«Доступная среда»: федеральная программа и частная жизнь

Текст: Евгения Малышко
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: цветная фотография. Белая трость с цилиндрическим наконечником прикасается к направляющей тактильной плитке желтого цвета. Нижний сегмент трости окрашен в красный. За тростью нечеткий контур ног человека в коричневых ботинках и черных штанах.

Термин «доступная (или безбарьерная) среда» применяется к элементам окружающей среды, адаптированным для удобства людей с физическими, сенсорными и интеллектуальными нарушениями. Первоначально выражение использовалось для характеристики зданий и объектов, которыми могли пользоваться люди на инвалидной коляске. Однако впоследствии в определение были включены стандарты, подходящие и людям с другими видами инвалидности. Поэтому сегодня понятие подразумевает не только наличие пандусов, широкие дверные проемы и специально оборудованные санузлы, но и способ подачи информации для людей с нарушением слуха и зрения или ментальными нарушениями. Говоря о доступности объектов, мы имеем в виду архитектурную и социальную адаптированность.

Методические рекомендации Минздравсоцразвития от 2012 года предлагают придерживаться принципа двух чувств: любая информация: предупреждение, сигнал или оповещение - должна восприниматься минимум двумя органами чувств: визуально, тактильно или на слух. Под тактильными средствами подразумеваются рельефные направляющие дорожки, указатели, тактильные схемы и напечатанные шрифтом Брайля таблички. Под звуковыми - «говорящие» светофоры и звуковые оповещения, например, в транспорте, а также индукционные петли, аудиогиды или оборудование для тифлокомментирования в театре или музее. Визуальная информация должна быть яркой и контрастной для удобства неслышащих и слабовидящих людей.

Программа «Доступная среда» 2011 - 2025

С 2011 года в России реализуется госпрограмма «Доступная среда», охватывающая очень разные сферы жизни общества и людей с инвалидностью в обществе. На сегодняшний момент действие программы продлено до 2025 года. Это системная работа, предполагающая законотворчество, научные и технологические исследования, практическую реализацию и общественные инициативы.

Одним из основных законов, обновляющихся в рамках программы, стал принятый в 1995 году Федеральный закон №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», последняя редакция которого относится к 2017 году. Именно этот закон обеспечивает архитектурную и социальную доступность зданий и сооружений: согласно документу, люди с инвалидностью должны иметь возможность попасть к социально значимым объектам и пользоваться всеми видами транспорта, средствами связи и информации.

Многие регионы издали собственные нормативно-правовые акты, уточняющие исполнение закона на муниципальном уровне. Местные акты (в дополнение к федеральным ГОСТам) часто регламентируют установку озвученных светофоров и размещение тактильной тротуарной плитки. Поэтому жители разных городов, возможно, замечали разницу в количестве и звучании светофоров, которые могут не только издавать сигналы различного регистра и частоты, но и говорить человеческим голосом. Например, громкоговорители на «говорящих» светофорах в Санкт-Петербурге и Сочи озвучивают оставшееся время для перехода в секундах. Летом 2018 года такие светофоры появились и в центре Москвы, а к Чемпионату мира по футболу объявления продублировали по-английски. Кстати, в питерских светофорах, помимо обратного отсчета, проговаривается и название улицы, через которую разрешен переход, что позволяет незрячим или слабовидящим пешеходам дополнительно сориентироваться на местности. При этом в Севастополе, присоединившемся к программе совсем недавно, первые озвученные светофоры установили лишь в 2017 году по инициативе общественных организаций.

Тифлокомментарий: цветная фотография. На траве сидят два лабрадора в шлейках: палевый и черный. Оба грустно смотрят в сторону. За светлым лабрадором частично виден человек в салатовой куртке, джинсах и белых кроссовках, с белой тростью в руке. За черным лабрадором две пары ног: одни в юбке, другие в джинсах.

