«Метель»: новый радиотеатр и вечный Пушкин

Текст: Лариса Овцынова
Фото: радиотеатр колонки
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: коллаж из цветных фотографий. На фоне театрального зала со сценой, партером и ложами нарисован белым контуром профильный портрет мужчины с прямым носом, кудрявыми волосами и пышными бакенбардами. Это Александр Сергеевич Пушкин. На переднем плане слева помещено изображение студийного микрофона. От него вниз уходит белая окружность.

«Метель» - первая постановка молодого инклюзивного радиотеатра «Резонанс». Актриса и обозреватель Лариса Овцынова делится впечатлениями о премьере, рассказывает о планах труппы и своей первой актерской работе.

Существует мнение, что в век бурно развивающегося телевидения, а теперь еще и интернета, радио отойдет на второй план, а потом и вовсе исчезнет за ненадобностью. Однако жизнь доказывает обратное: радио живет, развивается и по-прежнему имеет свою аудиторию. Некоторые традиционные его формы ведут свою историю практически с первых лет существования радиовещания в нашей стране. К ним относится радиотеатр. Первый радиоспектакль «Вечер у Марии Волконской» вышел в эфир в декабре 1925 года. Документальная постановка была приурочена к столетию восстания декабристов. Вначале спектакли игрались в полной тишине. Позже появились приборы для воспроизведения звуков, а также и зрители, потому что актерам было трудно играть в пустой студии. В истории радиотеатра немало интересных и даже загадочных для непосвященного человека моментов, связанных с развитием техники и режиссуры. Например, в 1949 году вышел спектакль «Золотой ключик», где был занят всего один актер – знаменитый Николай Литвинов. Благодаря обработке звука его голос, изменяясь, звучит за всех героев, и даже поет за них.

Что такое радиотеатр, и по каким законам он живет? Для радиоспектакля пишется свой сценарий с учетом того, что все будет восприниматься только на слух. При этом все пояснения должны органично вплетаться в ткань спектакля. Вырисовывается интересная связь с тифлокомментированием. Спектакли с тифлокомментарием и радиоспектакли очень удобны для восприятия незрячими людьми: не надо просить никого о дополнительных пояснениях, а смысл, образы и детали повествования предельно ясны. Кроме этого, в радиопостановках незрячие и зрячие актеры находятся в совершенно равных условиях.

Как происходит процесс создания современного радиоспектакля? Сначала записываются отдельные сцены. От актеров требуется: безупречность артикуляции, точность интонации и виртуозное владение голосом. Далее следует кропотливая работа звукорежиссера по объединению треков в одно целое. И от того, насколько актеру самому удастся прожить жизнь своего героя и выразить это в звуке, зависит успех: поверит ли слушатель, будет ли сопереживать происходящему. Чтобы это произошло, нужен микрокосм, живое и убедительное пространство спектакля, где все участники взаимодействуют друг с другом. Эти замечательные особенности радиотеатра стали мотивом для создания в сентябре 2017 года инклюзивной театральной труппы «Резонанс» при московском культурно-спортивном реабилитационном комплексе Всероссийского общества слепых (КСРК ВОС). В радиотеатре под руководством профессионального режиссера Ирины Некрасовой играют и зрячие люди, но большая часть актеров имеют различные нарушения зрения, а некоторые не видят совсем.

«Резонанс» был задуман как радиотеатр. Для воплощения этого замысла необходимо специальное помещение для записи и современное оборудование. Создание такой технической базы требует материальных затрат и соблюдения высоких технических стандартов. И пока в ожидании собственной звукозаписывающей студии новая труппа только готовится к тому, чтобы ставить спектакли в задуманном формате: осваивает сцену, получает опыт.

Тифлокомментарий: цветная фотография сцены из спектакля. На черном фоне стоят двое. Справа девушка в бежевом платье в стиле XIX века. Ее длинные русые волосы забраны назад и подхвачены заколками. Слева лицом к девушке стоит мужчина в красном сюртуке и белой рубашке. Девушка кладет свои тонкие пальцы на руки мужчины и с мольбой в глазах смотрит на него.

Весной на сцене КСРК ВОС с успехом прошла премьера спектакля «Метель» радиотеатра «Резонанс» по одноименной повести А. С. Пушкина. Кто-то может сказать, что выбор материала достаточно рискованный в наши дни. Часто при упоминании самых известных произведений незабвенного Александра Сергеевича можно услышать, что все это набило оскомину со школьных лет, и никакого интереса уже не представляет. Но, с одной стороны, классика потому и жива, что в ней воплощены сюжеты и отношения, которые будут актуальны, пока существует человек. С другой стороны, эпоха накладывает на них свой отпечаток. Узнав, как могла разрешиться похожая на нашу ситуация в прошлом, мы сможем перестать роптать на свое время и, может быть, научимся быть ему благодарными, сумеем «обнять свой век и не завидовать никому». И наконец, каждый, кто проживает вместе с героями классического произведения их жизнь, обогащает ее частицей своей души. И вот, перед нами все та же картина, да уже не та.

