Невидимая мода: как незрячие дизайнеры и модели борются с темнотой жизни

Текст: Евгения Каплиева-Дьякова, Полина Зотова
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: коллаж. На серо-голубом фоне с белыми звездами в ряд начерчены четыре выкройки: две половинки спинки и две половинки переда изделия. Основные и вспомогательные линии, вытачки и надсечки белого цвета. Справа внизу надпись «Любовь» шрифтом Брайля.

На первых же страницах исследования «Империя эфемерного. Мода и ее судьба в современном обществе» (1987) французский профессор философии и социологии Жиль Липовецкий вводит понятие «феерия видимости». Действительно, одежда веками служила очевидным для зрячего человека социальным маркером, показателем достатка или средством обольщения. И если главный драйвер процессов фэшн-индустрии — производство, постпроизводство и потребление — пролегает в визуальной области, то как понимают моду незрячие люди?

О том, как люди с нарушением зрения подбирают одежду и организуют систему хранения в гардеробе, можно узнать из материала Марины Кутузовой «Секреты привлекательности: как незрячие люди создают свой имидж». А в этой статье мы расскажем, как сшить платье вслепую, зачем дизайнеры создают коллекции для людей с инвалидностью по зрению и может ли модель передвигаться по подиуму на ощупь.

Незрячие модельеры

Зимой 2019 года дизайнер Сергей Ермаков представил свою новую коллекцию «Сквозь тернии к солнцу» — первую за несколько лет. Самый дорогой украинский модельер работал над ней целый год: все роскошные женственные платья отшивались вручную в единственном экземпляре. Ермаков придумывал платья с детства. Его мама, по образованию инженер-конструктор, работала в проектном институте, но всегда любила шить, и Ермаков многому у нее научился. В одном из интервью он вспоминает, как «в седьмом классе придумал маме на новогодний вечер платье из белого атласа и зеленого бархата. Она шила, я сидел рядом. Помню, как не ложился допоздна, дожидаясь ее возвращения с вечеринки. Только когда услышал, что она лучше всех выглядела, уснул...» После школы Ермаков пошел в швейное училище, затем отучился на портного, два года работал в ателье, после чего открыл собственное дело.

На фото: Сергей Ермаков за работой

Тифлокомментарий: черно-белая фотография на голубом фоне. В помещении стоит модель в платье с корсетом и пышной юбкой. Платье сшито из блестящей ткани, похожей на атлас. Корсет без лямок, с молнией на спине, прострочен на горизонтальные полоски. Юбка состоит из ярусов, пояс и низ каждого яруса прошит черным кружевом. На нижнем ярусе по кругу юбки пришиты кружевные медальоны. Пышную юбку подшивает мужчина. Он одет в джинсовую куртку с меховым воротником, у него короткие темные волосы и квадратные темные очки, он слегка улыбается. Это Сергей Ермаков.

Ермаков в основном работает с клиентками из России и Украины, часто это певицы, актрисы и жены банкиров, послов и депутатов. Именно в платье от Ермакова певица Камалия завоевала титул «Миссис Мира» в 2008 году. Камалия любит вспоминать, как Ермаков предсказал ее победу: «Знаете, что он тогда сказал? Я шью платье для королевы. И я выиграла!».

В 11 лет у Ермакова диагностировали сахарный диабет, сейчас он может различать цвета и видеть силуэты, остаток зрения у него всего 5 процентов. Дизайнер рассказывает, что все модели сначала рождаются в голове, затем он рисует на манекене или «надиктовывает» своей команде. «Потом из десятка придуманных костюмов отметаю девять, а десятый начинаю прорабатывать углубленно».

Ермаков предпочитает натуральные материалы — шелк, кашемир, меха — и часто экспериментирует с сочетанием фактур, например, комбинирует кружево или плетет наряды из тонких полосок шифона. Он подчеркивает, что его коллекция предназначена для прикосновения, ее нужно не только видеть, но и трогать.

