, в результате которой потерял зрение. Попадая в ранее незнакомое место города, он обычно спрашивает у прохожих, как пройти туда-то и туда-то: «Я пытаюсь включить фантазию и рассмотреть то, что мне обрисовали».

Но не все незрячие стремятся пользоваться помощью прохожих — многие считают, что во всем лучше разобраться самостоятельно. «Лично мне всегда проще и быстрее спросить кого-то на улице, как куда пройти и где что найти. Хотя у меня есть друзья, которые во всем стараются просить помощи по минимуму. Они пользуются навигаторами в телефонах, в том числе особенными для незрячих», — поясняет Алена Зирко.

Тифлокомментарий к фотографии: теплый солнечный день, улица. По плиточному тротуару идет худая девушка в очках и с белой выдвинутой вперед тростью в правой руке. У девушки прямые темные волосы ниже плеч, на ней черная одежда: платье-сетка ниже колена с коротким рукавом, под ним прямое платье-бюстье́ до середины бедра и туфли-лодочки на низком каблуке. На левом запястье – часы с серебристой оправой.

Прогулка по незнакомому маршруту

Одно дело — регулярно ходить одной и той же знакомой дорогой, и совсем другое — пробовать новые маршруты. Алена Зирко рассказывает, что раньше всегда добиралась до университета от метро «Лубянка», но из-за того, что летом вокруг все перекопали, ей пришлось выучить путь от «Китай-города». «Что я сделала? Пошла от университета до метро новой дорогой и стала спрашивать людей. В следующий раз, приехав на ‘’Китай-город’’, я уже понимала, какой выход мне нужен, и просто спросила, как подняться к определенной улице. Когда я вышла из метро, я уже помнила, что мне нужно идти прямо по Маросейке до того момента, пока не сверну на Армянский переулок, где я учусь», — вспоминает Алена.

«Я иду и — оп — слышу звуковой светофор. Я знаю, что на Армянском переулке звукового светофора нет. И я помню, что в прошлый раз, когда я шла до метро, меня переводили по звуковому светофору. Значит, я слушаю этот звуковой светофор, перехожу на другую сторону дороги и иду дальше. Слышу, какие-то люди кричат: ‘’Салаты, салаты!’’ Думаю: ‘’О, круто, значит, тут кафешка, я буду об этом знать, когда буду голодная’’. Я иду дальше, нахожу какой-то поворот, думаю, мой или не мой. Останавливаю кого-то, спрашиваю, где Армянский переулок. Так делаю примерно возле каждого поворота, который нахожу. Параллельно их (повороты) считаю. Я запомнила что мой Армянский переулок — восьмой по счету поворот. Теперь в следующий раз, когда я выйду на Маросейку и пойду в университет от ‘’Китай-города’’, я буду знать, что, вот, я перехожу по боковому светофору, а дальше мне остается еще семь поворотов», — рассказывает аспирантка НИУ ВШЭ.

Говоря о том, как ориентироваться на новых маршрутах, Алена со смехом добавляет, что, к примеру, кафе или ресторан на незнакомой местности нередко можно найти и по запаху: «Когда были с молодым человеком в Сочи, так и находили столовые!»

Тифлокомментарий к фотографии: ранний вечер, широкая городская улица. Зебра пешеходного перехода, дорогу переходят люди в демисезонной одежде. Солнце светит так ярко, что фигуры людей и силуэты классических зданий по сторонам улицы расплываются, а по асфальту ползут длинные тени.

Скорость

Вячеслав Еремин обращает особенное внимание на осторожность во время передвижения по городу: «Нужно быть внимательным, передвигаться с такой скоростью, с которой ты можешь свободно различать препятствия под ногами и по бокам: выбоины на тротуаре, бордюры, людей, которые не видят ничего, кроме себя, велосипедистов, тех, кто катается на самокате, и так далее».

Важно двигаться только с той скоростью, которая позволит спокойно любые подобные препятствия миновать.

Общественный транспорт и аэропорты

С одной стороны, передвижение на транспорте может вызывать больше вопросов, чем пешая прогулка по городу, с другой — сегодня существует много служб и функций, призванных сделать жизнь незрячих и слабовидящих более комфортной.

«В Москве уже несколько лет работает специальная служба сопровождения в метро (в Петербурге такая тоже начинает появляться). Я сама начала ездить в метро задолго до появления даже мысли об этой службе, поэтому я ей не пользуюсь, но ребята, которые только начинают пробовать ориентироваться, выходить из дома, — разумеется, для них это удобно, им не нужно напрягать родственников, подстраиваться под знакомых и прочее», — рассказывает Евгения Малышко.

