Люди: Дана Мерзлякова

Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: на темном фоне погрудный портрет блондинки в темных очках с черной оправой формы «стрекоза». Это Дана Мерзлякова. У нее прямые волосы чуть ниже плеч, мягкое округлое лицо, щеки слегка тронуты румянцем, губы приоткрыты в легкой улыбке. На девушке синий наряд.

Певица Дана Мерзлякова приехала в Москву подростком, поступила в музыкальную академию имени Маймонида, отказалась от сопровождения и взяла в руки белую трость, чтобы самостоятельно изучить столицу - конечно, на любимых каблуках. Дана готовит, поет, работает официанткой в ресторане “В темноте?!”, помогает молодым людям с инвалидностью по зрению и мечтает открыть свою инклюзивную школу вокала.

Всем привет!

Меня зовут Дана. 3 апреля мне исполнилось 26 лет, 12 из которых я живу в Москве. Я тотально незрячая с рождения и совершенно не имею визуального представления об окружающем мире. Но этот факт нисколько не мешает мне быть активной и открытой новому, работать на нескольких работах и чувствовать себя счастливой!

Сразу ли я стала смотреть на жизнь так позитивно? Нет. И об этом моя история.

1992 год. Маленький северный город Новодвинск. В чудесной семье любящих родителей появилась крошечная принцесса Дана. В первые месяцы мама и папа не замечали, что у меня есть проблемы со зрением. Когда мне было около года, мама обратила внимание, что я не реагирую на свет: поворачиваю голову и проявляю заинтересованность, только если слышу звуки. Дальше, как во многих подобных случаях, - врачи, поездки в клиники, поиск волшебного средства, которое поможет вернуть зрение.

К счастью, моя семья сумела создать такую атмосферу, в которой я совершенно не чувствовала себя какой-то другой. Прогулки во дворе с ребятами, выезды в соседний Архангельск в театры и парки развлечений, путешествия по городам России с возможностью попасть на интереснейшие экскурсии – все это сделало мое детство незабываемым.

Тифлокомментарий: на темном фоне погрудный портрет Даны. Ее фигура в тени, луч света слева выхватывает только плечо и часть лица. Лицо девушки повернуто в три четверти на свет, губы приоткрыты.

Время шло. Настала пора заплести самые красивые в мире косички и отправиться в первый класс. К счастью (или к сожалению), выбора, в какую школу мне пойти: массовую или специализированную, у моих родителей фактически не было. Ближайший интернат для незрячих детей находился в 12 часах езды от нашего города. Родители не решились отправить малышку так далеко, поэтому «вторым домом» для меня стала общеобразовательная школа №6.

Первые четыре года большую часть предметов я изучала дома с преподавателем, а начиная с пятого класса, стала ходить на уроки вместе с самым крутым 5 “Б”! И впервые столкнулась с тем, что окружающие не готовы видеть рядом с собой людей с инвалидностью. Дети часто забывали меня в кабинете после урока, кто-то из «смелых» мальчишек решался проверить, правда ли я не вижу, выливая на мою новую белую рубашку сладкий молочный суп… Много разного было в моих взаимоотношениях со сверстниками. Но, даже будучи ребенком и имея возможность обижаться на все и на всех, я понимала, что такая реакция происходит от отсутствия информации о незрячих людях. Надо отдать должное преподавателям: они всегда находили ко мне подход: устно принимали домашние задания, вызывали к доске вместе со зрячим одноклассником. В седьмом классе, после летних каникул, в отношениях с ребятами наступил новый этап. Мы нашли контакт друг с другом и наконец-то подружились.

Правда, наслаждаться наступившим штилем суждено было недолго – в 2006 году наша семья переехала в Москву. Почему? Все очень просто. С девяти лет я серьезно увлекалась вокалом. Местные детские студии, первые вокальные конкурсы и даже сольный альбом с тремя сольными презентациями – все это случилось до моих 14 лет. Хотелось дальше учиться и расти в профессиональном смысле. И на семейном совете было принято решение о переезде в столицу.

Тифлокомментарий: Дана сидит в светлой комнате на небольшом белом диване. Легкая улыбка обнажает белые зубы. Ее стройную фигуру подчеркивает синее облегающее платье-футляр до середины бедра с рукавом три четверти и полукруглым вырезом с отложным воротником и цветком слева. Правая рука девушки лежит на колене. У нее аккуратный маникюр с красным лаком на всех ногтях, кроме безымянного, на который нанесен белый лак. За диваном – имитация каминной полки со статуэтками, подсвечниками и вазой с цветочной композицией.