Я спрашиваю у режиссера: «Ирина Сергеевна, почему именно Пушкин, почему «Метель»?

Для нашего театра это первая работа. Необходимо многому научиться, учиться же лучше всего на классике. А что может быть для нас более классического, чем Пушкин? К тому же, «Метель» произведение компактное. Там ничего не нужно сокращать и урезать для того, чтобы оно поместилось в рамки нашего спектакля.

Тифлокомментарий: цветная фотография, трое актеров стоят на сцене. На переднем плане девушка с предыдущего фото в свадебном платье, фате, шарфе и коричневой шубке. Ее взгляд направлен вверх. Рядом стоит с фуражкой в руках высокий плотный мужчина в плаще поверх шинели. Позади стоит и улыбается невысокая женщина. За спинами героев видна лестница, букет цветов и театральные кулисы.

О чем все-таки повесть? Ирина Сергеевна считает, что в первую очередь о том, что любовные союзы и браки заключаются на небесах, и никакие силы не могут этому помешать. Но повесть, конечно, имеет множество граней и оттенков. Еще Шекспир заметил, что судьба острого слова зависит не только от языка его произносящего, но и от уха слушающего. «Метель» может рассказать и о родительском деспотизме, о стремлении любящих друг к другу, о том, что запретами ничего не добьешься, о таинственных силах судьбы. Каждый увидит что-то свое, близкое.

А вот о судьбе поподробней. В повести Метель - это все же больше природное явление, которому дела нет до людских страстей и судеб. Оно существует само по себе, над этим миром, хотя и создает определенные условия, в которых люди могут проявить себя по-разному. Только сами они, в конечном итоге, отвечают за свои поступки. История любви Марьи Гавриловны развивалась бы совсем по-другому, если бы Бурмин повел себя иначе. В спектакле же, на мой взгляд, акцент несколько смещен. Метель превращается в полноправную героиню, в определенной степени ее роль главная и даже сюжетообразующая. Это она передает письмо Владимира горничной Тане, а та уже относит его своей барышне. Это она, Метель, окружает, буквально обволакивает собою Машу и Таню, перемещаясь вокруг и направляя их шаги, с тех пор, как они вышли на заднее крыльцо в ожидании саней от Владимира. Она же, приведя девушек в церковь, отправляется за женихом. Но почему-то приводит к алтарю совсем незнакомого человека, а ожидаемого уводит в сторону, противоположную той, куда он страстно стремиться попасть.

Что это: просто каприз, а может, желание разыграть шахматную партию на доске жизни и судеб и показать свое могущество? В определенный момент закрадывается подозрение, что Метель поступает просто, как женщина, которая хочет, чтобы понравившийся ей мужчина остался свободным, и использует для этого все доступные ей средства, поддаваясь эмоциям и не задумываясь о последствиях. А через несколько лет, пройдя со своими героями печальный путь, став мудрее и благороднее, отводит пелену неузнавания между Машей и Бурминым, делая их счастливыми. Сама же отходит в сторону, растворяется на просторах мироздания.

Пока Метель является активным участником событий, все время звучит ее музыкальная тема – вальс Георгия Свиридова из музыкальных иллюстраций к повести А. С. Пушкина «Метель». И здесь мы снова возвращаемся к режиссеру, которая, к слову сказать, является и автором инсценировки.

Ирина Сергеевна, как родился образ Метели, и что видится в нем вам?

Для меня роль Метели ясно просматривается в самой повести. Но я мыслю сценическими образами, и Метель появилась очень просто, заняв самым естественным путем свое место в спектакле.

Хочется остановиться еще на одном моменте, где атмосфера, настроение становятся понятны без слов. Прошло несколько лет после трагических событий. Марья Гавриловна была печальна, но спокойна. Но вот появляется Бурмин. Еще до своего представления дамам он подхватывает романс, который поет Маша, они идут навстречу друг другу. Все, круг замкнулся. Невидимые флюиды притяжения заполнили пространство между ними. Сердцем они уже все поняли, произошло мгновенное узнавание. Остальное - лишь дань материальному миру, где имеют значение факты и объяснения.

Все произошло как должно было произойти. Метель по очереди выводит всех на поклон. Опять она управляет участниками событий, собирая их всех вместе.

Отзвучали аплодисменты и крики «Браво!» Теперь обратим внимание к тем, кто вдохнул жизнь в своих героев, слился с ними: к актерам. То, что большая часть из них имеет нарушение зрения, требует дополнительного внимания к некоторым аспектам работы над спектаклем. Кроме актерских задач, перед незрячим человеком стоит задача освоения пространства, а также передвижений, необходимых в процессе спектакля. Вначале в буквальном смысле обследуются сцена, закулисье, пространство перед сценой - некоторые эпизоды играются там. Затем идет кропотливая работа по отработке движений и передвижений, самостоятельных и при взаимодействии с партнерами. Все это нужно довести практически до автоматизма, чтобы иметь возможность сосредоточиться на непосредственно актерских задачах. То же самое касается реквизита. Он должен находиться на строго определенных местах, чтобы можно было взять то, что нужно, быстро и четко.

Особое значение приобретает и умение работать в команде, не забывать о партнерах. Важно вовремя подать руку, подхватить, подвести куда-то, пройти вместе, да так, чтобы все это абсолютно естественным образом вплеталось в ткань спектакля. Надо сказать, что режиссер не старалась облегчить и свести на минимум эти задачи. В результате горничная, которую играет незрячая актриса, появляется то в зале, то на сцене, несколько раз убегает и возвращается по поручению своей барышни, а то и вовсе бежит по сцене на глазах у зрителей, принося требуемое барыней. С Марьей Гавриловной они также немало взаимодействуют. Высокой оценкой существования горничной на сценической площадке стало мнение одного из зрителей: если бы я заранее не знал, что она не видит, никогда бы не поверил.

Тифлокомментарий: на цветной фотографии девушка поднимает вверх руку с распечатанным бумажным конвертом. У девушки русые волосы до плеч, на ней белая блузка без рукавов, поверх которой надета прозрачная бирюзовая туника с вышивкой и пайетками. За ее спиной виден прозрачный занавес, украшенный серебряной гирляндой, и открытое фортепиано с нотами.

Кроме того, в спектакле мимика и движения - неотъемлемая часть образа. Конечно, у актера эмоциональные реакции идут изнутри, но надо научиться правильно их выразить. А для незрячего человека это особенно актуально. Он не может реагировать на невербальный язык партнера, и потому внимание и воображение призваны дополнить недостаток визуальных образов. Этот недостаток восполняется еще одним способом: спектакль идет с закрытым тифлокомментированием, то есть комментарий подается в наушники зрителю, тем самым обогащая восприятие спектакля, дает возможность тоньше оценить актерское мастерство и понять режиссерские находки, а также представить костюмы. Пышные платья дам, яркие рубашка и сарафан горничной, щегольской бордовый фрак Владимира Николаевича, шинель, фуражка и башлык в первое появление Бурмина, строгий черный фрак его в последующих сценах, роскошное серебристо-белое платье и прозрачная голубоватая накидка с серебряными блестками Метели - все это составляет более полный образ спектакля.

Одной из находок, необычной и приятной деталью, стала звуковая программка. Перед началом спектакля были объявлены роли и исполнители. После обозначения исполнителя звучала фраза из спектакля, произнесенная именно им. Это дало возможность не тратить время на распознавание голоса каждого персонажа.

Ирина Сергеевна рассказывает, что театру «Резонанс» предстоит много работы: в планах и сценические, и радиоспектакли. А это значит, что будет много трудностей, но и радостей от вживания в роль, возможности пережить чувства и опыт, которых не довелось испытать в реальной жизни, радости от точно найденной интонации, жеста, и, безусловно, от того, что можно всем этим богатством поделиться с другими людьми. Очень важным результатом режиссер считает создание команды. Чувствуется влияние общей работы. В коллектив постепенно приходят новые люди. Им очень рады! Театр «Резонанс» открыт для нового общения и нового опыта.

Сотрудничество с Александром Сергеевичем продолжается. В новый спектакль «Ай, да Пушкин» войдут две миниатюры-шутки: «Граф Нулин» и «Домик в Коломне». Отрывок был уже представлен в концертном варианте на открытии творческого сезона КСРК. Кроме того, участники коллектива работают над индивидуальными чтецкими номерами. Пока это небольшие рассказы. Сыграна эстрадная миниатюра по сказкам Пушкина. В ней Пушкин уже совсем другой, нежели в «Метели». Русские скоморохи представляют отрывки из сказок задорно, бесшабашно, чуточку иронично. От души веселятся сами и веселят зрителей. Театру очень хочется расширить рамки своей зрительской аудитории. Играть больше, играть лучше – вот девиз творческой команды радиотеатра «Резонанс».

Все материалы Ларисы Овцыновой читайте в сюжете «Охота за впечатлениями».


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram
Система Orphus