Дневники продюсера: интересный инклюзивный театр. Часть 3

Текст: Виктория Виолло-Авдеева
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. На фоне темного занавеса стоит молодая женщина в темном платье - Виктория Виолло-Авдеева. У нее светлые вьющиеся волосы до плеч и челка, высокие скулы и темные глаза. Она с легкой улыбкой смотрит перед собой, руки сцеплены в замок на уровне груди. Перед Викторией сидят несколько человек.

Продюсер и автор инклюзивных театральных проектов «In Touch/Прикасаемые», «Совершенно невероятное событие. Женитьба», «Anima Chroma/Живые картины», «Четыре ветра», «Инклюзивные театральные школы «Инклюзион» Виктория Виолло-Авдеева - о создании инклюзивных проектов с участием слепоглухих актеров и системе профессиональной подготовки актеров инклюзивного театра, об отношениях внутри творческой группы и продюсировании международных проектов в сотрудничестве с Королевским Национальным Театром (Лондон) и ЮНЕСКО (Париж), а также о том, как привлечь широкую аудиторию к инклюзивным постановкам. На этой неделе читайте третью часть заметок. Предыдущие серии читайте здесь.

Инклюзивная театральная лаборатория «Со-единение» и инклюзивная театральная школа

Инклюзивный театр - это театр, вид искусства, не средство реабилитации, не социальный диалог, хотя все это есть в нем, но как компоненты многоуровневой системы. Такое отношение и такая планка были заданы с самого начала и к спектаклю «Прикасаемые», и ко всем следующим проектам. Но общую проблему отсутствия профессиональных актеров инклюзивного театра никто не отменял. Это была одна из причин, по которой постановки с участием актеров с особенностями здоровья считались самодеятельными с вытекающими из этого последствиями: неприятием такого театра профессиональным сообществом, изолированностью, ограниченностью круга зрителей. При этом представители «особого театра» даже настаивали на его особом качестве и на реабилитационной функции,тем самым еще больше отдаляя от общего потока культурной жизни. А еще было четкое разделение театральных особых групп на театры с участием людей с ментальными, физическими или сенсорными особенностями здоровья. И по сей день среди творческих инклюзивных групп преобладают те, в которых работают неслышащие актеры или актеры с ментальными особенностями развития. Следовательно, специфика работы с ними наиболее изучена и описана, методологизирована настолько, что иногда театр перестает быть театром и игра игрой.

В «Прикасаемых» слепоглухие участники не были актерами - они были героями спектакля, самими собой, поэтому все было честно. Но с желанием и планом создать новый спектакль возникла и необходимость подготовки слепоглухих участников к работе в настоящем театре. Мой еще очень свежий неопытный тогда взгляд на ситуацию и энтузиазм вызвали вихрь идей, которые вылились в проект «Инклюзивная театральная школа». Это проект создания образовательной системы для актеров с разными возможностями здоровья, профессиональных театральных режиссеров, актеров и педагогов, специалистов «особого театра». Его цель - развитие профессионального инклюзивного театра в России.

Мечта — создать «театр человека», показать, что у каждого из нас вне зависимости от наличия или отсутствия инвалидности есть уникальные качества и возможности, которые при профессиональном гибком подходе не только не снижают качество постановок, но и дают им новое дыхание, звучание, язык. Цель масштабная, а нужно было начать с конкретного осязаемого проекта. Я пригласила в это начинание людей - мастеров ГИТИСа и Школы-студии МХАТ, с которыми мечтала познакомиться и поработать: Олега Львовича Кудряшова и Дмитрия Владимировича Брусникина.

На фото: занятие педагога и режиссера Михаила Фейгина по актерскому мастерству в «Инклюзивной театральной лаборатории «Со-единение». Автор: Николай Германов

Тифлокомментарий: цветная фотография. В зале с большими окнами находится группа людей. На переднем плане стоят и общаются две пары. Слева пара женщин. Одна из них - в джинсах и красной футболке с длинным рукавом - улыбается с закрытыми глазами, положив правую ладонь на грудь. У нее распущенные русые волосы до плеч. Вторая женщина, пожилая, одета в длинную серую юбку и серый жакет. Ее темные волосы собраны на затылке, на глазах круглые очки. Она смеется, скруглив плечи и подняв ко рту левую руку. Справа пара мужчин. Один из них, мужчина лет 50 в светло-коричневых джинсах и серой рубашке - педагог и режиссер Михаил Фейгин. У него короткие кудрявые волосы, очки и седая щетина. Он открыто улыбается, поднимая руки, и смотрит на своего партнера - молодого человека в сером пиджаке и серых спортивных штанах.

Хотя ни у одного из них не было ранее ни опыта работы с инклюзивными группами, ни понимания, что такое инклюзивный театр, они мгновенно и с интересом согласились и пригласили своих единомышленников-коллег и студентов присоединиться. От третьей театральной школы - Щукинского института - проявил интерес Михаил Михайлович Борисов. Так в экспериментальной школе появились педагоги, кураторы, режиссеры, хореографы и студенты-актеры из трех ведущих театральных институтов России.

Проект назывался «Инклюзивная театральная лаборатория «Со-единение». Нашей целью было за два месяца создать три эскиза спектаклей по произведениям классической литературы и показать международному экспертному совету и зрителям на Культурном форуме в Санкт-Петербурге.

В октябре прошел так называемый кастинг, хотя мы его называли скорее встречей режиссеров, педагогов и потенциальных участников. Как мы нашли всех и по каким критериям отбирали? Через фонды и проекты, через «сарафанное радио».

Все случайно оказались людьми совершенно не случайными в проекте. Получилось, что взяли в постановки всех, кто пришел и остался. Среди слепоглухих актеров спектакля «Прикасаемые» интерес проявили Ирина Поволоцкая и Алексей Горелов. На первой встрече также был новый для нас слепоглухой человек с неслышащим и слабовидящим сопровождающим Александром Моничем. Так получилось, что режиссер Михаил Фейгин сразу заприметил Сашу-сопровождающего - и сразу на роль Яичницы в пьесе «Женитьба» Гоголя. Надежда Голован, слабовидящая и слабослышащая директор фонда «Эльвира», жена уже упомянутого мною А. Сироткина, пришла на кастинг по объявлению в соцсетях. Участники с физическими проблемами здоровья Даниил Обухов и Алексей Пономарев были приглашены Александром Похилько - художником без кистей рук и передвигающимся на протезах, с которым я давно знакома по проекту «Жизнь в движении» фонда «Артист». Актеров с синдромом Дауна Никиту Паничева, Влада Саноцкого, Диму Сенина, Светлану Асанову пригласила учредитель фонда «Я есть» Ксения Алферова, которая впоследствии также провела встречу с режиссерами, кураторами и организаторами, посвященную специфике работы с каждым из ребят. На первой встрече режиссеры и педагоги должны были познакомиться с потенциальными участниками, определиться с пьесой для постановки и выбрать для нее актеров.

На фото: сцена из эскиза спектакля «Совершенно невероятное событие. Женитьба». Автор: Николай Германов.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Спектакль. Сцена освещена синим цветом, на ней шестеро мужчин. Они стоят сгрудившись и обнимаются. Все собрались вокруг молодого человека, он склонил голову, закрыл глаза и опустил руки. Один из мужчин стоит позади, показывает руками перед собой крышу дома и что-то произносит. В глубине сцены девушка сидит на кресле и наблюдает за мужчинами. Она одета в длинное закрытое платье, на голове платок.

Все подошли к этому по-разному. Михаил Фейгин от ГИТИСа пришел уже с идеей поставить «Женитьбу» Гоголя. Он сразу же понял, что Даниил Обухов - самый настоящий Подколесин, Света Асанова - Агафья Тихоновна, Саша Монич - Яичница, а Надя Голован - Сваха. Еще не определившись с остальными ролями, он сразу же «схватил» себе Никиту Паничева, Сергея Пекарского и Сашу Похилько. Актеров профессиональных Михаил Фейгин пригласил из числа выпускников мастерской: Рустама Ахмадеева, Инну Сухорецкую и Ирину Латушко - и среди других пришедших на кастинг актеров - Глеба Гервассиева.

Куратор и режиссер Дмитрий Брусникин, режиссер его мастерской Михаил Мокеев и хореограф Ольга Прихудайлова (группа Школы-студии МХАТ) знали, что будет Чехов. После того как они выбрали себе актеров: Ирину Поволоцкую, Александра Похилько, Никиту Паничева, Даниила Обухова - определился и материал - «Чайка». В состав проекта «Чайка» вошли «брусникинцы» Дарья Ворохобко, Алексей Мартынов и актриса спектакля «Прикасаемые» Ольга Лапшина.

Сцена из спектакля «Чайка.Фрагменты». Автор: Николай Германов. На фото актеры Ирина Поволоцкая и Никита Паничев.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Спектакль. На скамье в профиль сидят актриса Ирина Поволоцкая и актер Никита Паничев. Никита одет в коричневые клетчатые брюки и белый свитер. Он держит в руках гитару и смотрит перед собой. Его русые волосы завязаны в хвост, на глаза спадает челка. Ирина одета в черное короткое платье и черную шаль с вышитыми цветами красного цвета. У нее короткие красные волосы и ярко-красный маникюр. Она склонила голову и водит по ладони кисточкой.

Михаил Борисов и Светлана Опаленик хоть и дольше других выбирали пьесу для постановки, но сразу же выбрали для нее главного актера - Алексея Горелова, а также других участников: Дмитрия Сенина и Алексея Пономарева. После нескольких занятий стало ясно, что для постановки с участием этих актеров лучшим художественным материалом будет «Кармен» А. Мериме. В основе выбора - метафора «Когда мы любим, мы слепы и глухи», и участие слепоглухого актера в роли Хосе сразу стало оправданным. Позже появился рассказчик-Хосе - Сергей Прушинский. В команду вошли также профессиональные актеры Анора Халматова, Кирилл Быркин, хореограф Джон Шенгелия, танцовщик Михаил Видякин.

В середине октября началась работа - занятия и тренинги по актерскому мастерству, речи, пластике, читки пьес. Для занятий были приглашены преподаватели театральных школ. В процесс также незримо включились психологи, которые помогали постановщикам и театральным педагогам решать различные проблемы.

На фото: Анора Халматова, Алексей Горелов и Сергей Прушинский, сцена из спектакля «Кармен». Автор: Николай Германов

Тифлокомментарий: цветная фотография. Спектакль, сцена с черными полом, кулисами и задником, на ней три артиста, все в черной одежде. Впереди танцуют мужчина и женщина. Мужчина плотного телосложения в джинсах, высоких шнурованных ботинках и свободной футболке стоит, широко расставив ноги, и на вытянутой руке держит женщину за руку, глядя ей в глаза. Женщина кружится, держа свободной рукой подол длинной юбки. Юбка поднимается и завивается в движении. У женщины густые черные волосы до плеч, прямая спина, корпус повернут к партнеру. В глубине сцены за ними наблюдает мужчина черной одежде в инвалидной коляске.

С середины ноября до 7 декабря были репетиции эскизов спектаклей, которые уже 9 декабря показали зрителям и экспертам Егору Бероеву и Сергею Безрукову в Москве, 15 декабря в Санкт-Петербурге в рамках Международного культурного форума в театре им. Ленсовета, а 21 декабря в Театре Наций - зрителям и международному экспертному совету, в который вошли режиссеры Ян Стеллинг, Адриан Джонсон, Андрей Могучий, Роман Феодори, Руслан Маликов, Виктор Рыжаков, Наталья Попова, критики Елена Ковальская, Павел Руднев, Анна Банасюкевич, Роман Должанский. По мнению совета, спектаклем, в котором больше всего сочетались и художественное решение, и инклюзия, и новаторство, была «Женитьба» группы ГИТИСа. На него было выделено финансирование для создания полноформатной постановки. Но другие эскизы мы договорились продолжать в режиме лабораторий и репетиций в рамках учебного процесса школы. В итоге спектакль «Совершенно невероятное событие.Женитьба» был показан в мае 2016 года в Театре Наций. Премьера спектакля «Кармен» состоялась в Санкт-Петербурге в Эрмитажном театре в апреле 2016 года, а «Чайка. Фрагменты» дебютировала на фестивале «Мелиховская весна» в конце мая 2016 года.

Так эскпериментально началась работа первой инклюзивной театральной школы в России. Все участники проекта и педагоги составили основу будущей «Инклюзион.Школы».

В январе 2016 года лаборатория стала называться школой. Нашей задачей было сформировать программу и план развития на ближайшие годы не только в Москве, но и в регионах. Куратором школы стал Дмитрий Владимирович Брусникин, а регулярные занятия по актерскому мастерству, пластике, речи и вокалу проводили педагоги ГИТИСа, Школы-студии МХАТ и дружественных инклюзивных студий. Основу учебной группы составили 25 участников проекта «Инклюзивная театральная лаборатория «Со-единение». Знания и навыки, полученные на занятиях, студенты применяли на практике, продолжая работать над спектаклями. Школа стала также платформой для творческих экспериментов, которые впоследствии выросли в проекты.

Приходили новые люди с новыми идеями. Актрисы Екатерина Дар и Марина Бойко предложили волонтерский проект - занятия по клоунаде и импровизации, на основе которых спустя несколько месяцев на отчетном мероприятии школы показали перформанс «Акрямря». Так же из эксперимента родился масштабный проект 2017 года «Живые картины». Он начался с лаборатории «Живые картины» в Екатеринбурге, куда спектакль «Прикасаемые» ездил с гастролями в мае 2016 года. Поскольку уже были планы создать в будущем сеть инклюзивных театральных школ в регионах и в частности в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге, мы использовали возможность познакомиться с потенциальными участниками и педагогами и показать, как работает школа. Тогда к нам пришли всего три слепоглухих участника, среди которых были нынешние ученики «Инклюзион.Школы» в Екатеринбурге и в три раза больше актеров, режиссеров и театральных менеджеров (Елена Возмищева, Наталья Киселева, Александр Кудряшов, Дмитрий Зимин и др).

Актеры спектакля «Прикасаемые» Ирина Поволоцкая, Алексей Горелов и Алена Капустьян помогали проводить лаборатории. Хореограф Алексей Щербаков и я увидели чудо - как слепоглухие участники через тело и движение могут считывать и выражать сюжеты и образы произведений живописи. Мы ставили простую задачу: развить сюжет и действия до и после момента, зафиксированного на картине, а получили больше, чем ожидали. Поразил этюд «Девочка на шаре» по одноименной картине Пикассо: слепоглухие актеры Алена Капустьян и Алексей Горелов, не видя и не слыша друг друга, создали удивительно гармоничный и синхронный дуэт, существующий на ином уровне - на уровне чувствования сцены, своего тела и друг друга. Это то, чего профессиональные актеры добиваются годами.

В июне в Санкт-Петербурге в Эрмитаже мы повторили двухдневную школу и эту лабораторию с незрячими и слепоглухими участниками из числа читателей библиотеки для слепых и подопечных фонда «Со-единение» также во время гастролей «Прикасаемых». Мои выводы подтвердились: людям с нарушением зрения и слуха не только интересна живопись, но они ее способны глубоко проживать и выражать своим способом. Так появилась идея исследовать восприятие живописи незрячими и слепоглухими людьми и создать спектакль, в котором живопись будет «дышать» вместе с актерами, создавая для них пространство, среду, которая будет подстраиваться под актеров, а не подстраивать их под себя. Такую «живую живопись» создает только один человек в России - Александр Петров. Было очень мало шансов, что он согласится, тем более что была только очень абстрактная идея. Но Александр Константинович сказал «да». Дмитрий Петров, художник живописной анимации и сценарист, как и отец, поверил в идею и придумал концепцию, которая стала основой сценария постановки «Anima Chroma/Живые картины». В октябре-декабре 2016 года мы провели первые семь лабораторий по шедеврам живописи, а в январе уже начались репетиции спектакля.

На фото: фрагмент спектакля «Anima Chroma/Живые картины»

Тифлокомментарий: цветная фотография. Спектакль. На сцене танцуют четыре женщины в свободных одеждах на фоне большого полотна, на которое проецируется абстрактное разноцветное изображение. Слева две женщины замерли, немного отклонившись назад. Они освещены зеленым и красным. Справа одна актриса стоит расслабленно, отклонившись влево с поднятой рукой, будто тянется в сторону. Вторая стоит согнув колени и развернувшись корпусом назад и влево. Правой рукой она опирается о левое колено, а правая нога едва касается пола. Голова опущена вниз. Эта пара освещена розовым и синим. Движения женщин повторяют формы изображения позади них.

В начале 2017 года был создан и центр реализации творческих проектов «Инклюзион». Его главная цель - развитие профессионального инклюзивного театра в России. Тогда же началась и подготовка к открытию региональных театральных школ. Вместе с режиссером Полиной Стружковой, которая взялась в качестве регионального куратора за поиск театральных партнеров и разработку концепции каждой из школ, и исполнительным продюсером Варварой Коровиной мы собрали команды в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, Казани и Новосибирске. Почему мы выбрали эти города? Потому что они выбрали нас - именно здесь мы получили отклик и поддержку.

Екатеринбургская школа начала работу в феврале, Петербургская - в мае, Казанская в июне, а Новосибирская в сентябре. У каждой из них своя специфика, свой фокус. Многое зависело от контекста города, от состава участников, партнеров и спонсоров, готовых поддержать инициативу. В Екатеринбурге сложилась независимая от какого-либо театра команда. В ее основе - участники той первой лаборатории. В Казани получилась история, чем-то напоминающая инклюзивную театральную лабораторию «Со-единение» с самым многочисленным составом участников. Только вместо театральных школ - театры «Угол», им. Камала и ТЮЗ. В Санкт-Петербурге повезло найти партнера-единомышленника в лице Яны Туминой и «Упсала-цирка». А в Новосибирске открыл свои двери театр «Глобус». После года эскпериментальной работы, к февралю 2017 года у московской школы появился постоянный куратор и ведущий педагог - Лариса Никитина. О ее опыте и наблюдениях читайте «Заметки куратора».

Другие части «Заметок продюсера» читайте на нашем портале в сюжете «Дневники продюсера: интересный инклюзивный театр».


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram
Система Orphus