Москва встретила нас с мамой не слишком ласково. Те, кто когда-либо переезжал, поймут, о чем я. Поиск квартиры, новой школы, новый город – все давалось очень нелегко. Но мы справились. Бесконечные прослушивания, выступления, поиск преподавателя по вокалу, чтобы подготовиться к поступлению в колледж... Здесь меня ожидало еще одно открытие: пообщавшись с преподавателем, которая взялась готовить меня ко вступительным экзаменам, я узнала, что все пять лет училась петь неправильно. Челюсть открывалась не строго вниз, а в сторону, при взятии сложных нот голова запрокидывалась так высоко, что микрофону трудно было поймать нужный звук. Эти ошибки мы исправили, но сложно передать, как трудно мне было принять, что вся база, накопленная за время обучения, рассыпалась, и нужно было быстро строить новую.

Почему так получилось? У преподавателей на моей малой родине не было желания обращать внимание на студентку с особенностями, искать нестандартные методы в передаче информации и индивидуальный подход.

В колледж я поступила, но через два года обучения в его стенах стало тесновато. Хотелось чего-то более сложного. Объединив учебу на втором курсе и программу экстерната 10-11 классов, я смогла поступить в Государственную классическую академию имени Маймонида. К слову, все вышеперечисленные учебные заведения не носили статуса специальных учреждений для незрячих и слабовидящих людей. Если честно, я никогда не выбирала место учебы по этому принципу – всегда смотрела на состав преподавателей, историю вуза. Отношения с однокурсниками сложились отличные. Первые месяцы мы узнавали друг друга, чему способствовали творческие дисциплины и программы курса.

Ближе к весне, когда подошла пора зачетов и экзаменов, я почувствовала, что не хочу и не могу больше зависеть от окружающих в перемещении. Появилась мысль взять в руки белую трость. Нужно ли говорить о том, что мои родные восприняли эту идею «в штыки»? Их реакция колебалась от молчаливого протеста до рассказов о том, как ужасно я буду выглядеть на улицах города с кошмарной длинной палкой в руках. Однако мне хватило решимости идти к цели. Погружение в самостоятельность проходило стремительно: первые маршруты я изучала с помощью незрячих друзей, потом пришлось самой набивать шишки и совершать ошибки.

В то же время у меня появилась возможность устроиться на работу. В составе музыкальной группы я пела в ресторане «В темноте?!», а через год смогла попробовать себя там же в качестве официантки. Окружающие относились к этой работе по-разному. Многие говорили: «Как тебе не надоедает таскать тарелки? Что это за работа - обслуживать людей? Надо развиваться в профессии!» Но я убеждена, что именно работа в ресторане сделала меня такой, какая я есть сейчас. Важно было не столько выполнение технических задач, сколько умение и готовность говорить на любые, даже пикантные темы. Теперь мне сложно задать какой-то вопрос (будь то личная жизнь, инвалидность или другая острая тема), на который я не смогла бы ответить. Помимо этого, я приобрела ценный опыт решения конфликтных ситуаций, ведь не каждый гость может справиться с новыми ощущениями в эталонной темноте. Я по-настоящему благодарна этой работе!

Также мне посчастливилось принять участие в запуске и развитии интерактивного музея «Прогулка в темноте» (музей с незрячими и слабовидящими гидами, экспозиция которого погружена в полную темноту - прим. ред.) Здесь форма работы с посетителями была совершенно иной. Это неоценимая практика! А главное преимущество «Прогулки» – коллектив. Мы всегда очень душевно поздравляли сотрудников с днями рождения, шумно провожали каждого в отпуск и радостно встречали по возвращении на работу.

Вы спросите меня: «А как же творчество, выступления?» Они случались, и очень разные. Своими достижениями считаю опыт совместной работы с Сосо Павлиашвили, участие в программе закрытия Паралимпийских игр-2014 и выступление на первых в мире Парадельфийских играх.

После окончания академии я стала задумываться о том, что хотела бы попробовать себя в активном, молодежном, массовом, живом деле. Мысли материальны - мне поступило предложение стать специалистом отдела по работе с молодыми инвалидами по зрению КСРК ВОС. Сейчас я увлечена работой, которая мне очень нравится. Новые знакомства, командировки, проведение лекций и семинаров на разные темы - это ежедневно захватывает меня с новой силой.

Также я обожаю кошек, люблю встречаться с друзьями, хожу в кино, вкусно готовлю и бегаю на каблучках по всей столице. Важные события из жизни освещаю в социальных сетях: у меня есть странички во «ВКонтакте», Instagram и Facebook. Также я веду блог #BlindLife, в котором рассказываю о своем опыте и отвечаю на вопросы о жизни незрячих. Еще у меня есть мечта - открыть инклюзивную школу вокала, где незрячие и слабовидящие дети смогут не только получать теоретические и практические вокальные навыки, но и перенимать опыт у детей без инвалидности, обучающихся с ними. Как видите, скучать мне не приходится! Хотелось бы только больше времени в сутках, чтобы успевать все намеченное.


Если вы хотите поделиться своей историей, пишите на people@specialview.org.

Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram
Система Orphus