«Тактильность» — именно так назвала свою первую коллекцию Бьянка Рафаэлла. Дизайнер представила ее на Лондонской неделе моды в 2016 году. Ей было 20 лет, и на тот момент она только закончила Кингстонский Университет. Бьянка родилась с нарушением зрения: у нее остаточное светоощущение в одном глазу, а в другом периферическое зрение: она хорошо видит по бокам, а в центре — слепое пятно. Также у нее нистагм — непроизвольные колебательные движения глаз, из-за чего зрение фокусируется с трудом. При этом еще в подростковом возрасте она твердо решила, что станет дизайнером одежды. Бьянка Рафаэлла руководствуется фразой Хелен Келлер «Хуже слепоты только иметь зрение, но не иметь собственного видения».

Рафаэлла поясняет, что ее наряды — это метафора того, как она сама воспринимает мир. «Я черпаю вдохновение, исследуя искаженные и асимметричные контуры предметов вокруг. Я перевожу их в дизайн одежды через работу с тканями, наложение нескольких слоев тюля и экспрессивную вышивку — это буквальное отображение того, как движутся мои глаза».

Фото: слева эскиз Бьянки Рафаэллы, справа модель вечернего платья.

Тифлокомментарий: коллаж. Слева на голубом фоне черной-белый схематичный набросок платья. Справа на белом фоне цветная фотография девушки в полупрозрачном воздушном платье в пол. Платье похоже на платье с эскиза. Оно состоит из двух частей — светло-серая юбка и бежевый корсет с лямками и длинным воздушным подолом, который спускается до пола спереди. Девушка стоит, выпрямив спину, опустив прямую руку и наклонив голову. У нее темные кудри по плечи и челка.

Модельер сознательно оставляет свои платья как будто незаконченными эскизами костюмов XIX века. Ассиметричные каскады полупрозрачной органзы и сетки неуловимо преображают силуэт платья при движении и создают хрупкие, незавершенные образы. А сложная текстура вышивки и рельеф шрифта Брайля отображают то, как дизайнер воспринимает мир на ощупь.

Рафаэлла крепит ткани на манекен и прямо на нем сшивает их вручную. «Я использую ткани как материал для создания скульптуры. Я пытаюсь прочувствовать ткань, формируя и размещая ее на женском теле», — говорит она. Модельер ведет аккаунт в Инстаграм, где выкладывает зарисовки и эскизы, а также вдохновившие ее природные формы, текстуры и произведения визуального искусства и архитектуры.

С другой стороны подошли к проблеме тактильности братья Брэдфорд и Брайан Мэннинг — носители болезни Штаргардта и основатели бренда «Два слепых брата». На своем опыте Мэннинги рассказывают, как процесс выбора одежды в магазине может стать пыткой для человека с нарушением зрения. Они решили избавить незрячих покупателей от необходимости думать о бренде, цвете, фасоне, стоимости и сосредоточиться на главном ощущении — фактуре. На этапе запуска бренда братья провели специальное исследование: они полгода тактильно изучали тысячи образцов со всего мира, чтобы выбрать самые качественные и приятные ткани и подходящие пуговицы. В 2016 году они запустили первую линию casual, а за эти три года значительно расширили ассортимент: теперь он включает не только женскую, мужскую и детскую одежду (майки, худи, рубашки и футболки с коротким и длинным рукавом, тренировочные штаны), но и украшения в виде небольших металлических пластин с выгравированными на Брайле словами.

Братья уверенно заявляют: «Это самые мягкие ткани на свете. Поверьте нам, мы слепые». Секрет мягкости тканей прост: бамбук (66%), хлопок (28%) и лайкра (6%). Бамбук придает ткани гладкость и мягкость, хлопок — структуру, а лайкра позволяет изделию держать форму. Все модели отшивают на базе компании «Даласский маяк для незрячих», 70% сотрудников которой имеют нарушение зрения.

