От первых нот до большой сцены: как незрячие люди учатся музыке

Текст: Марина Кутузова

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. Руки исполнителя на клавишах фортепиано.

Музыка – это не только вид искусства, но и один из способов реабилитации и социализации слабовидящих и незрячих людей. Музыкальное образование состоит из трех ступеней: школы, колледжа и вуза. Некоторые из них открывают отделения для слабовидящих и незрячих людей. Кроме того, существуют учебные заведения, созданные специально для таких учеников. О музыкальном образовании в России читайте в статье информационного портала «Особый взгляд».

Методы и условия работы с незрячими и слабовидящими людьми педагоги обсуждали на конференции в Москве. Она прошла в феврале в музыкальной школе имени В.В. Стасова в рамках открытого фестиваля для детей и юношества с ограниченными возможностями здоровья «Мой свет – музыка». Его уже в пятый раз организует музыкальная школа имени Р.М. Глиэра. Рассказать о своих учениках и образовательных учреждениях приехали педагоги из разных регионов страны.

Первая ступень – школа

Первое серьезное знакомство с музыкой происходит в музыкальных школах. Однако далеко не каждая из них принимает учеников с нарушением зрения. По словам опытных педагогов, к таким детям нужен особый подход, у них свои темп и способы усвоения материала. Во многом это связано с невозможностью читать обычные плоскопечатные ноты и заглядывать в них во время репетиций. Незрячим ученикам приходится изучать нотную грамоту Брайля и запоминать произведения сразу наизусть. При этом многие дети с нарушением зрения музыкальны от природы, говорят педагоги. Поэтому в музыке незрячие люди нередко достигают успеха.

Сегодня в России есть только одна полностью специализированная музыкальная школа для слепых и слабовидящих детей. Она находится в городе Армавир Краснодарского края. Школу открыли в 1989 году по инициативе незрячего баяниста и педагога Алексея Сухорукова при местном интернате для слепых детей. Ребят здесь учат играть на баяне, аккордеоне, фортепиано, домре, балалайке, гитаре, виолончели, ударных инструментах, а также петь в хоре и сольно.

Методику работы с незрячими детьми педагогам приходилось придумывать фактически с нуля. Они ввели специальные предметы: «нотная система Брайля», «чтение нот по Брайлю», «печатание нот рельефно-точечным шрифтом». Поскольку для такой работы не было ни учебников, ни программ, преподаватели сами стали изучать брайлевский шрифт и писать пособия.

В начале 1990-х в школу решили набирать детей без инвалидности – создалась ситуация так называемой обратной инклюзии. Теперь зрячие дети учатся здесь вместе с незрячими и играют в одних ансамблях. Все уроки проходят в инклюзивных группах, кроме сольфеджио, на которое у учеников с нарушением зрения уходит больше времени. Однако, если учителя видят, что незрячий ребенок опережает сверстников и может работать на одном уровне со зрячими детьми, его переводят в другую группу. Для самых одаренных педагоги составляют индивидуальные программы обучения.

За три десятилетия учителя и ученики армавирской школы достигли очень многого. Дети с нарушениями зрения участвуют и побеждают в музыкальных конкурсах, поступают в колледжи и вузы, а некоторые выбирают музыку главным делом жизни. Среди успешных выпускников школы, например, джазовый пианист, певец и композитор Олег Аккуратов, в прошлом году занявший второе место в финале престижного конкурса Sarah Vaughan International Jazz Vocal Competition в США. Армавирскую школу окончили и вокалистка Нафсет Чениб, о которой мы писали ранее, артистка Московского театра оперетты Ольга Козлова, преподаватель Российской государственной специализированной академии искусств Олеся Гринько и другие.

«Сказать, что у нас программы адаптированные, я не могу. Требования остаются одинаковыми и для зрячих, и для незрячих детей. Никакой речи о снижении планки у нас нет. И, может быть, поэтому наши дети, заканчивая обучение, поступают в средние и высшие учебные заведения, получают профессиональное образование», – рассказала бессменный директор школы Александра Куценко.

По ее словам, педагоги намеренно не акцентируют внимание на том, чтобы ученики после окончания школы шли исключительно в специализированные училища и вузы. «Дети поступают в учебные заведения для зрячих, принимают участие в конкурсах для зрячих и, должна сказать, побеждают», – сказала Александра Куценко. Она добавила, что музыканты с особенностями зрения часто прекрасно адаптируются в жизни: существуют музыкальные коллективы, в которых играют только незрячие люди.

Незрячие и слабовидящие дети, мечтающие о большой карьере, едут в Армавир со всей страны. Но помимо специализированной школы есть несколько обычных учебных заведений, которые тоже набирают учеников с проблемами зрения. В Москве, например, уже 22 года дети с инвалидностью могут учиться в музыкальной школе имени Р.М. Глиэра. Наравне со зрячими учениками они участвуют в творческом процессе: поют в хоре, играют в ансамблях, осваивают инструменты, изучают сольфеджио, музыкальную теорию и историю музыки. В школе есть класс, оборудованный для занятий с такими учениками, где, например, можно прикоснуться к тактильным портретам композиторов.

Тифлокомментарий: цветная фотография. На серой стене подвешены черно-белые фотографии. На одних фотографиях молодой человек играет на гитаре, на других — девушка за фортепиано. Между снимками подвешены листы А4 с текстом, на одном из них текст набран шрифтом Брайля, его читает руками девушка в сером джемпере поверх белой рубашки, ее длинные каштановые волосы убраны в хвост.

Еще одна московская школа, где учатся дети с инвалидностью по зрению, - ДШИ имени Е.Ф. Светланова. Недавно она заключила соглашение со школой-интернатом № 1 для незрячих детей: эти заведения находятся рядом и теперь вместе обучают начинающих музыкантов. Их воспитанники тоже получают награды самых разных конкурсов и фестивалей, а выпускники становятся профессиональными исполнителями и педагогами.

Кроме того, на базе московской коррекционной школы-интерната №2 уже несколько лет работает филиал музыкальной школы имени Дунаевского. С детьми занимаются педагоги по фортепиано, гитаре, вокалу и другим направлениям. Классы для незрячих и слабовидящих учеников также есть в музыкальных школах Санкт-Петербурга, Саратова, Ростовской области, Татарстана и других регионов.

Вторая ступень – колледж

Если выпускник музыкальной школы стремится продолжить обучение, его ждет следующая ступень образования – училище или колледж. С незрячими людьми работают в нескольких учебных заведений, но специализируется на этом только одно – Курский музыкальный колледж-интернат слепых. Он вырос из музыкальной школы, основанной в 1945 году для людей, потерявших зрение на войне. За годы работы образование здесь получили более двух тысяч человек. Одновременно в колледже занимается около 100 студентов, с которыми работают порядка 50 преподавателей. Музыкантов учат на дирижерско-хоровом, инструментальном и вокальном отделениях.

Колледж оснащен современной техникой, в том числе брайлевским принтером, на котором можно печатать ноты для занятий. Однако не все, кто приходит сюда учиться, владеют такой нотной грамотой: учить ее довольно сложно, долго, и не всем она дается. Это преподаватели называют одной из главных проблем. «Инклюзивное образование наложило свой отпечаток, и массовое закрытие школ-интернатов привело к тому, что студенты, приходящие к нам, не в полной мере владеют этими навыками (чтения по Брайлю - прим. ред.), – рассказал заместитель директора по воспитательной и социально-реабилитационной работе курского колледжа Александр Ананьев. – Каким образом мы выходим из ситуации: у нас в штате есть два переводчика нот и два преподавателя рельефно-точечного шрифта, которые занимаются со студентами».

В колледже также обучают людей, потерявших зрение в зрелом возрасте. «Здесь музыкальная школа, к сожалению, помочь уже никак не может, и приходится нам работать с такими людьми. Как говорят наши преподаватели, приходится вмещать ведро в стакан, то есть за четыре года осваивать все, что возможно», – отметил Александр Ананьев. При этом он подчеркнул, что даже в таких случаях можно добиться высоких результатов: некоторые взрослые выпускники стали успешными музыкантами.

Слабовидящие и незрячие музыканты поступают и в другие учебные заведения, в том числе музыкальный колледж при Московской консерватории имени П.И. Чайковского и Музыкальное училище имени Гнесиных. Однако, чтобы учиться в неспециализированном колледже или вузе, нужно быть готовым к ряду трудностей. Во-первых, там педагоги чаще всего не имеют опыта работы с незрячими и слабовидящими студентами, из-за чего порой относятся к ним настороженно. Во-вторых, в них часто не бывает специальной литературы, и ученикам приходится самим искать доступные пособия. Да и простейшие удобства, о которых задумываются в специализированных школах, колледжах и вузах, здесь отсутствуют.

О том, как непросто бывает студенту с инвалидностью по зрению в обычном учебном заведении, рассказала преподаватель музыкальной школы имени Р.М.Глиэра Анна Шагаевская. Она сама получила образование в семи разных местах. «Учиться в обычном учебном заведении очень трудно. Вам потребуется доказывать, что вы это можете. Никто никому не создаст условия. Даже если создадут, сделают это не очень хорошо и даже могут попытаться избавиться от человека. Ему могут ставить пятерки и при этом занижать требования. А потом возникнут вопросы: почему меня на работу не берут, у меня красный диплом», – отметила Анна Шагаевская.

По ее словам, начальное образование ученикам с инвалидностью по зрению лучше получать в специальных музыкальных классах, поскольку времени на обучение потребуется больше. А дальше все зависит от человека. «Если ты готов учиться в обычном учебном заведении, замечательно, но ты должен быть готов сам объяснить, как тебя учить, ты должен сам предложить способы с тобой работать», – подчеркнула Анна Шагаевская.

Третья ступень – вуз

На фото: Российская государственная специализированная академия искусств в Москве.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Четырехэтажное кирпичное здание с выделенной центральной частью и гербом на крыше. Подъезд обозначает портик высотой в один этаж – это выступающая часть здания в виде четырех колонн и перекрытия. На перекрытии золотистая надпись «Государственный специализированный институт искусств» и скульптурный декор сверху. У здания припаркованы автомобили. На переднем плане видны голые ветви деревьев.

В системе высшего образования тоже есть уникальное учебное заведение – Российская государственная специализированная академия искусств на западе Москвы (Резервный проезд, дом 12). На музыкальном факультете академии созданы оркестр народных инструментов, камерный оркестр и настоящий оперный театр с опытными дирижерами, режиссерами, оркестром, концертмейстерами, солистами, гримерами, художниками-декораторами, костюмерами, реквизиторами, бутафорами, осветителями и техническими работниками сцены. В репертуаре артистов - оперы Чайковского, Моцарта, Римского-Корсакова, Верди, Пуччини, Мусоргского, Прокофьева.

В академию берут учиться не только людей с инвалидностью. Здесь, как и в армавирской школе, пришли к принципу обратной инклюзии. При этом стать студентом совсем не просто: конкурс на инструментальном отделении достигает семи человек на место, рассказала декан музыкального факультета, заведующая кафедрой инструментального исполнительства Юлия Антонова. Но те, кто успешно проходят конкурсные испытания, выступают на престижных сценах вместе с самыми знаменитыми коллективами.

Музыкантов учат по специальностям музыкально-театральное искусство, инструментальное исполнительство (фортепиано, струнные и духовые инструменты) и звукорежиссура. Обучение ведется пять лет. Некоторым абитуриентам удается попасть еще и на подготовительное отделение.

«В большинстве случаев те ребята, которых мы берем на подготовительное отделение, попадают в число студентов. Они получают стипендию и обеспечиваются общежитием. Мы считаем, что это очень полезная вещь. Когда приезжает слепой ребенок и попадает в общежитие, первый год у него вылетает совершенно. На него наваливается такое количество предметов, что освоить их, еще и чувствуя себя спокойно в бытовом смысле, он совершенно не может. Первый год они медленно входят в этот ритм, учатся ощущать себя в новом пространстве», – говорит Юлия Антонова.

По ее словам, это отделение также может помочь абитуриенту компенсировать этапы музыкального образования, которые он пропустил в силу тех или иных форс-мажорных обстоятельств.

Слабовидящие и незрячие студенты поступают в Российский институт театрального искусства, Московскую хоровую академию Московский педуниверситет, Краснодарский институт культуры, Воронежский институт искусств, Ростовскую-на-Дону государственную консерваторию и другие вузы с музыкальным уклоном. Изучить список учебных заведений, куда принимают студентов с инвалидностью, можно на сайте инклюзивноеобразование.рф.

Особенности обучения

Тифлокомментарий: цветная фотография. Руки изучают рельефно-графические ноты. На черной странице представлен цветной нотный стан: желтые линейки, голубые нотные знаки и розовые ноты.

Чтобы научить человека с нарушением зрения играть на музыкальном инструменте, стандартных приемов часто не хватает. Каждый педагог, занимающийся с такими учениками, находит свои способы донести знания и закрепить пройденный материал. В первую очередь все они подчеркивают необходимость изучения нотной грамоты Брайля, без которой о серьезном обучении не может идти и речи. Своими секретами мастерства на конференции, посвященной музыкальному образованию незрячих, поделились учителя московской школы имени Р.М.Глиэра.

Преподаватель класса скрипки Софья Турковская рассказала, как совмещает в своей работе музыкальный Брайль с собственными записями на диктофон. «Помимо того что я играю на инструменте, я называю каждую ноту, к ней я называю определенный палец, если есть варианты, я называю длительность ноты и еще при этом, в какую сторону и сколько вести смычком. И в конце обязательно проигрываю кусочек так, как он должен в идеале звучать», – отметила преподаватель.

По ее словам, главное в обучении незрячих детей – найти подход к каждому. «Очень важно с этими детьми начинать с установления доверительных отношений, потому что, поскольку нет зрительного контакта, всегда присутствует контакт тактильный и звуковой. И они должны доверять человеку, который все время их трогает», – добавила Софья Турковская.

Преподаватель класса фортепиано Елена Рукавишникова говорит, что среди незрячих учеников часто встречаются дети с ДЦП. Научить их хорошо играть очень непросто, поскольку они довольно быстро теряют приобретенные навыки. Однако занятия на фортепиано крайне полезны таким детям и очень лечебны, считает педагог. Уроки игры на фортепиано Елена Рукавишникова начинает с того, что учит незрячих детей ориентироваться на клавиатуре по черным клавишам. «Можно придумать разные игры. Например, у нас пальчики разведчики-лазутчики, они тихо пересекают местность, исследуют ее и докладывают по рации: здесь «сарай» (две черные клавиши), здесь «дом» (три черные клавиши). Черные клавиши мы называем высокими, а белые низкими. В конце концов, дети приучаются к терминам «черные» и «белые», – рассказала преподаватель.

Учебников, систематизирующих и обобщающих подобные методики, сегодня в России не существует. На конференции педагоги договорились обменяться опытом и попробовать создать единый центр, который мог бы координировать их деятельность и собирать разные наработки.


Поделиться событием:

Блок с фотографиями из Instagram
Система Orphus