Тифлокомментарий к фотографии: Высокий, просторный зал аэропорта со стеклянными стенами. Слева серый указатель с белыми и желтыми буквами, справа вдали – стойки регистрации с желтыми табло и высокие серые указатели с буквенным обозначением рядов. В зале много людей, их фигуры расплывчаты. Выделяются две четкие фигуры идущих к стойкам девушек с чемоданами на колесиках. Обе девушки с распущенным волосами ниже плеч, в свободных платьях и кроссовках.

Удобные службы сопровождения работают также в аэропортах и на вокзалах. «На вокзалах я ими пользуюсь редко, потому что там все как-то интуитивно понятно. Правда, недавно я прилетела с двухнедельной смены в лагере, у меня был огромный чемодан - я вызвала себе службу сопровождения. Это удобно. Что самое ценное, эти службы созданы не только для людей с инвалидностью, но и для помощи вообще всем маломобильным группам граждан, куда входят в том числе, например, мамы с колясками», — поясняет экскурсовод.

Если на вокзале, по словам Евгении, можно обойтись и без сопровождения, то в аэропорту — никак: «Сопровождение в аэропорту — просто незаменимая услуга. Там неочевидно, куда идти, есть миллион вариантов, огромное пространство, табло, стойки. Разумеется, приезжая в аэропорт, вызываю себе эту службу, которая везде меня проводит, поможет зарегистрироваться, сдать багаж, пройти досмотр и так далее. Когда я сажусь в самолет, информация о том, что я лечу, уходит на другой конец — и в пункте Б меня точно так же встречают, провожают, помогают взять багаж».

Такси

Обычно незрячие люди пользуются самыми стандартными приложениями для заказа такси. Но как найти водителя и его машину? «Я связываюсь с водителем, уточняю, где он, объясняю, что я не вижу, говорю, где стою, и обязательно проговариваю, что я с белой тростью, что это мой самый очевидный и яркий признак. Прошу подъехать ближе и мне посигналить. Чаще всего водители, когда меня видят, просто выходят из машины, провожают к машине», — отмечает Евгения Малышко.

Тифлокомментарий к фотографии: торговый зал супермаркета. По одному из рядов едет покупательская тележка: виден только край сетчатой металлической корзины с желтой окантовкой. По бокам - витрины-стеллажи, на которых стоят товары в ярких разноцветных упаковках, под товарами висят ценники.

Магазины

В городе многое устроено очень удобно, причем даже не всегда нарочно. Один из примеров — магазины, где можно обратиться к консультанту с просьбой помочь совершить покупки. «В любом магазине есть продавцы-консультанты, которые, в общем-то, там находятся для того, чтобы помочь покупателям. Разумеется, заходя в супермаркет, я не иду обшаривать все полки: как я отличу банку кукурузы от банки горошка? Никак. Первым делом я подхожу либо к охраннику, либо на кассу и прошу, чтобы мне помогли. Для меня подзывают менеджера или работника зала, с которым я иду и выбираю все, что мне нужно», — рассказывает Евгения Малышко.

Готовность и желание

«Самостоятельно перемещаясь по городу с белой тростью, ты просто живешь — самой обыкновенной жизнью, без какого-либо надрыва, пафоса», — говорит Евгения. Она добавляет, что, когда столкнувшийся с нарушением зрения человек только начинает один выходить на улицу, у него, конечно, могут возникать проблемы: «Да, ты перепутаешь остановку, свернешь не туда. Но это тоже хорошо, потому что, когда ты ошибся, ты потом проанализировал, почему так случилось, и больше так не делаешь. На любом новом маршруте, на самом деле, даже полезно бывает заблудиться».

Желание и готовность передвигаться по городу самостоятельно, без помощи и сопровождения знакомых и родных, помогает незрячим планировать свой график и ни от кого не зависеть. «Ты сам распоряжаешься своим временем, своими делами, ты независим в том смысле, что не подстраиваешься под чьи-то чужие надобности. Ты можешь работать или учиться, ездить куда-то по делам, встречаться с друзьями», — поясняет Евгения.

По словам незрячих ребят, которые активно и ежедневно передвигаются по городу самостоятельно, главное при выходе в город — не бояться попросить о помощи, когда она необходима, верить в возможности своей памяти и действительно хотеть пользоваться свободой передвижения.


Поделиться событием:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus