Играющие в темноте: театры незрячих актеров

Текст: Ника Пархомовская
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: на сиреневом фоне из белого круга выходит девушка с длинными белыми волосами, убранными на одно плечо, в черной футболке и черных леггинсах. В руке держит листы бумаги. На ее глазах - черная повязка. Слева от нее голый кустарник, справа скульптура: торс и ноги сидящего на корточках мужчины. Девушка идет по белой полосе.

Если о спектаклях для слабовидящих и незрячих людей в последнее время говорят все больше и громче (постановки Каролины Зерните и Натальи Пахомовой в Московском театре кукол, проект «Спектакли-невидимки» Ксении Дмитриевой и Екатерины Негруцы, «Слепые» Натальи Горбас в «Боярских палатах» и т.д.), то труппы, в которых играют люди с нарушениями зрения, по-прежнему не на виду. Особенно досадно, что они остаются в тени профессиональных коллективов не столько из-за уровня постановок, а «благодаря» отсутствию серьезной рекламы и давней привычки к самоизоляции. Более того, основанное почти сто лет назад – в 1925 году – Всероссийское общество слепых (ВОС) в данный момент не слишком активно поддерживает театральное направление, предпочитая ему спорт и «концертную деятельность», достижениями в области которых куда проще отчитаться. Так, на официальном сайте общества слепых нет никаких упоминаний о театрах незрячих актеров и о том, какую важную роль они играют в жизни людей с нарушениями зрения.

Между тем, первый театр в системе ВОС – московское «Внутреннее зрение» – появился еще в 1967 году. А на базе библиотек для слепых людей и региональных подразделений ВОС давно и регулярно проходят занятия самодеятельных театральных студий, в основном для совершеннолетних. Спектакли играют обычно там же, где и репетируют – в небольших, плохо оборудованных помещениях, больше похожих на актовые, чем театральные залы. Актерское мастерство преподают энтузиасты или выпускники местных институтов и училищ культуры, знают о таких студиях преимущественно родственники, друзья и знакомые, на отчетные представления приходят в основном они же.

На фото: труппа театра “Внутреннее зрение”. Источник: официальная страница в соцсети “ВКонтакте”

Тифлокомментарий: на ступеньках, ведущих на сцену, расположилась группа актеров театра “Внутреннее зрение”. Они очень ярко и вызывающе одеты. Женщины в длинных платьях, боа, шляпах. Мужчины: кто в картузе, кто в турецком головном уборе, кто в военной форме. Все улыбаются, некоторые поднимают руки вверх.

Впрочем, первый в России народный театр незрячих актеров «Внутреннее зрение» тоже не роскошествует: находится он не в отдельно стоящем театральном здании, а в помещении Всероссийского культурно-спортивного реабилитационного комплекса инвалидов по зрению на улице Куусинена, 19а, а финансирование получает ничтожное. Когда-то он создавался для того, чтобы «средствами драматического искусства помочь инвалидам по зрению в реабилитации и интеграции». Сейчас в театре всего около 40 актеров, половина из них - обладающие светоощущением слепые и слабовидящие, несколько – зрячие, остальные – тотально невидящие. Долгие годы коллективом руководила режиссер Элла Варшавская, которая поставила в общей сложности почти 50 спектаклей, некоторые из которых остаются в репертуаре и сегодня («Шутки Чехова» А.П.Чехова, «Свадьба и... Свадьба» А.П.Чехова и М.Зощенко, «Варшавская мелодия» Л.Зорина). Нынешний главный режиссер Виктория Доценко продолжает ее дело, работая все в том же психологическом ключе и принимая к постановке многонаселенные, понятные широкому кругу зрителей пьесы вроде «Август. Графство Осейдж» Трейси Лейттса.

Другой старейший народный театр незрячих – «Надежда» – уже около полувека существует в Иркутске. Им также долгие годы руководил один человек, актер Иркутского драматического театра Геннадий Марченко, предпочитавший ставить классику (преимущественно Островского) «по старинке»: сначала разбирать текст по методу Станиславского и только потом «выводить» незрячих актеров на сцену, помогая им шагами промерить расстояние и освоить незнакомые жесты. Таким образом, в работе Марченко больше отталкивался от текста пьесы, чем от реальных особенностей и психофизики незрячих людей, и обращался к знакомому по школьной программе, но довольно абстрактному для любого современного человека драматургическому материалу. При этом в наши дни способ работы с классикой переосмысли в спектаклях московского «Инклюзиона»: в «Чайке», «Женитьбе», «Кармен» режиссеры вместе со слепоглухими актерами находили новый театральный язык, исследуя их возможности и общее поле художественного существования с профессиональными, подготовленными к серьезной работе актерами.