Весь доход Мэннинги отправляют на исследования гена, который может остановить болезнь Штаргардта. Только за 2018 год они профинансировали 30 678 часов клинических исследований при поддержке Фонда по борьбе со слепотой.

Тифлокомментарий: коллаж. На голубом фоне цветная фотография. Двое молодых мужчин стоят плечом к плечу и улыбаются в камеру. Мужчина слева одет в голубую футболку, у него короткие темные волосы с сединой и щетина. Мужчина справа одет в темно-серую футболку с длинным рукавом, руки скрещены на груди, у него короткие русые волосы с челкой. Это братья Брэдфорд и Брайан Мэннинг. Позади них на белой стене черный логотип — надпись Two blind brothers в виде таблицы для проверки зрения.

Историю еще одного незрячего модельера Мэйсона Эйвинга читайте в статье Владимира Васкевича «Незрячие бизнесмены: массажные салоны, IT-услуги и фэшн-шоу».

Одежда для людей с нарушением зрения

В 2017 году Школа дизайна Парсонс (Нью-Йорк, США) запустила конкурс с призовым фондом в 5000 долларов на создание инновационной линии одежды, которая расширит актуальные границы и функции дизайна. В конкурсе победила студентка Камила Чирибога с проектом коллекции для людей с нарушением зрения veº. Еще до конкурса девушка некоторое время работала волонтером в центре слепых и слабовидящих в Бруклине. Она часто обсуждала с незрячими людьми, что они носят, как выбирают одежду, как представляют себе то, что на них надето. Она выяснила, что чаще всего одежду за них выбирают родители или помощники, и эта одежда не всегда соответствует их внутренним ощущениям. По результатам интервью с тремя мужчинами-волонтерами из центра слепых и слабовидящих Чирибога разработала комплект повседневной и деловой одежды, которая одновременно была красивой, удобной и функциональной.

Тифлокомментарий: коллаж. На голубом фоне три цветных фотографии в ряд. На первой фотографии мужчина в профиль в голубой хлопковой рубашке с большой овальной заплаткой на локте. На второй фотографии мужчина стоит спиной, на нем синяя куртка из плащовки с принтом в виде линий, похожих на расплывшиеся надписи. На третьей фотографии мужчина стоит спиной в темно-синей куртке с капюшоном, ткань фактурой напоминает джинсу.

Незрячие люди могут испытывать трудности с тем, чтобы не надеть вещи наизнанку. Поэтому у свитеров и курток в коллекции veº нет правильной и неправильной стороны, они двусторонние, а цветовая гамма и материалы подобраны так, что все предметы гардероба легко сочетаются между собой, и любой верх подходит к любому низу. Особое внимание Чирибога уделила подбору фурнитуры. Молнии должны быть прочными, безопасными и легко расстегиваться. Дизайнер ограничила одежду оттенками синего, серого и темно-зеленого цветов, зато разнообразила выбор тканей, что во многом облегчало задачу распознавания вещей. Профессора советовали девушке дополнить одежду табличками на Брайле, что она и сделала. Но из опыта общения с незрячими людьми она знала, что далеко не все умеют читать Брайль: «Я хотела найти универсальный способ и решила использовать текстуру тканей. Каждый цвет в коллекции имеет особую текстуру, и человек может определить цвет на ощупь».

Чтобы незрячий человек мог самостоятельно выбрать одежду, Камила дополнительно разработала систему маркировки: каждый ярлык включает цветовой код, записанный шрифтом Брайля, и QR-код, при сканировании которого через приложение можно прослушать описание одежды. При создании описаний одежды она консультировалась с куратором доступности компании Google и от него узнала основные правила аудиодескрипции. Чирибога планирует и дальше создавать одежду для людей с инвалидностью. Ее главная цель — сделать индустрию дизайна, производства и продажи одежды доступной для всех.

Как и Камила Чирибога, аргентинский модельер Мария Сол Унгар много общалась с людьми с нарушением зрения во время работы над своей первой коллекцией Sonar (2016) — сначала в спецшколе в своем родном городе Неукен, а затем в специализированных учреждениях в Буэнос-Айресе. Как и Чирибога, Унгар стала волонтерить в библиотеке и участвовать в марафонах в темноте. Как и Чирибога, она пыталась обозначить цвет ткани через вышивку, пайетки, бусины и сочетание фактур и искала способы сделать повседневную одежду практичной.

На фото: фрагмент модели Сол Унгар.

Тифлокомментарий: коллаж. На бело-голубом фоне цветная фотография фрагмента модели Сол Унгар. Девушка в черной юбке с кружевной вставкой снизу и вертикальной надписью шрифтом Брайля из бусин золотого цвета. На ноге и правой руке девушки татуировки, массивный браслет и кольцо серебряного цвета, темный маникюр.

Куда незрячему молодому человеку деть трость, когда он приглашает девушку на танец? В одежде Sonar Унгар сделала карманы глубиной 23 сантиметра — оптимальной для того, чтобы можно было убрать складную трость.

Основное отличие между этими двумя подходами в том, что Унгар изначально рассматривала бренд Sonar как универсальный, а не ориентированный только на людей с инвалидностью по зрению. Фактурность ткани может восприниматься и просто как нарядный орнамент на одежде, а глубокие карманы подойдут всем, кто любит носить с собой много вещей.

Литовский модельер и выпускница Вильнюсской академии искусства Ругиле Гумулиаскайте также развивает принципы универсального дизайна. С одной стороны, в коллекции «Вне видения» (перевод на русский — редакция портала) она пробовала найти новый подход к «невизуальной» моде, ориентируясь на пожелания незрячих людей, и больше внимания уделяла лаконичному крою и текстурам ткани. С другой стороны получившаяся линейка с ее минимализмом, ясной орнаментикой, спокойной цветовой гаммой, чистыми линиями и простым силуэтом идеально подходит любителям классики и ценителям приятных тактильных ощущений в одежде.

Гумулиаскайте черпает вдохновение в природе и использует приятные на ощупь натуральные материалы, собирая линейку на любую погоду: серые кашемировые пальто с глубокими карманами, бежевые оверсайз-туники и платья из льна с небольшой добавкой шелка, свободные прямые брюки и тонкие белые свитера из нежного сочетания шелка и шерсти. Основной декоративный элемент коллекции — круги, похожие на увеличенные точки Брайля — по-разному смотрятся в разных моделях. Из сдержанного рельефа на рукавах пальто они превращаются в кокетливые мыльные пузыри на шелковых полупрозрачных рубашках и «набухают» на свитерах, как почки на деревьях.

Тифлокомментарий: коллаж. Слева на голубом фоне цветная фотография девушки в сером с блеском платье свободного прямого кроя до колен с широким длинным рукавом и полуботинках в тон платья. Ее темные прямые длинные волосы ниспадают на грудь. Позади нее белая кирпичная стена. Справа на белом фоне цветная фотография девушки в профиль в сером пальто, на рукаве круги, похожие на увеличенные точки шрифта Брайля.

Эта коллекция имела успех в сообществе людей с нарушением зрения, но пользовалась спросом и у зрячих. «Вне видения» — это хороший пример «устойчивой моды». Это не сезонная одежда, а комплект на все времена года, все элементы которого отлично комбинируются между собой.

Еще одна особенность подхода Гумулиаскайте заключается в создании специального каталога, в котором представлены описания на Брайле и тактильные изображения каждого изделия с принтами, имитирующими узор. Таким образом дизайнер переносит чувственные ощущения на печатную продукцию, чтобы помочь клиентам понять процесс создания и атмосферу каждой вещи.

Тифлокомментарий: коллаж. На голубом фоне цветная фотография. Крупным планом разворот каталога с рельефно-графическим изображением свитера с цветочным принтом. Ниже подпись шрифтом Брайля, которую изучают руки с коричневым маникюром.

Осенью 2018 года в рамках Mercedes-Benz Fashion Week Russia коллекцию «Я вижу сны» представила молодой дизайнер из России Катя Титова. Три опорные точки коллекции — это сны, вода и ресайклинг. Во время работы над линией дизайнер общалась с людьми с нарушением зрения и много размышляла о том, как незрячие люди воспринимают мир и из чего складываются образы их сновидений. Текучесть и изменчивость воды — второй важный референс коллекции. Частично коллекция выполнена руками незрячих людей в коллаборации с Благотворительным фондом «Авоська дарит надежду» — это социально-экологический проект ООО «НКО-сервис» по изготовлению и популяризации авоськи как альтернативы полиэтиленовым пакетам. В проекте Кати Титовой мастера плели платья из старых рубашек UNIQLO. Принципы экологичности и социальной значимости снова возвращают нас к концепции «устойчивой моды», но уже в более повседневном исполнении. В коллекции ожидаемо преобладают оттенки синего цвета и модели с прямыми свободными фасонами.

Наряду с успешными проектами встречаются и случаи, когда дизайнеры чрезмерно «заигрывают» с темой инвалидности без понимания специфики. В качестве примера можно привести трость и очки, вручную высеченные из каррарского мрамора или платья, усыпанные Брайлем, как узором в горошек, японского дизайнера Такафуми Тсурута. С одной стороны, тот же Такафуми Тсурута сделал неоново-зеленую белую трость, показывая, что этот функциональный элемент может стать средством выражения индивидуального стиля. С другой стороны, важно, чтобы за стремлением выразить стиль не была утрачена собственно функциональность вещи. Мраморная трость без наконечника не станет гарантом безопасности, увеличенный и размноженный по всему телу Брайль не расскажет историю.

Футболки с надписями на Брайле

На фото: футболка от Илья Мездрохина.

Тифлокомментарий: коллаж. На бело-голубом фоне цветная фотография парня в черной футболке с бежевой прямоугольником на груди, в нем рельефная надпись шрифтом Брайля. Его темные кудрявые волосы собраны на макушке, он носит прямоугольные очки в черной оправе. Молодой человек улыбается. На фоне густая листва и ясное небо. Внизу на черном фоне белыми буквами написано слово «свобода», буквы «о» написаны шрифтом Брайля.

Для сравнения вспомним два других способа включения надписей шрифтом Брайля в одежду. Незрячий комик Трой Хаммонд, например, в качестве сувениров продает черные хлопковые футболки с белыми рельефными надписями на Брайле на груди. Надписи гласят: «Если вы читаете эту надпись, то это сексуальное домогательство». А русский дизайнер Илья Мездрохин выпустил коллекцию футболок для тех, кому не все равно: на черные футболки нанесены цветные плашки с рельефными надписями шрифтом Брайля. На каждой футболке по одному слову: «свобода», «любовь», «демарш», «х**». Специально для программы «Особый взгляд» молодой дизайнер сделал футболку с надписью «счастье». Мездрохин поясняет концепцию коллекции: «Безразличие — бич нашего века. Мода сейчас — просто визуальный шум, который не несет в себе никаких идей. Я хочу дать людям возможность носить одежду, которая будет говорить, о чем они переживают, хотят сказать или даже прокричать». 10% средств, вырученных с каждой проданной вещи, передаются в Фонд исследований и лечения заболеваний сетчатки.за

Незрячие модели

На фото: модель Аманда Своффорд.

Тифлокомментарий: коллаж. На бело-голубом фоне цветная фотография. Лицо девушки, укутанной в светлый шерстяной шарф. Светлый оттенок кожи и голубые глаза подчеркивают серые тени и красная помада. Это модель Аманда Своффорд.

В последние годы гости модных показов наблюдают разнообразие фигур, возрастов и оттенков кожи моделей. Все чаще дизайнеры рассуждают о том, что индустрия моды утрачивает свой элитарный статус, становится более открыта и бодипозитивна. На подиумах оказываются модели плюс-сайз, беременные женщины, трансгендеры и люди с бионическими протезами. Включает ли эта тенденция к инклюзивности незрячих моделей, или они все так же остаются в стороне?

Если просматривать историю инклюзивной моды, можно заметить, что незрячие модели редко участвуют в фэшн-показах и конкурсах красоты наравне со зрячими. Чаще всего девушки, теряющие зрение, стараются скрывать этот факт, надеясь «протянуть» в индустрии еще несколько лет. Похожим образом сложилась судьба китайской топ-модели Ван Лэйлэй. В юности она променяла высшее образование на модельный бизнес и с 16 до 26 лет блистала на подиуме. Уже будучи моделью, Лэйлэй узнала, что у нее пигментный ретинит — дегенеративное заболевание глаз, из-за которого сильно ухудшается или совсем пропадает зрение. Однако она решила не бросать карьеру и говорила всем, что у нее сильная миопия. Она заранее изучала подиум и старалась либо запоминать количество шагов, либо выходить на дефиле в паре с другими моделями. Затем зрение ухудшилось настолько, что она не могла уследить за знаками режиссера и стала пропускать ключевые показы.

В 2004 году Лэйлэй наконец осознала серьезность ситуации. «Когда я приближалась к краю подиума, я ошиблась в расчетах. Каблук стоял на подиуме, но нога зависла в воздухе. Это было очень опасно... Я не могла позволить себе испортить шоу из-за своих ошибок».

Лэйлэй оставила карьеру модели и попробовала основать собственное агентство, но не справилась с конкуренцией. Она окончательно потеряла зрение после рождения двух детей. Вскоре один за другим умерли ее родители. Она разочаровалась в жизни и пробовала покончить с собой. От шага с подоконника Лэйлэй удержал муж: «Он спросил меня: «Неужели ты нас больше не любишь?». После этого Ванг попробовала начать все сначала и сейчас изучает актерское мастерство в Пекинской киноакадемии. «Это как потерять свою любимую детскую игрушку и снова обрести ее через годы», — говорит бывшая модель.

В 14 лет пигментный ретинит диагностировали и у американки Аманды Своффорд. Тем не менее, в 2004 году Своффорд подала заявку на участие в третьем сезоне шоу Тайры Бэнкс «Топ-модель по-американски». Члены жюри обратили внимание на удивительный ледяной оттенок голубых глаз Своффорд — пигментный ретинит вызвал нарушение пигментации палочек сетчатки. И хотя проблемы со зрением Своффорд представляли некоторую опасность и для нее самой, и для других моделей, искреннее желание девушки попасть в шоу покорило членов жюри. Ее участие в конкурсе стало очень успешным: даже в темных залах Своффорд уверенно шла по подиуму и не сбивалась с центральной линии благодаря блесткам, которыми обозначались края платформы. Девушка заняла третье место в шоу, а после снималась для Levi’s и других брендов и даже работала в России. Своффорд рассказывает, что ее «смущало, что в передаче перед каждым моим комментарием добавляли «незрячая». «Зрение — это ведь только малая часть меня, я гораздо больше, чем моя слепота. Я сумасшедший человек, который танцует, поет и отчаянно хочет веселиться». Зрители оценили обаяние и энергию модели, и в 2008 году ее признали одной из самых заметных участниц шоу.

История Аманды Своффорд инициировала разговор о доступности моды для незрячих. В 2006 году в Ахмедабаде (Индия) прошел показ с участием 30 незрячих непрофессиональных моделей. В течение недели девушки отрабатывали походку и учились правильно держать осанку под руководством хореографов. Они также прошли курс правильного ухода за собой и самостоятельно нанесли макияж.

Организатор показа Мукта Дагли, сотрудник местной некоммерческой общественной организации, поддерживающей людей с нарушением зрения, поделилась своими наблюдениями: «Незрячие исключены из общества, им поручают скучную и низкооплачиваемую работу и отделяют их от восхитительного мира моды».