Тот же закон открывает беспрепятственный доступ к объектам социальной инфраструктуры в сопровождении собаки-проводника. Проще говоря, собаку можно провести в общественные, административные, производственные здания, спортивные сооружения, места отдыха, заведения общепита, культурные и образовательные учреждения, транспорт. По правилам животное должно быть в наморднике и специальной шлейке, а хозяин должен иметь при себе документы, подтверждающие, что это обученная собака-проводник. Если по какой-либо причине пройти в помещение с собакой не представляется возможным, ей должны предоставить место для отдыха, а незрячему посетителю - сопровождение внутри здания. Любые виды общественного городского и междугороднего транспорта доступны для поездок с собакой-проводником. Конечно, следует понимать, что сотрудники учреждения могут не иметь опыта общения с парой собака-незрячий. В таком случае следует объяснить им правила поведения и общения с собакой «при исполнении».

Доступность общественного транспорта

Во всех российских аэропортах и на вокзалах работает служба мобильности пассажиров. Ее услугами пользуются пассажиры с инвалидностью, мамы с маленькими детьми, пожилые люди, путешествующие без сопровождения дети, большие детские группы и просто пассажиры, почувствовавшие себя плохо во время поездки. Аналогичные службы функционируют на многих направлениях междугородних автобусов, пригородных поездов, в аэроэкспрессах. В Москве и Санкт-Петербурге налажена служба мобильности в метрополитене. Заказать сопровождение можно по телефонам соответствующих подразделений, указанным на официальных сайтах. Пассажир с инвалидностью может также попросить проводника своего вагона, водителя автобуса или представителя авиакомпании вызвать сотрудника соответствующей службы сопровождения.

Тифлокомментарий: на цветной фотографии молодой мужчина в кресле-коляске едет на эскалаторе метро. На нем очки, спортивная шапка, черные брюки и синяя куртка с красной полосой. Через плечо перекинута небольшая черная сумка. Молодой человек улыбается. За ним стоят и придерживают коляску двое мужчин в ярких желто-красных куртках, которые носят работники Центра обеспечения мобильности пассажиров Московского метро.

При этом, что касается доступности городского наземного транспорта для незрячих людей, здесь до сих пор существует огромный пробел: человеку с нарушением зрения крайне сложно определить номер подошедшего автобуса, троллейбуса, трамвая. Разумеется, незрячие люди, регулярно передвигающиеся с белой тростью без сопровождения, научились так или иначе выходить из положения. Но решение этого вопроса на официальном уровне помогло бы избежать лишних трудностей.

Сейчас работы ведутся в двух направлениях. С одной стороны, разрабатывается программное обеспечение, транслирующее информацию о подошедшем к остановке транспорте на смартфон незрячего человека. С другой стороны, не первый год идут разговоры о возможности установки внешнего динамика на автобусах, троллейбусах и трамваях, чтобы озвучивать номер и направление маршрута. Каждая из этих систем или обе одновременно отлично работали бы при соблюдении двух условий: процесс должен быть автоматизирован и оборудованы должны быть абсолютно все транспортные единицы в городе.

Универсальный дизайн

В 2006 году Российская Федерация ратифицировала «Конвенцию ООН о правах инвалидов», правда, без факультативного протокола к ней. Вторая статья Конвенции дает определение «Универсального дизайна»: «Это дизайн предметов, обстановок, программ и услуг, призванный сделать их в максимально возможной степени пригодными к пользованию для всех людей без необходимости адаптации или специального дизайна».

Рассматривая отдельные элементы архитектурной, социальной, информационной доступности среды, можно заметить, что продуманная и отлаженная система оказывается полезна не только людям с инвалидностью, но всем членам общества. Например, объявления остановок в общественном транспорте или поездов на вокзале удобны всем, аудиогидами в музеях пользуются и зрячие посетители, а сниженный в месте перехода бордюр удобен маме с коляской, человеку на инвалидной коляске, велосипедисту, а незрячему человеку с белой тростью послужит отличным ориентиром.

Однако привести к универсальному дизайну все элементы среды крайне сложно, считает юрист, доцент Южно-Уральского государственного университета Юлия Шумова. «Нужно понимать, что никогда не сделают так, чтобы удобно было всем, - отмечает Юлия. - В научной среде вопрос универсального дизайна все еще не решен, идут исследования и дискуссии. Вот, скажем, бордюры. Как было бы удобно, если бы их не было вовсе. Удобно было бы абсолютно всем, кроме незрячих. Потому что незрячий тростью ориентируется по бордюру, определяет направление, различает край пешеходного тротуара и дорожного полотна. То есть убрать их совсем невозможно. Я бы сказала, что универсальный дизайн с практической точки зрения – это просто разумный подход, учитывающий интересы всех граждан, а не только людей с ограниченными возможностями здоровья».

Споры, нарушения и штрафы

Положения Конвенции ООН имеют статус выше любого внутригосударственного закона, на них можно ссылаться как при реализации Федеральной программы, так и в спорных моментах. В 2014 году был принят федеральный закон №419 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов». Закон разъясняет и закрепляет положения, позволяющие иметь свободный доступ к объектам культуры, социальной, транспортной и инженерной инфраструктуры. Административные наказания в виде штрафов за неисполнение положений, хотя и остались крайне незначительными (до 3 000 рублей для должностных лиц и до 30 000 рублей для юрлиц), также нашли отражение в законе, к которому можно апеллировать при обнаружении нарушений. Кроме мизерного штрафа, от нарушителя - собственника здания или учредителя организации - можно добиться и обязательства исправить недочеты.

Обращение о неисправности или отсутствии элементов доступной среды на улицах города обычно можно оставить на общегородском портале, например, gorod.mos.ru в Москве, где оно автоматически попадет в нужный раздел. По вопросам недоступности тех или иных объектов или услуг можно также обращаться в прокуратуру или суд (прокурор вправе и самостоятельно инициировать судебное разбирательство), а также к уполномоченному по правам человека, в управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей, администрацию соответствующего района, округа, города, а также непосредственно к руководству учреждения. Граждане с инвалидностью имеют право на бесплатную юридическую помощь и освобождены от ряда пошлин. Однако прежде всего стоит попытаться решить проблему путем переговоров.

Тифлокомментарий: в центре цветной фотографии на асфальте белым контуром по синему фону нарисован знак: человек на коляске. Над ним белая стрелка в синем прямоугольнике, указывающая вправо. Справа находятся оранжевые горизонтальные направляющие тактильной плитки. Под знаком круглые направляющие такого же цвета.

Юлия Шумова, рассказывая о градостроительном кодексе и паспортизации зданий, отмечает два момента, не способствующих улучшению ситуации в целом. Во-первых, созданием доступной среды занимаются люди, зачастую очень далекие от реальных потребностей людей с инвалидностью. Они создают идеальный проект - картину, не имеющую ничего общего с жизнью и живыми людьми. Во-вторых, смущает сам процесс приемки здания или объекта. Комиссия по приемке видит, что формально все соответствует норме, тактильная плитка есть, пандус есть, и принимает здание. А потом приходят люди с инвалидностью и недоумевают, как этим возможно пользоваться. Обычно собственник, не желая ничего кардинально переделывать, исходит из того, что посетители с инвалидностью к нему не ходили, не ходят и ходить не будут - соответственно, и жалоб от потребителей не будет. Потребителям же – людям с инвалидностью – остается либо смириться и приспособиться.

«Контроль должен осуществлять не Роспотребнадзор, не прокуратура, а в первую очередь сам потребитель. Иначе встает вопрос: для кого, зачем все это делается?» - говорит Юлия.

На качественно новый уровень реализацию программы «Доступная среда» могло бы вывести привлечение специалистов с инвалидностью на всех этапах работы: от разработки стандартов и ГОСТов, обсуждения средств архитектурной и социальной доступности до проектирования и приема объектов самого разного назначения. «Ведь больницы и пенсионные фонды – не единственные места, куда ходят инвалиды», - отмечает Юлия.

При этом, по ее словам, главный вопрос состоит не в километраже тактильной плитки и не количестве звуковых светофоров, а в мотивации и коммуникации. Количество элементов доступной среды не сделает людей с инвалидностью активнее и не знакомит людей без нарушений и с нарушениями. «Основная проблема не в архитектурной доступности, а в готовности общества принять инвалида и в готовности инвалида выйти в общество. Быть равным. Но это не регулируется никакими законами», - заканчивает Юлия Шумова.


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram
Система Orphus