Тифлокомментарий к фотоколлажу: на снимке слева большая просторная комната. На полу приделаны направляющие: разные по фактуре полоски, маленькие и большие круги. По ним идет девушка, с первой фотографии статьи с черной повязкой на глазах, на ногах носки. Спереди стоит мужчина в черной футболке и черных штанах. У него на глазах тоже черная повязка. На снимке справа темные стены и темный пол с направляющими. На полу выделено два больших круга. На дальнем кругу скульптура, как на первой фотографии к статье, около второго круга стоит девушка в белой майке и белых спортивных штанах. У нее светлая повязка на глазах. Справа от нее искусственный кустарник с разноцветными листочками.

В российской провинции существует немало других народных коллективов, держащихся в основном на энтузиазме основателей. В Ярославле на базе ДК Всероссийского общества слепых работает театр «Комедианты», в труппе которого в общей сложности 15 артистов от 14 до 70 лет. В Липецке играет спектакли созданный в 2004 году на базе местной школы-интерната театр-студия «Паяц», в спектаклях которого принимают участие преимущественно молодые, иногда совсем юные актеры. В Хабаровске есть специализированный театр-студия «Фьюжен», а в подмосковных Люберцах – уникальный театр «Гомер», записывающий радиопостановки для незрячих, которые транслируют не только в России, но в Польше и Германии.

Однако, несмотря на то что все эти коллективы давно на сцене и постоянно ездят на тематические фестивали, знают о них немногие. Это связано и с уровнем постановок, который не всегда можно назвать высоким и по-настоящему профессиональным, и с замкнутостью самой системы, ее нежеланием в буквальном смысле выходить «на свет». Проблема тут, впрочем, не только в работающих с незрячими людьми организациях и деятелях культуры. До недавнего времени практически не было и обратного интереса – движения со стороны условно обычных людей и художников в сторону незрячих и слабовидящих. К счастью, в последние годы ситуация постепенно меняется. Благодаря Фонду «Со-единение» в создании спектаклей с незрячими и слабовидящими людьми теперь участвуют профессионалы самого высокого уровня (Евгений Миронов, Ингеборга Дапкунайте, Анатолий Белый и многие другие). Проект «Спектакли-невидимки» задействует в своих постановках незрячих актеров, первой из которых стала слепая от рождения школьница Яна Наместник.

На фото: актриса Яна Наместник в спектакле «Белые ночи»

Тифлокомментарий: на черном фоне стоят друг за другом два человека. Спереди девушка в черном с короткими рукавами платье и светлыми волосами. Ее лицо чуть поднято вверх и озарено счастливой улыбкой. Руки соединены внизу в замок. За ней стоит темноволосый мужчина в черном костюме и белой в полоску рубашке. Он смотрит девушке в спину и приоткрывает рот.

А в Петербурге на базе студии «Фигаро» Фонд «ПРО АРТЕ» организовал программу «Особый театр: театральная лаборатория для слепых и слабовидящих», где вместе с незрячими работает большая команда во главе с режиссером Борисом Павловичем. В ноябре 2018 года на Новой сцене Александринского театра должна состояться премьера спектакля «Не зря», эскиз которого был показан в конце 2017 года на Первом фестивале горизонтального театра. Судя по тому, как реагировали зрители, сотрудничество и сотворчество профессионалов и незрячих актеров театральной публике не просто нужно, но необходимо.

На фото: занятия в театральной студии “Про Арте”.

Тифлокомментарий: в зале со шведской стенкой и спортивными плакатами стоят две девушки, одна в малиновом с белыми полосками свитере, другая в черной олимпийке. Чуть дальше стоит с закрытыми глазами высокий, практически лысый парень в черной футболке. Все трое открывают рты, а вторая девушка и парень поднимают правую руку, будто хотят к чему-то прикоснуться.

Инклюзивные постановки, нацеленные на коммуникацию и взаимодействие, вызывают все больший интерес и отклик у широкого зрителя, и проекты с незрячими людьми, одаренными точной пластикой, иным чувством внутреннего времени, умеющими жестами и словами выразить самые неординарные мысли, тут не исключение. Пожалуй, только этот путь настоящей - не на словах, а на деле - интеграции и возможен в XXI веке.


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus