Искусство слышать танец: практики зарубежных школ аудиодескрипции

Текст: Иван Борщевский
Фото: David Hofmann
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: цветная фотография. Замершая в прыжке фигура рыжеволосой танцовщицы на фоне моря. У нее пышные рыжие волосы и стройное тело, развернутое в три четверти. На девушке короткий облегающий черный топ с закрытой шеей и открытыми плечами, шортики и длинная развевающаяся на ветру полупрозрачная черная юбка. Край юбки она приподнимает прямыми разведенными руками. Танцовщица как будто стоит в воздухе на левом колене, правая нога согнута и поднята высоко вверх. Она слегка наклонила голову и смотрит вниз.

«Танец — поэма, в ней каждое движение — слово». Это высказывание приписывают известной авантюристке и танцовщице Маргарете Гертруде Зелле, которую весь мир знает под именем Мата Хари. Но вот слова такой поэмы доступны не всем. Уже из самого определения слова «танец» — искусство пластических и ритмических движений тела – очевидно, что зрение играет большую роль в его восприятии. Что остается, если не видеть движений танцоров? Музыка? Напряженное дыхание? Шелест одежды? Звук шагов? Сможет ли все это заинтересовать зрителя и доставить ему удовольствие?

Аудиодескрипция (которую в нашей стране называют тифлокомментированием) – это способ донести красоту танца до людей, которые по той или иной причине не могут его увидеть. Джоел Снайдер, один из крупнейших специалистов в этой области, называет аудиодескрипцию формой литературного произведения и уподобляет его хайку. С помощью всего лишь нескольких слов аудиодескриптор создает словесную копию зрительного образа, переводит видимое в слышимое. Яркие, образные слова рисуют перед мысленным взором слушателя яркие картины.

«Танец – это не просто движения, - говорит Ирис Пермуй Эркулес де Солас, аудиодескриптор танцевальных телешоу на одном из телеканалов Испании. – Танец передает чувства и настроение. Это художественное искусство. Танцор рисует картины всем телом, создает эфемерные шедевры, которые аудиодескриптор должен успеть рассмотреть и описать».

В балетном классе репетируют Антуан и Карина. Карина стоит в середине зала, позади нее, чуть поодаль – Антуан. Карина делает плавные движения руками, будто лебедь машет крыльями, затем складывает вытянутые руки перед собой. Ее поза выражает нежную робость. Антуан подбегает сзади и плавными движениями рук приобнимает девушку.

Она порывисто отскакивает в сторону, будто пытается взлететь, но Антуан удерживает ее за руку. Он поддерживает и поворачивает Карину, будто оберегая ее и любуясь ею. Она откидывается на руку Антуану. Руками она почти касается пола.

Карина плавно взмахивает руками, как лебедиными крыльями, и начинает плывущее движение в арабеске: одна нога стоит на полу, вторая отставлена назад и высоко поднята. Антуан поддерживает Карину, повторяет ее движения руками-крыльями, а затем обнимает ее сзади и своими руками мягко удерживает руки Карины, как бы не давая ей расправить крылья и взлететь.

Карина вырывается из объятий, взмахивает руками и подпрыгивает.

«Большой» (Реж. - В.Тодоровский, 2017)

«Вся видимая вселенная — это движение», — сказал педагог и теоретик танца Рудольф фон Лабан. Описать это движение для того, кто его не видит, – нелегкая задача. Однако вполне выполнимая.

Энн Хорнсби, одна из первых специалистов в области аудиодескрипции в Великобритании, которая описывала множество театральных постановок, включая такие известные, как «Мама миа!» и «Отверженные», считает, что специального хореографического образования при этом не требуется: «Нужны лишь обычные навыки словесного описания. Умение кратко, но образно излагать свои мысли; внимательность и наблюдательность; способность передать настроение произведения; умение уложиться в отведенное время – вот что действительно важно. При этом нельзя заглушать звуковой ландшафт и музыку – зритель должен слышать их дыхание».

Все ли танцы нужно описывать

Тифлокомментарий: просторный зал ангара с кирпичными стенами, деревянными перекрытиями, высокими окнами и балетным полом. В глубине зала танцует контемпорари-дэнс босоногая девушка. На ней широкие спортивные шаровары, подобранные до колена, и свободная серая футболка. Она стоит на прямой правой ноге, левая прямая нога поднята на уровень талии и отведена в сторону, корпус отклонен в противоположную сторону, согнутая в локте правая рука поднята вверх, левая заведена за спину. Танец девушки снимает на видеокамеру оператор.

Если речь идет не о самостоятельной танцевальной постановке, а об эпизоде спектакля или фильма, то, по совету крупнейшего специалиста по аудиодескрипции танца, автора пособия Talking Dance Луиза Фрайера, нужно задать себе важный вопрос: какую роль выполняет этот танец? Нужен ли он для развития сюжета? Возможно, он как-то раскрывает характер героев? Может быть, он повествует о взаимоотношениях между героями постановки? Меняются ли эти взаимоотношения после или даже во время танца? Или же танец просто заполняет паузу в спектакле, чтобы актеры могли переодеться к следующей сцене? Участвует ли танец в создании определенной атмосферы? Например, он может погружать нас в историческую эпоху.

В течение одного и того же спектакля или фильма мы можем увидеть разные типы танца, которые служат абсолютно разным целям. Аудиодескриптор должен понять замысел автора сценария и режиссера и в зависимости от этого выбрать способ описания того или иного танца. «Хореограф и режиссер могут очень помочь, поделившись своим видением, - говорит Луиз Фрайер. – Также полезно присутствовать на репетиции».

Фото: Tim Gouw

Тифлокомментарий: морское побережье, пасмурное небо и яркие оранжевые лучи заходящего солнца. На помосте танцуют пять девушек, они бегут друг за другом по кругу: левая рука поднята вверх, кисть развернута ладонью к небу, правая рука согнута в локте и направлена вперед ладонью от себя. Все они в белых затянутых на спине корсетах на тонких бретельках. На четырех девушках легкие длинные светлые юбки с развевающимся воланом внизу, на пятой - более пышная светлая юбка с рядами воланов по всей длине. Она высоко поднимается от быстрых движений, под юбкой у танцовщицы светлые трико с кружевами.

Аудиодескрипция – это разновидность перевода (межсемиотический или интерсемиотический, по классификации Р.О.Якобсона). Как писал Брюс Мецгер: «Перевод – искусство правильно выбирать, что терять». Эти слова в полной мере относятся и к описанию танца. В зависимости от его целей и от сюжета произведения иногда нужно сосредоточиться на технике танцоров, иногда - на костюмах, иногда - на поведении героев во время танца, а в каких-то случаях достаточно просто сказать, что герои танцуют, не вдаваясь в детали, так как они могут отвлечь от развития сюжета.

Известный переводчик фильмов Алексей Козуляев неоднократно подчеркивает, что аудиодескриптор – это часть «коллективного автора» аудиовизуального произведения, и каждый обращается к зрителю на своем языке: костюмеры – на языке костюмов, композитор – на языке музыки, актеры – на языке слов, мимики и жестов, режиссер – на языке образов и т.д. Все вместе они создают единое произведение. Задача аудиодескриптора – влиться в состав этого коллективного автора так, чтобы его «язык» органично вписался в общий хор.

Нужно помнить, что человек приходит на спектакль или в кинотеатр, чтобы отдохнуть и получить удовольствие. Поэтому нельзя перегружать зрителя обилием деталей. Чересчур подробное описание может быть точным, но при этом оно запутывает зрителей и отвлекает от развития сюжета.

Выбор слова

Сами танцоры утверждают: когда танцуешь по-настоящему, то невольно обнаруживаешь, что у тебя недостаточно слов, и ни в одном языке мира нет достаточных понятий, чтобы передать свои ощущения. Айседора Дункан, например, говорила: «Если бы ты мог объяснить что-либо словами — не было бы смысла в том, чтобы станцевать это». Недаром утверждают, что танец похож на любовь: это состояние можно почувствовать, но очень сложно описать.

«Нужно создавать словесные картины движений танцоров, – говорит Энн Хорнсби, – но так, чтобы это не звучало, как сухое описание физических упражнений». Ирис Пермуй Эркулес де Солас добавляет: «Необходим богатый словарный запас, чтобы описание было красочным, изящным, энергичным, печальным – таким, как сам танец».

Тифлокомментарий: цветная фотография. Сцена. Танцор в черном костюме стоит спиной к зрительному залу, правая нога отставлена в сторону на носок, левая рука протянута к танцовщице, летящей в прыжке назад с разведенными в стороны руками. Она смотрит на танцора и широко улыбается. На ней белый костюм: пачка с плоской юбкой, купальник на тонких бретельках с золотистой вышивкой в центре, белые лосины и пуанты. За танцорами наблюдают артисты, облаченные в костюмы деревенских жителей. В глубине сцены, в синем полумраке – декорации со зданиями и силуэтом накренившегося корабля.

Выбор подходящего слова – самый важный момент в описании танца, по мнению всех специалистов. «Для людей, далеких от хореографии, самое страшное – это специальная терминология, – говорит Луиз Фрайер. – Знание профессиональных терминов не помешает. Описывая, скажем, архитектуру, мы хотим показать отличие норманской арки от готической или ионического ордера от коринфского. По этой же логике, нам важно знать, является ли это балетное вращение пируэтом или нет. Конечно, не все могут знать, что такое пируэт (хотя в зрительном зале могут быть и знатоки), однако, если мы используем специальный термин, мы тем самым подчеркнем, что на сцене именно балет, а не бальные танцы».

Энн Хорнсби подчеркивает, что при этом значения терминов нужно разъяснять. Иногда при описании балета полезно сделать вступление до его начала и там объяснить, что значат слова «пируэт», «арабеск», «фуэте» и т.п.

“Юля направляется к авансцене и выполняет арабеск – стоя на одной ноге, вторую отводит назад и высоко поднимает”.

«Большой» (Реж. - В.Тодоровский, 2017).

Энн Хорнсби объясняет: «Значения некоторых слов понятны и без объяснения. Однако, по возможности, краткие пояснения не помешают. А вот чего делать не стоит, так это просто перечислять профессиональные термины и танцевальные движения. Зритель просто не успеет все это осмыслить за короткое время. К тому же такое техническое описание ничего не скажет о качестве движения, его скорости, о сюжете танца, об эмоции героя и его побуждениях».

Анализ движений Лабана

Известный хореограф, теоретик танца, педагог Рудольф фон Лабан разработал систему анализа движений, которой пользуются и по сей день. Он обнаружил, что любое танцевальное па существует в четырех измерениях, или факторах: в пространстве, времени, динамике и потоке. Поэтому процесс анализа движений начинается с выяснения следующих основных моментов: где происходит движение; почему происходит движение; как происходит движение; какие существуют ограничения движения. Все это поможет аудиодескриптору подобрать нужные слова.

Относительно легко описывать танец, в котором присутствует сюжет. Однако, как заметил фон Лабан, «в современном танце четкий сюжет может отсутствовать. Часто словами невозможно передать содержание танца, хотя сами движения описать можно всегда».

Далее он поясняет: «Актриса, исполняя партию Евы, может сорвать запретный плод по-разному, при этом ее движения будут выражать разные эмоции. Она может схватить плод жадно и быстро или медленно и чувственно. Но, описывая движение как «жадное», «чувственное» или «бесстрастное», мы, на самом деле, говорим не то, что мы видим. Зритель в этот момент видит быстрое и резкое или медленное и скользящее движение руки. А уже воображение интерпретирует действия Евы как жадные или чувственные».

Джоел Снайдер отмечает, что фон Лабан, по сути, ссылается на фундаментальный принцип аудиодескрипции: «Описывай только то, что видишь». «Важно быть точным, - поясняет Снайдер, - но описание должно быть живым, чтобы слушатель сам рисовал картины в своем воображении. Нужно быть объективным, используя точные и образные слова, избегая при этом интерпретаций. То есть Ева у нас «срывает яблоко резким, порывистым движением руки», а не «со смешанным выражением жадности и вины на лице».

Тифлокомментарий: цветная фотография. Светлые стены, серая дверь, закрытая на навесной замок. Налево вверх поднимается диагональ металлической лестницы с перилами. На середине подъема балерина в черном купальнике с кружевной отделкой бретелек и выреза на груди. Она стоит на правой ноге, вытянутой вперед правой рукой держится за парапет, левая нога и левая рука подняты под углом 45 градусов и отведены параллельно назад. Корпус развернут к зрителю, спина сильно вогнута. Ее волосы собраны в пучок, на ногах телесного цвета пуанты.

Танец – язык традиции

Описание традиционных танцев – отдельное направление аудиодескрипции. Доктор Донинг Лян из Ассоциации аудиодескрипции Гонкога имеет большой опыт в описании китайских танцев, в частности, знаменитого «Танца льва». Одна из трудностей состоит в том, что описание будут слушать абсолютно разные люди: и те, кто знаком с этим танцем, и те, кто слышит о нем впервые.

«Я не просто описываю танец, - говорит Донинг, - я как бы выступаю в роли учителя для незрячих людей. «Танец льва» - одно из самых известных в мире представлений китайской традиционной культуры. Возможность узнать о нем больше должна быть у каждого человека».

Рудольф фон Лабан утверждал: «Все, что происходит в театре, не ограничивается лишь происходящим на сцене и в зрительном зале: между двумя этими полюсами проходит непрерывный поток магнетизма». Но что если это взаимодействие сцены и зала прерывается, оттого что зрители не могут полностью воспринимать происходящее действие? Аудиодескрипция – это способ восстановить утраченную связь и снова направить этот поток энергии от актера к зрителю.


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram
Система Orphus