Одна из участниц рассказала о своих впечатлениях: «Я часто слышала по телевизору о фэшн-шоу и о дизайнерской одежде, но никогда даже не мечтала оказаться на подиуме». Другая девушка добавила: «Мы молоды и красивы. Надеюсь, что мы будем принимать участие и в других показах, чтобы обрести уверенность в себе и бороться с темнотой нашей жизни».

Так обозначилась новая тенденция — сегрегация людей с инвалидностью на специальных модных показах и конкурсах красоты. В 2008 году в реалити-шоу «Незамеченные топ-модели Британии» (перевод на русский — редакция портала) участвовали исключительно модели с инвалидностью. Восемь девушек боролись за модельный контракт, который включал съемку для журнала «Мэри Клер» от знаменитого британского фотографа и режиссера Джона Ранкина, автора портретов Мадонны, Дэвида Боуи, Арнольда Шварцнеггера и даже королевы Елизаветы II. Впрочем, шоу вызвало неоднозначную реакцию публики: некоторые зрители считали, что создатели программы используют инвалидность как аттракцион, другие рассуждали о том, что члены жюри отобрали претенденток с модельной внешностью и маскируют их инвалидность в съемках. В итоге передачу не возобновили после первого сезона.

Участница шоу Джессика Келлгрен-Фозард рассказывает, что от своих родителей-художников она унаследовала любовь к искусству и генетическое заболевание, в результате которого потеряла слух и не видит на один глаз. При этом Келлгрен-Фозард не считает себя человеком с нарушением зрения, поскольку проблем со зрением у нее нет — нарушена работа мозга, который не распознает поступающие из левого глаза импульсы. В шоу девушка заняла третье место, но самостоятельно добилась успеха как блогер, мотивационный спикер и модель. У ее канала в YouTube более 400 тысяч подписчиков. Она поклонница ретро, ее гардероб состоит из платьев, стилизованных под моду 1960-х годов, и она регулярно делает обзоры винтажной одежды и белья. Кроме этого, девушка рассказывает о своей семье, собаках и о том, как жить с инвалидностью, которая не бросается в глаза с первого взгляда.

В 2016 году появился еще один проект для моделей с инвалидностью, на этот раз исключительно по зрению — «Модное шоу для незрячих» (перевод на русский — редакция портала). В портфолио проекта уже три крупных показа: в Нью-Йорке в рамках Недели моды в феврале 2016 года, в октябре того же года во время Недели моды в Париже и на Неделе моды в Дубае в мае 2018-го. Организатор проекта Мириам Чалек поясняет, что цель шоу — бороться со стереотипами в обществе и показать, что незрячие люди могут добиться всего, чего они захотят. Модель Джулианна Дьенарди добавляет: «На самом деле любой человек может стать частью фэшн-индустрии». Попутно на примере личных историй моделей проект демонстрирует, какими разными могут быть нарушения зрения.

Белые трости на подиуме

Один из спорных вопросов — это использование трости на подиуме. Организаторы обычно пытаются применять другие ассистивные техники. На показах «Модного шоу для незрячих» модели ориентируются по рыболовной леске, натянутой между двумя столбиками в начале и конце подиума. Впрочем, сообщество людей с нарушением зрения довольно прохладно отреагировало на такой формат дефиле, потому что он не помогает незрячим девушкам чувствовать себя раскованно и естественно.

В Санкт-Петербурге в 2015 году в рамках проекта «Шаг к свету» незрячие модели выходили на подиум под руку с «ангелами-хранителями» — зрячими моделями-сопровождающими. И только на неделе моды в Филиппинах в 2014 две незрячие участницы самостоятельно шли по подиуму с белыми тростями — впервые в истории фэшн-индустрии. Из 50 представленных в Филиппинах дизайнеров только двое согласились принять участие в проекте, инициированном Общенациональной организацией женщин с нарушением зрения, и привлечь к показу незрячих моделей.


Поделиться событием:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus