Охота за впечатлениями: в мастерской у скульпторов тактильных моделей

Текст: Лариса Овцынова
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: цветная фотография. Светлое помещение с большими окнами. У окна стоит наклонный стол скульптора, на нем закреплены две прямоугольные дощечки с барельефами из темно-зеленого скульптурного пластилина. Слева на столе модель иконы Архангела Михаила. Фигура высокого человека в доспехах с крыльями за спиной и круглым нимбом вокруг головы. В левой руке архангел держит подняв вверх меч, а в правой - ножны. Справа барельеф по картине «Материнство» Пикассо. Женщина сидит на лавке и держит на коленях младенца, склонив к нему голову. На ней длинное белое платье, распахнутое на груди. Женщина кормит младенца грудью, склонив к нему голову. Над столом нависает лампа с зеленым плафоном. Перед столом две женщины в темных очках. Одна из них - Лариса Овцынова - тактильно осматривают барельефы. Рядом у окна стоит скульптор Ольга Шу. На длинном столе у окна лежат дощечки с барельефами, папки, стоит круглая тепловая пушка желтого цвета.

Скульпторы Ольга и Михаил Шу создают тактильные модели и копии произведений искусства для российских музеев. Колумнист «Особого взгляда» Лариса Овцынова побывала у них в мастерской.

Воскресным днем я совершила необычное путешествие. Со мной поехали двое самых стойких друзей. С нашими радушными хозяевами мы встретились у метро Тушино и углубились в промышленный район, кажущийся непосвященному хаосом. В конце концов прошли широкими коридорами бывшего НИИ, собравшего под своей крышей самые разнообразные заведения, и оказались в мастерской скульпторов Ольги и Михаила Шу. Скульпторы это, однако, необычные. Занимаются они созданием тактильных моделей для различных музеев. Такие модели нужны для того, чтобы незрячие люди могли наиболее полно воспринимать произведения живописи и скульптуры.

Это не первая наша встреча с Ольгой и Михаилом. Бывая на сопровождаемых тифломоделями экскурсиях в музее «Гараж», я знала, что их автор Ольга. А на занятиях по истории развития живописи в том же «Гараже» мы познакомились с Ольгой и Михаилом лично. Скульпторы много работают для ГМИИ имени Пушкина, активно сотрудничают с музеем «Гараж», Музеями Московского кремля, Музеем истории Выксунского Металлургического Завода (АО «ВМЗ»).

Пока мы наслаждаемся чаем, который приготовила для нас гостеприимная пара, я интересуюсь, как Ольга и Михаил пришли к своей редкой профессии. Как это часто бывает, все произошло вопреки намеченному плану. Начинает рассказывать Ольга: «Я готовилась к поступлению в МГУ на психолога. По субботам ходила лепить в художественную школу, в которой раньше училась. Преподаватель твердил, что мне надо быть скульптором. Ну, и сработало. Я поступила в Московскую государственную художественно-промышленную академию имени С.Г. Строганова на факультет монументально-декоративной скульптуры. Профессия предусматривает создание монументальной и парковой скульптуры, оформление зданий, станций метро. После окончания учебы я уже готова была работать по профессии, но получила травму руки. Нельзя было даже мыть посуду, не говоря уже о более серьезном напряжении мышц. Чтобы не сидеть дома и быть ближе к искусству, пошла работать в музей «Гараж» смотрителем. Тут вмешался случай: разговорилась с Галиной Новоторцевой, которая на тот момент занималась инклюзивными программами в музее и искала скульптора для исполнения тактильных моделей. Меня увлек этот процесс. Так все и началось».

Михаил готовился стать специалистом по роботам и робототехническим системам, но еще во время учебы познакомился с Ольгой. Ей требовалась помощь в создании учебных скульптур, ведь любая скульптура, по словам Ольги, это маленький завод. В ее исполнении участвует много специалистов технического профиля, в первую очередь инженеры. А Михаилу всегда легко давались инженерные разработки. Так и вышло, что они с Ольгой начали сотрудничать. Когда же Ольга стала заниматься созданием тактильных моделей, Михаил тоже подключился к этому делу. Так и образовался замечательный, такой дружный, слаженный творческий и человеческий тандем.

Согревшись чаем и узнав, как все начиналось, наша компания отправилась в путешествие по мастерской. Сразу хочу сказать, что это своего рода тоже произведение искусства Михаила: все верстаки, шкафы и другие рабочие поверхности и приспособления сделаны его руками. Все пространство организовано максимально рационально и удобно, есть даже качели и гамак.

