Дневники продюсера: интересный инклюзивный театр. Часть 1

Текст: Виктория Виолло-Авдеева
Фото: На фото: актриса Ирина Поволоцкая и продюсер Виктория Виолло-Авдеева
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: на цветной фотографии в помещении с белыми стенами стоят рядом две женщины. Женщина слева средних лет, с фиолетовыми коротко остриженными волосами в фиолетовом свитере - Ирина Поволоцкая. Она повернула голову в сторону молодой женщины со светлыми распущенными волосами до плеч, одетой в платье темно-зеленого цвета, это Виктория Виолло-Авдеева. Виктория стоит, согнув правую руку в локте таким образом, что кисть руки находится на уровне ее лица. Кисть напряжена, пальцы разведены в стороны. Виктория смотрит на Ирину, которая держится двумя руками за ее предплечье. Обе улыбаются.

Продюсер и автор инклюзивных театральных проектов «In Touch/Прикасаемые», «Совершенно невероятное событие. Женитьба», «Anima Chroma/Живые картины», «Четыре ветра», «Инклюзивные театральные школы «Инклюзион» Виктория Виолло-Авдеева - о создании инклюзивных проектов с участием слепоглухих актеров и системе профессиональной подготовки актеров инклюзивного театра, об отношениях внутри творческой группы и продюсировании международных проектов в сотрудничестве с Королевским Национальным Театром (Лондон) и ЮНЕСКО (Париж), а также о том, как привлечь широкую аудиторию к инклюзивным постановкам.

Продюсер инклюзивного театра – профессия новая в России и постсоветском пространстве, как и, собственно, концепт «инклюзия». Сегодня появляются новые и новые инклюзивные проекты. Многие, к сожалению, разовые или кратковременные, но некоторые живут, развиваются, вплетаются в ткань культурной жизни, дают начало или вдохновение новым проектам, влияют на восприятие инклюзивного искусства обществом, меняют жизнь его участников и свидетелей. Профессиям продюсера, режиссера, менеджера инклюзивного театра пока не обучают ни в одном вузе России, практически все постигается через собственный опыт, успехи или ошибки. На фестивалях особого театра и культурных форумах можно посетить мастер-классы и семинары более опытных в этом деле людей или вовсе «мастодонтов», которые давно или не так давно были такими же самоучками. Это реальность, которая при всех своих минусах имеет положительные стороны: пока нет штампов и шаблонов, есть живой театр и эксперимент, где можно и нужно быть смелым, открытым, и важно быть человечным, любить людей и верить в них и в дело под названием «инклюзивный театр».

Всего за четыре года я прошла путь от новичка до продюсера международных инклюзивных проектов, представленных публике в Лондоне, Париже, Москве, Петербурге и крупных городах России. Настало время поделиться накопленным опытом, наблюдениями и размышлениями. Мне хотелось бы, чтобы эти заметки были полезными начинающим продюсерам инклюзивного театра. Хочу предупредить, что они не столько о продюсерской рутинной работе - этому можно научиться в театральном вузе, - сколько о людях, отношениях, идеях, инсайтах и вере.

Первая часть посвящена началу всех проектов - лабораториям и эскизу спектакля «Прикасаемые». Во второй я хотела рассказать об опыте создания системы постоянного профессионального развития участников инклюзивных проектов, а конкретно о театральных школах «Инклюзион». Следующий блок - о привлечении широкой аудитории и профессионального театрального сообщества к инклюзивным постановкам, а также о том, как и чем можно заинтересовать больших партнеров, таких как Театр Наций, Национальный Театр в Лондоне, ЮНЕСКО, Британский Совет и др. И, наконец, о самом важном - о людях.

Начало «Прикасаемые»

Когда в августе 2014 года директор фестиваля «Территория» предложила мне очень необычный проект под рабочим названием «Слепоглухие», я сразу согласилась, даже не предполагая, что это за проект и кто такие слепоглухие. Задача для смелых - организовать процесс создания эскиза спектакля с участием слепоглухих людей и профессиональных актеров, чтобы уже через полтора месяца показать его на фестивале «Территория» на Малой Сцене Театра Наций. А еще нужно было организовать локации и участников для съемки документального фильма о проекте «Слово на ладони» студии «Остров». Идея создания спектакля и фильма возникла у Евгения Миронова - актера, Художественного руководителя Театра Наций, арт-директора фестиваля «Территория».

Честно сказать, это был мой первый самостоятельный театральный проект «с нуля» до премьеры. До этого я помогала фестивалю принимать зарубежные коллективы, о процессе создания спектакля только слышала, но никогда ранее у меня не было такого опыта. Это был своего рода риск для директора фестиваля, которая поверила в мои силы, и испытание собственных возможностей для меня. Я рада, что мы обе пошли на эту авантюру.

Между моментом узнавания о факте существования людей, лишенных слуха и зрения, и нашей первой встречей прошел один день - совсем недостаточно, чтобы что-то узнать о них, подумать, осмыслить, кто же они, как это - не видеть и не слышать. Уже на следующий день с Русланом Маликовым, его партнером Севой Лисовским и командой студии «Остров» мы отправились в Пучково в дом слепоглухих – на встречу с одним из участников «легендарного» Загорского эксперимента Сергея Алексеевича Сироткина, о котором тогда уже мало кто помнил, кроме людей «в теме».

В том моем воспоминании дом, в котором живут какое-то время и учатся работе с компьютером, чтению книг по Брайлю и просто общаются слепоглухие люди со всей России, пахнет лесом. В большой светлой комнате на скамье за большим столом нас ждали мужчина лет 65 и женщина. Он тихо, почти шепотом что-то ей говорил, а она ему отвечала чуть громче и вкладывала ему жесты в руку. Нас представили Сергею Алексеевичу Сироткину и его переводчице. Хотя из разговоров Севы и Руслана в маршрутке по дороге в Пучково я узнала и об эксперименте (в 60-е годы с четырьмя слепоглухими детьми из Загорского детского дома занимались ведущие ученые-дефектологи и психологи, в результате чего они получили высшее образование и даже ученые степени), мне все равно было все в удивление: и то, как Сироткин говорил, и что он говорил. Так лингвистически правильно и незасоренно лишними словами мало кто сейчас говорит, даже в ученом мире. Уже намного позже я услышала от Евгения Миронова, что первый слепоглухой человек, которого он узнал, был тоже С.А. Сироткин. Впечатления и эмоции наши были весьма похожи: удивление, много мыслей, вдохновение.

По дороге обратно мы с режиссером обсуждали план встреч слепоглухих участников и волонтеров: Руслан считал, что это поможет исследовать коммуникацию между слепоглухими и зрячеслышащими людьми, и чем больше новых людей, тем лучше. Так начались «лаборатории», на которые приглашались потенциальные слепоглухие участники проекта и волонтеры: актеры, неактеры, студенты школы Родченко, просто друзья, откликнувшиеся в соцсетях люди. Домом лабораторий был чаще всего репетиционный зал Театра Наций, который до сих мы все считаем своим домом.

Лаборатория 1 «Сближение», ММОМА, август 2014 года

На фото в кафе Центра им. Мейерхольда: актриса Екатерина Сахно, руководитель студии МИРТ Наталья Оралова, слепоглухая актриса Ирина Поволоцкая, продюсер Виктория Виолло-Авдеева, слепоглухой профессор А.В. Суворов, сопровождающая Александра Золотова

Тифлокомментарий: на цветной фотографии за круглыми деревянными столиками кафе сидят люди. На столике стоит картонный стакан и разложены листы бумаги. За столиком на переднем плане - четыре женщины. Молодая девушка с русыми волосами в синем просторном свитере - Екатерина Сахно - сидит слева и внимательно смотрит на свою соседку, женщину средних лет с каштановыми волосами в фиолетовой кофте, Наталью Оралову. Правая рука Екатерины лежит на столе, поверх ее кисти лежит рука женщины в белом свитере с фиолетовыми волосами, которая сидит напротив нее, Ирины Поволоцкой. Рядом с Ириной - молодая женщина со светлыми волосами в синем платье и розовом шарфе - Виктория Виолло-Авдеева. Она смотрит в сторону соседнего столика, за которым сидят пожилой мужчина в сером жилете - профессор Суворов - и женщина средних лет в красном свитере - Александра Золотова. Мужчина пьет чай.

Группа из пяти слепоглухих участников, приглашенных Ириной Поволоцкой, и четырех зрячеслышащих волонтеров. Ирина подсказала мне, что слепоглухие люди очень любят общение за чаем и сладостями. Чай с пряниками и конфетами ждал на столе, а общение пока никто не знал, как выстроить: с чего начать, как познакомиться. Самое первое решение, выход из неловкой ситуации – обняться. Руслан начал лабораторию с того, что слепоглухие участники заняли пять стульев, а зрячеслышащие, среди которых была и я, переходили от одного партнера к другому каждые две минуты, знакомясь любым возможным способом без переводчиков. Затем слепоглухие должны были выбрать того, с кем хотели продолжить общаться более подробно. Ирина выбрала меня. И понеслась!.. Она мне сразу сказала, что я могу писать на ее руке слова печатными буквами. Она слету считывала, что я ей взахлеб пыталась рассказать о себе. А я уже начинала понимать ее космический голос. Этот волшебный момент останется навсегда в моем сердце как один из счастливых. Хотя в той лаборатории я была более участником, чем наблюдателем, мне удалось увидеть, что не у всех так гладко и легко складывалось общение. Самым сложным оно было у тех, где слепоглухой партнер совсем не говорил голосом, только на жестовом языке, а зрячеслышащий был зажатым, и это мешало разгадывать жесты.

Следующей задачей режиссера было совместное творчество. Ирина учила меня танцевать танго! После был перерыв и чаепитие, на котором партнеры продолжали уже за чаем общаться, налаживать контакт. Узнав новый для себя способ общения, я не могла остановиться - писала и писала на руке Ирины вопросы и ответы, проговаривая вслух четко. Вообще это было похоже на детскую радостную игру. После перерыва мы вышли во двор и знакомились со скульптурами - на ощупь. Пока все мы счастливо общались, смеялись, драматург Марина Крапивина наблюдала, отмечала в своих записках что-то. Следующие лаборатории были уже в Театре Наций с новыми волонтерами, с чаепитием, с пластилином и картонками. Эта лаборатория привела нас к выводу 1: важно наладить личный контакт с каждым участником проекта, найти общий язык и способ общения, как бы сложно это ни было. Это касается всех: и актеров, и режиссера, и драматурга, и художника, и продюсера, и менеджеров.

Лаборатории 2-3 «Пространство»

На фото: слепоглухая актриса Ирина Поволоцкая и актер Михаил Видякин

Тифлокомментарий: на цветной фотографии большой зал с рельефными направляющими на полу. В центре зала Михаил Видякин танцует в паре с Ириной Поволоцкой. Михаил - темноволосый молодой человек. На нем серая футболка, серые штаны, на ногах белые балетки, на голове повязка для глаз, которая поднята на лоб. У Ирины короткие рыжие волосы. Она одета в светлую тунику, черные леггинсы и кроссовки. На заднем плане вдоль стены расставлены черные стулья, на которых сидят люди, наблюдающие за танцующей парой.

В течение последующих лабораторий мы вместе знакомились с открытыми и закрытыми пространствами. Сначала волонтеры проводили слепоглухих участников по залам, коридорам театра, писали и рисовали на руке схемы. Чтобы хоть на какую-то долю почувствовать, что чувствуют слепоглухие люди, зрячеслышащие члены команды, включая режиссера и художника Катю Джагарову, осваивали пространство Театра Наций, двора театра в берушах и повязках, а слепоглухие уже помогали, были проводниками. Это позволило нам в дальнейшем построить удобное и понятное всем пространство, а также привело к выводу 2: участников с нарушением зрения необходимо прежде всего познакомить с новым пространством, помочь найти способы самостоятельного передвижения по нему или же, если это невозможно в силу его неадаптированности, сопроводить их по их просьбе. Также очень важно каждый раз готовить рабочее пространство: убирать лишние предметы с мест ориентировки, стараться придерживаться уже привычной незрячим или слепоглухим людям организации пространства, предупреждая об изменениях.

Чуть позже пространство спектакля создали мы вместе: выклеивали на полу разные фигуры из тонких, толстых и средних веревок. Кто-то ворчал, возмущался, дескать, репетиция чтобы репетировать, а не клеить веревки на полу. Режиссер молчал, потом, позже только все поняли, что совместное творчество и труд всех еще больше сблизили, а еще помогли сжиться с этим самым пространством.

Лаборатории 4-5 «Телесное взаимодействие и пластика»

На фото: хореограф Евгений Кулагин, актриса Ирина Поволоцкая, актер-волонтер

Тифлокомментарий: цветная фотография светлого зала с большими окнами и паркетным полом. На переднем плане молодой мужчина-актер и Ирина Поволоцкая. Мужчина сидит на полу в центре зала. Левой рукой он опирается о пол, а правую вытянул вперед и вверх. Перед ним стоит Ирина Поволоцкая. Она немного наклонилась к нему. Ирина держит свою левую руку поверх вытянутой правой руки молодого мужчины. Правую руку женщина тоже протягивает к нему. На мужчине серая футболка, черные штаны и белые носки. У Ирины фиолетовые короткие волосы. На ней фиолетовая туника и черные леггинсы. Из глубины кадра к ним подходит второй мужчина. У него бритая голова. На нем красная рубашка-поло, серые спортивные штаны и серые носки. Он протягивает левую руку в сторону Ирины. Все трое улыбаются.

Евгений Кулагин с группой актеров и танцовщиков провели лабораторию пластического взаимодействия, а педагог Андрей Ураев – пластической импровизации. На этих лабораториях уже стало понятно, что язык тела - общий для всех – был бы наиболее легким и быстрым способом общения. Однако команде хотелось большего – сделать и личное вербальное общение более доступным всем участникам. Продолжались лаборатории общения… На них уже вырисовался круг актеров и слепоглухих участников эскиза спектакля «Прикасаемые», первого инклюзивного спектакля о слепоглухих людях и с их участием в России и мире. Начались репетиции. На каждой был, как мы называли, «балаган» - около 40-45 человек: участники, сопровождающие, волонтеры. После репетиций расходились не сразу – пили чай, общались, танцевали вальс с повязками на глазах, кто-то играл на пианино для слепоглухих участников.

Параллельно проходили съемки фильма «Слово на ладони» – и на репетициях и вне: в сергиевопосадском интернате для слепоглухих, на улице, дома у профессора А.В. Суворова. Александр Васильевич и стал моим третьим открытием, возможно, самым потрясающим за тот период. Он, если можно так сказать, адвокат всех слепоглухих людей: сразу определил слова и фразы, которые не стоит говорить о слепоглухих людях, а также обращаясь к ним, показал самостоятельность (даже при собственной маломобильности), рассказал, как можно начать общаться, научил нас всех за 10 минут «Дактильной сказке»: так что мы на следующий день уже болтали со слепоглухими участниками, которые говорят на дактиле.

Репетиции и эскиз

Тифлокомментарий: цветная фотография. В ряд друг за другом выстроились четыре человека: мужчины и женщины, еще двое стоят рядом. Все они одеты в белые футболки, белые свободные спортивные брюки и белые балетки. На глазах у них белые маски для сна. Они стоят перед натянутым на большую металлическую раму белым полотном. На полотне в кругах красного и белого света четко выделяются их теневые силуэты в профиль. Слева на переднем плане виднеются тонкие ветви дерева с редкой листвой, подсвеченной красным.

Наконец был утвержден состав слепоглухих участников эскиза: Ирина Поволоцкая, Алексей Горелов, Светлана Щукина, Вадим Плевако, Алена Капустьян, Александр Суворов. Кастинга не было – взяли всех, кто пришел и остался. Актеров зрячеслышащих пригласили в основном из числа резидентов Театра Наций. Остались не все, но почти все, кто остался, и по сей день играют в «Прикасаемых», постоянно меняющихся и обновляющихся.

За неделю до показа эскиза была готова пьеса о семи слепоглухих людях, среди которых две легендарные личности Ольга Скороходова и Александр Суворов. Она менялась и сокращалась на каждой репетиции. Перед слепоглухими участниками ставились небольшие задачи, но как для начинающих актеров непростые: сосредоточиться на небытовом существовании, освоить пространство, отработать передвижения. Самым главным событием было появление слепоглухих людей, не-актеров, и их историй впервые на сцене – знакомство зрителя с ними. Тексты читали профессиональные актеры. После каждого из двух показов зрители аплодировали стоя, топая ногами: кто-то начал, кто знает, что только так слепоглухие участники смогут почувствовать реакцию знала, остальные подхватили. Это был настоящий успех!

Продолжение «Заметок продюсера» читайте на нашем портале в сюжете «Дневники продюсера: интересный инклюзивный театр».


Поделиться событием:

Блок с фотографиями из Instagram
Система Orphus