Тифлокомментарий: цветная фотография. На столе лежит гипсовая дощечка с пластилиновым барельефом с картины Портрет Ольги в кресле Пикассо. На барельефе женщина в длинном платье сидит в кресле, левая рука лежит на коленях, правая на изголовье кресла. Волосы женщины собраны сзади, у нее большие глаза и прямой нос. Рука снимает с рельефа пласт пластилина так, что на дощечке остается только голова и ровный слой пластилина на месте тела и кресла. Рядом с дощечкой лежат фигурный валик и скульптурный стек. Сбоку стоит стакан.

Первое, что мы осматриваем, – это настоящий конструкторский кульман, где Ольга лепит будущую модель из скульптурного пластилина. Для этого в ее распоряжении имеется целый арсенал инструментов: шпатели, палочки, иголочки, лопаточки. В процессе лепки Ольга опытным путем находит наилучший вариант изображения. Она сама проводит тесты - закрывает глаза и обследует свою работу, определяя, все ли понятно.

В последние минуты у кульмана я поучаствовала в разрушении готовой пластилиновой модели – мастер-модели. Ольга вручила мне широкий шпатель, и я буквально расчленила фигуру на кусочки. Было очень жалко, но так надо: пластилин послужит для создания новой работы.

После изготовления пластилиновая модель заливается специальным скульптурным силиконом. По периметру ставятся бортики - получается форма с углубленным зеркальным, или отрицательным, изображением. В нее уже заливают материал, из которого будет изготовлена модель. «Вначале Ольга работала с гипсом, но это материал ненадежный. Он может разбиться, и при тактильном осмотре его можно повредить даже ногтем» - рассказывает Михаил. Поэтому на смену гипсу пришли пластик и полиуретан.

Здесь начинаются владения Михаила. Для каждого вида работ - свой верстак, своя зона. Материал для заливки взвешивается на весах, заливается в вакуумную камеру, откуда под давлением подается в форму. Пластик при заливке имеет консистенцию растительного масла и застывает через 20 минут. Резина же напоминает сметану, ей для затвердевания нужно уже четыре часа.

Эксперименты продолжаются. Создаются работы, где используется комбинация материалов. Такова модель работы Такаси Мураками из серии «Тайм Бокан»: один череп стоит на другом, и они соприкасаются макушками. Нижний череп изготовлен из резины, верхний - из пластика. В такой же технике планируется создать модель картины Хокусая «Большая волна», где волна будет из мягкого материала, а лодки - из твердого. «Таким образом могут лучше сохраняться свойства мастер-модели Ольги», - делится Михаил.

Используются в работе и дополнительные материалы. Если на картине изображены цепочки или браслеты, они изготавливаются из металла. Для отливки «Качелей» Фрагонара использовались настоящие веревки, для фигуры крестьянина с картины Малевича - металлические цилиндры, для изображения арок в «Благовещении» Фра Анжелико также использованы металлические элементы.

Тифлокомментарий: цветная фотография. На белом столе лежит вырезанная по контуру репродукция женской фигуры с младенцем на коленях с картины Пабло Пикассо «Мать и дитя» 1921 года. Мать склонила голову к младенцу и бережно придерживает его обеими руками с непомерно большими и толстыми пальцами. Пропорции фигур деформированы, укрупнены и словно растянуты. Рядом на гипсовой доске - рельефная копия изображения из серого скульптурного пластика. Лицо женщины на рельефной копии тактильно осматривают руки с тонкими пальцами. На левой руке - фитнес-трекер.

Постепенно жидкая масса приняла твердые, вполне четкие формы. Модель вчерне готова. Теперь подробно прорабатываются фактура и рельеф ее деталей.

В сопровождении хозяев мы движемся дальше, и переходим в зону покраски. Здесь находится компрессор с краскопультом. Сейчас процесс покрытия состоит из наложения грунта, собственно покраски и покрытия лаком. Краски используются наиболее стойкие к внешним воздействиям - на данный момент это автомобильные покрытия. Михаил и в этой области постоянно экспериментирует, ищет новые составы. Недавно я побывала в ГМИИ имени Пушкина. На экскурсии была представлена тактильная модель картины Анри Руссо «Муза, вдохновляющая поэта». Она была покрыта лаком, который проходит сейчас у Михаила тестирование. Есть отзывы, судя по которым, при обследовании модели с этим покрытием руки немного потеют. Я сама ничего такого не заметила. От этого лака Михаил решил отказаться.

Покрасить в случае тактильных моделей не значит раскрасить. Они в первую очередь предназначены для тактильного восприятия, поэтому исполнены в белом, бежевом и сером тонах. Михаил уточняет: «Действует и такой принцип: если модель находится постоянно в пространстве музея, то она делается однотонной, чтобы не отвлекать внимание посетителей от оригинала. Если же работы приносятся на конкретную экскурсию, то они могут быть выполнены в цвете. Цвета по возможности подбираются контрастные, что делает модели более удобными для восприятия слабовидящими людьми. Такие работы есть в «Гараже», и для Музеев Кремля мы делали иконы в цвете».

Перед покраской изделие отправляется на последнюю обработку. Его шлифуют с помощью шлифовальной машины. Все стадии изготовления объектов, за исключением лепки мастер-моделей, либо шумные, либо пыльные, либо сопровождаются весьма резкими ароматами, поэтому все помещения оборудованы вытяжками, а работать приходится в защитной маске и очках.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Групповой портрет в мастерской. Слева направо стоят Лариса, две другие гостьи мастерской, Ольга и Михаил. Лариса держит в руках синюю тактильную модель гравюры Хокусая «Большая волна», вторая женщина в очках держит белую тактильную модель картины Тициана «Саломея с головой Иоанна Крестителя на блюде». Все улыбаются.

Скульпторы создают не только адаптированные модели произведений искусства, но и слепки. Такова копия «Богоматерь со свитком», снятая с подлинного чугунного рельефа. Она сделана для Музея истории Выксунского металлургического завода, что в Нижегородской области.

После того как новая работа успешно прошла все испытания, к ней присоединяют болты. С их помощью она будет занимать устойчивое положение в упаковке, а на выставке надежно крепиться к нужной поверхности. Теперь произведение, в которое было вложено так много творческой энергии и труда, может отправиться к людям, которым оно необходимо и которые так его ждут!

Процесс создания тактильных моделей и копий - как плоских, так и объемных - связан со многими тонкостями, которые необходимо учитывать. Вот что говорит об этом Ольга: «Надо понять, что для скульптора тактильных моделей ошибка непростительна. Если визуально, да еще на приличном расстоянии неточности исполнения и различные шероховатости могут быть незаметны, то при тактильном осмотре все тайное сразу становится явным. Кроме того, нельзя позволить дать незрячему неточную информацию, ведь его восприятие и без того затруднено». А еще, считает Ольга, надо суметь убить в себе художника - на время, разумеется. «Надо не перестараться. Не все, что видишь, нужно переносить в модель. Важно отделить главное от второстепенного и не перегрузить ее деталями, затрудняющими восприятие незрячего, - объясняет она. - Например, на модели картины Фрагонара «Качели» нет необходимости изображать всю буйную растительность. А иногда, наоборот, надо что-то подчеркнуть, не выходя, конечно, за рамки оригинала».

Ольга рассказывает, что училась всему на практике, ведь пока у нас нет конкретных руководств по изготовлению тактильных моделей и копий, есть лишь работы тифлопсихологов по тактильному восприятию в целом. Ольга с Галиной искали, экспериментировали, ходили на выставки, приглашали незрячих людей тестировать работы. «Первые модели было делать нетрудно. Это оказались круглые скульптуры для выставки Луизы Буржуа в «Гараже». И произошло это почти четыре года назад», - вспоминает Ольга.

Тифлокомментарий: цветная фотография. На столе, покрытом белой тканью, беспорядочно разложены белые пластиковые тактильные копии с изображением стены Грановитой палаты, царского трона из Успенского собора, Богоматери с младенцем на руках, архангела Михаила и другие. Некоторые копии представлены в нескольких экземплярах. На дальнем углу стола лежит раскрашенная пластиковая копия изображения успения Богородицы.

Ольга и Михаил открыты для нового опыта. На конференции «Музей Ощущений» в музее «Гараж», посвященной вопросам доступности культурной среды, познакомились с представителями Парижской фирмы Tactilestudio. Ее филиалы появились уже в Германии и Канаде. При создании работ используются передовые технологии: лазерная фрезеровка, 3D-печать. Михаил рассказывает: «Они монтируют целую станцию, где представлена и вещь в целом, и ее фрагменты, и детали, и материалы, которые использованы. Но им лучше удаются архитектурные проекты и круглая скульптура - в работах на плоскости слишком низкий рельеф и в основном силуэтное изображение».

Подводя итог нашей встрече, Ольга заявляет: «Моя профессиональная судьба сложилась лучше, чем планировалось. Мы реализуем свой творческий потенциал, постоянно обогащаем запас знаний и впечатлений. Работа с тактильными моделями заставляет гораздо внимательнее всматриваться в произведения искусства, чтобы не ускользнула ни одна деталь».

Мы расставались со скульпторами, полные новых знаний и впечатлений. Если есть такие люди, значит, все мы сможем больше наслаждаться прекрасным миром искусства!

Другие колонки Ларисы Овцыновой читайте в ее авторском блоге на портале «Особый взгляд».


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus