Школа-интернат в Германии: зачем «гляделки» придумали раздвижные двери?

Текст: Илья Бруштейн
Фото: архив «Специального педагогического учебного и консультативного центра» (д. Хайлигенброн, Германия)
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: цветная фотография. За детским столом сидят мальчик и девочка лет пяти. Между ними сидит на корточках женщина в очках, она склонилась к мальчику и положила руку на спинку его стула. Женщина одета в белую рубашку, у нее короткие каштановые волосы. Девочка одета в розовую толстовку, у нее каштановые волосы по плечи с челкой. Она крутит в руках игрушечную модель бегемота. Мальчик держит в руках модель аллигатора, перед ним на столе раскрытая папка на кольцах и модели жирафа и львицы. Мальчик одет в голубую футболку, у него короткие русые волосы.

В 1868 году в маленькой деревушке Хайлигенброн (Heiligenbronn) на юго-западе Германии, в католическом монастыре Святого Франциска, была основана школа слепых, которая успешно существует и развивается по сей день и является одним из лучших в стране учебно-реабилитационных центров для детей и подростков с инвалидностью по зрению.

В настоящее время она носит название «Специальный педагогический учебный и консультативный центр» (Sonderpädagogisches Bildungs- und Beratungszentrum). Под одной крышей здесь объединены три организации: школа для слепых и слабовидящих детей, детский сад, а также консультативный центр, занимающийся вопросами инклюзивного образования (обучением учащихся с ограничениями по зрению в массовых школах по месту жительства).

Учись слушать стены!

Семми Шмидт (Semmy Schmidt) - милая, обаятельная белокурая десятилетняя девочка с голубыми глазами и задумчиво-романтичным, устремленным вдаль взглядом. Если подойти к Семми поближе, задать ей какой-нибудь вопрос, то девочка вежливо повернет голову, приветливо улыбнется, но взгляд... останется прежним. Только тогда можно понять, что юная барышня не видит.

Семми Шмидт - одна из лучших учениц в школе слепых и слабовидящих Хайлигенброна. Глаза Семми, к сожалению, не даны ей от рождения. Это мастерски сделанные стеклянные протезы. Из-за генетического дефекта органы зрения не сформировались в утробе матери. Поэтому, чтобы сегодня она могла радовать зрячих сограждан доброжелательным, приветливым взглядом, сразу же после рождения за дело принялись немецкие пластические хирурги и глазные протезисты.

Девочка растет, и каждый год у нее появляются новые «стекляшки», соответствующие по размеру. Для Семми такая ситуация естественна и нормальна. Будучи незрячей от рождения, она рассматривает свои «голубые глазки» как такое же девичье украшение, как серьги, бусы или кольца.

«Семми, учись слушать стены! Скажи мне, когда почувствуешь приближение стены!», - Доротея Хаберстро (Dorothee Haberstroh), преподаватель школы, дает указания своей ученице. Мне представилась возможность присутствовать на индивидуальном занятии по пространственной ориентировке. Такие уроки один раз в неделю стоят в учебном плане плане всех незрячих учеников школы.

Семми быстрым, уверенным шагом направляется в сторону здания, используя белую трость для обнаружения возможных препятствий. Примерно в 50 метрах от цели она останавливается и объявляет: «Стена совсем рядом! Я слышу отражение звука от земли».

Педагог довольна успехами девочки: «У нее не просто отличный слух. Ребенок умеет анализировать и дифференцировать звуки. Каждый шаг, каждое соприкосновение белой трости об асфальт дает ей новую информацию».

Как правило, незрячие люди передвигаются, используя ориентиры, например, бордюры. На занятиях с Семми все происходит по-другому. Девочка идет прямо. При этом не используются никакие ориентиры, тактильные линии и т.д. Ее походка и манера движения ничем не отличаются от передвижения зрячего человека. Если не считать использования белой трости.

На нашем занятии Семми предстоит необычное задание. Мы отдаляемся от школы и приближаемся к зданию, где девочка еще никогда не была. Педагог объявляет, что перед нами здание с автоматическими раздвижными дверьми. Семми предстоит самостоятельно войти внутрь. Очевидно, что с такой технической конструкцией девочка еще никогда не сталкивалась.

Самостоятельно войти внутрь? Оказывается, это совсем непросто! Семми уверенно направляется к двери, но по дороге она сбивается налево и утыкается в стену. Никакой двери нет! Наконец, дверь нащупана. Но проблема в том, что она уже закрылась...

Учительница объясняет, что автоматические раздвижные двери оборудованы сенсорными датчиками движения. Чтобы подобная «чудо-дверь» выполнила свою функцию, необходимо понять, где именно располагается датчик движения, как он работает. А самое главное: необходимо четко и быстро двигаться (в правильном направлении!), чтобы успеть войти в здание, пока дверь остается открытой.

Наставница предложила девочке попробовать еще раз. Не получилось. Девочка вновь «отклонилась от маршрута», и дверь успела закрыться, пока ребенок ее искал... Наконец, третья попытка оказалась удачной: дверь «покорена». Все трое мы вошли в здание.

Семми торжествует. «Эту дверь специально придумали «гляделки», чтобы позлить слепых, - полушутливо-полусерьезно заявляет Семми. - Зачем вообще нужна дверь с датчиком движения, если гораздо удобнее просто подойти к двери и потянуть за ручку?!» Впрочем, по выражению лица девочки можно судить о том, что необычное задание доставило ей удовольствие.

«Guckis» (Гукис - Гляделки) : именно так в разговорной речи незрячие немцы, в том числе и дети, называют своих «глазастых» сограждан. Это словечко произошло от глагола «gucken» (гукен) - смотреть.

Доротея Хаберстро обращает внимание на развитие не только мобильности, но и коммуникативных навыков своих воспитанников. Во время прогулок она всегда просит их подробно описывать окружающую обстановку, погодные условия и т.д. Пространственную ориентировку она понимает как постижение мира во всех его проявлениях: «Главная цель этого урока состоит в том, чтобы незрячие дети поняли, что окружающий мир таинственен, загадочен и прекрасен. Его интересно открывать для себя снова и снова!»

Новые друзья в новой школе

На фото: Михаэла Зосич с брайлевским дисплеем

Тифлокомментарий: цветная фотография. В компьютерном классе за столом сидит девочка 14 лет, она в наушниках, ее руки лежат на брайлевской клавиатуре, на столе перед ней монитор и обычная клавиатура. Девочка улыбается, ее длинные каштановые волосы собраны в хвост. Это Михаэла Зосич. Слева от нее стоит женщина лет 45, она оперлась руками о стол и спинку стула Михаэлы и смотрит на экран, улыбаясь.

Михаэле Зосич (Michaella Sositsch) 14 лет. Как и Семми Шмидт, девушка незрячая с рождения. Она родилась и выросла в столице Хорватии Загребе. Три года назад родители решили переехать в Германию. Обосновались на самом юге страны, в курортном городе Констанце на Боденском озере.

«В Германии я быстро нашла новых друзей. В Хайлигенброне у меня есть возможность пользоваться вспомогательными техническими средствами, которых я была лишена в Загребе. Например, только здесь я стала работать с брайлевским дисплеем», - говорит она.

Девушка уже задумывается о будущей профессии: «Мне бы хотелось работать в сфере внешней торговли. Уже сейчас я владею несколькими языками: хорватским, немецким, английским. Сейчас начала учить французский... Конечно, для этого нужно получить высшее экономическое образование».

Школа в Хайлигенброне имеет свой интернат. Его услугами пользуются 20 учащихся из 90. Интернат маленький, но уютный. У каждого ребенка или подростка - отдельная комната (даже у первоклассников!) В каждом блоке из двух комнат имеется душ и туалет. Михаэла тоже живет в интернате. Обычно дети находятся в учебном заведении с понедельника по пятницу, а выходные проводят дома.

Для детей и подростков, живущих в интернате, предлагаются занятия в различных кружках. Например, Михаэла с удовольствием занимается танцами. Но групповых занятий ей недостаточно. Поэтому упорная, целеустремленная девушка регулярно приходит в танцевальный зал для самостоятельных упражнений. Также она любит позаниматься в спортивном зале на тренажерах, поработать на компьютере.

Большое внимание в интернате, как и в школе в целом, уделяется развитию социально-бытовых навыков. Обед для учащихся готовят профессиональные повара. Завтраки и ужины они должны готовить сами на кухне интерната под наблюдением воспитателей. Незрячие и слабовидящие дети также учатся пылесосить, мыть полы, стирать, гладить и т.д.

На фото: Михаэла Зосич с одноклассниками

Тифлокомментарий: цветная фотография. По залитому солнцем школьному коридору идут пятеро подростков: три парня и две девушки. Одна из них - Михаэла с белой тростью. Подростки общаются и улыбаются. Двое парней в очках, все одеты по-летнему.

Давайте сделаем часы!

В Хайлигенброне существуют классы, которые работают по обычной программе средней школы, адаптированной для детей с инвалидностью по зрению. Там изучаются те же предметы, к которым привыкли и российские школьники: математика, физика, химия, биология, история, география, родной язык и литература, а также два иностранных языка и т.д. После окончания учебного курса - он продолжается 12 или 13 лет - учащиеся сдают те же выпускные экзамены и получают тот же диплом о завершении среднего образования, что и учащихся массовых школ.

Есть специальные классы для детей со слепоглухотой (одновременным нарушением зрения и слуха), а также классы для учащихся с интеллектуальными нарушениями (особенностями интеллектуального развития и эмоционального восприятия). Обучение в этих классах проходит совсем по-другому. Здесь нет отдельных предметов, нет оценок, нет домашних заданий... Нет даже строго определенного срока обучения.

Программу занятий каждый педагог «особых» классов составляет сам, учитывая возможности учащихся. Цель учебной программы состоит не в освоении отдельных «учебных предметов» (это, к сожалению, невозможно из-за значительных ограничений по здоровью), а в получении знаний об окружающем мире, развитии коммуникативных и социально-бытовых навыков, творческих способностей и физической активности. Таким образом можно существенно повысить качество жизни детей и подростков, подготовить их ко взрослой жизни.

Учащиеся «особых» классов не получают диплома об окончании школы после завершения курса обучения. В Германии считают, что в таком дипломе нет необходимости. Вместо этого каждому «особому» выпускнику выдается индивидуальная доброжелательная справка-характеристика, где подробно описано, чему он научился в школе и каких успехов достиг.

На занятиях в одном из таких классов мне довелось побывать. Урок вела Сара Швайцер (Sara Schweitzer). Класс совсем небольшой: всего четыре человека в возрасте от 15 до 20 лет. Учащиеся под руководством преподавателя должны были изготовить картонные часы. Им предлагалось прикрепить к круглой заготовке обозначения времени, выполненные брайлевским шрифтом. Потом к самодельному циферблату прикреплялись картонные стрелки.

Итогом работы стали оригинальные часы для незрячих людей, только игрушечные. От настоящих их отличало только отсутствие электронного механизма и батареек. Брайлевские обозначения времени молодые люди тоже изготовили самостоятельно с помощью специальной пишущей машинки для рельефно-точечного шрифта.

На фото: Сара Швайцер проводит занятия в группе для особых детей.

Тифлокомментарий: цветная фотография. За большим столом в классе сидят двое парней лет 15 и молодая девушка. Перед каждым из парней на столе лежит круглая деревянная подставка желтого цвета с синим цветком и приклеенными красными кружками вдоль края. Рядом листы с такими же круглыми наклейками красного и синего цвета. Девушка сидит напротив одного из подростков и помогает отклеить кружок. Она широко улыбается и смотрит в камеру. Это Сара Швайцер. На заднем плане за столом занимаются молодой человек и подросток.

«Во время этого урока мы не только совместно с ребятами изготовили игрушечные часы, но и поговорили о том, какую роль выполняют часы в нашей жизни. Речь шла о распорядке дня, о распределении времени, о том, сколько времени мы тратим на труд и на отдых», - «расшифровывает» цели и задачи прошедшего занятия Сара Швайцер.

Педагоги постоянно задают себе вопрос: какие знания и навыки необходимы учащимся, имеющим ограничения сразу в двух важнейших жизненных сферах (интеллекте и зрении)? Исходя из этого и составляется учебная программа. Нередко учащиеся и педагог вместе подготавливают «лист закупок» перед посещением супермаркета. Вопросы обсуждаются очень простые: какие продукты и в каком количестве нужно приобрести, чтобы приготовить вкусный и полезный обед для четырех-пяти человек? Сколько денег потребуется для этих покупок?

«Одна из сложнейших задач при умственной отсталости, особенно сопряженной со слепотой, - научить детей и подростков обращаться с деньгами, понимать значение денег. Что можно купить в Германии за 10 евро? Чем можно порадовать себя на 100 евро? Какие покупки реально осуществить за 1000 евро? Нашим учащимся далеко не просто разобраться в этих вопросах. Для них деньги - это просто забавные бумажки, которые люди почему-то передают друг другу», - рассказывает Сара Швайцер.

В школе имеются различные мастерские (швейная, монтажная, столярная). Также есть огород и конюшня. Детям прививаются не только навыки верховой езды, но и ухода за животными.

Школа в монастыре

Школа слепых и слабовидящих располагается на территории женского монастыря Святого Франциска. Изначально школа-интернат для незрячих детей была монастырским учреждением, хотя в нее принимались не только католики и не только христиане. Помощь оказывалась всем незрячим и слабовидящим детям вне зависимости от национальности и вероисповедания.

Сестры монастырской общины с момента создания школы работали там в качестве педагогов и воспитателей. Такая ситуация продолжалась до начала 90-х годов XX века.

Потом возникла необходимость изменить организационную структуру. Значительная часть сестер достигла пожилого возраста, у них больше не было сил и возможности управлять школой слепых и другими социальными учреждениями. Приток новых сестер в монастырь существенно сократился.

Тогда на базе монастыря был создан одноименный Фонд Святого Франциска (St. Franziscus-Stiftung). Именно он в настоящее время выступает учредителем школы. Монахини на общественных началах продолжают участвовать в жизни школы, но теперь они избавлены от всех организационных забот и хлопот.

«Наша школа располагается на территории францисканского монастыря. Но это светское учебное и реабилитационное заведение, - рассказала педагог Сара Швайцер. - Конечно, взаимодействие с монастырем у нас продолжается, мы не отказывается от своей истории, от своих корней. Но основное финансирование осуществляет государство в лице органов власти федеральной земли Баден-Вюртемберг. И программа обучения - светская, а не церковная».

Впрочем, как и во всех учебных заведениях Германии, в школе Хайлигенброна «религия» является обязательным школьным предметом (для детей с нормальным уровнем интеллектуального развития) с начала обучения и до его окончания. Это такой же предмет, как химия, физика или математика... В разных школах страны предлагаются различные курсы религии. Они могут включать знакомство не только с христианскими течениями (католицизмом, протестантизмом, православием), но и с другими мировыми религиями.В Хайлигенброне в рамках этого предмета изучается исключительно католическое религиозное учение. Но в качестве альтернативы можно выбрать занятия по светской этике.

Познавать мир через игру

Одно из подразделений Специального педагогического учебного и консультативного центра - детский сад. В настоящее время его посещают шесть детей в возрасте от 2,5 до шести лет. В шестилетнем возрасте в Германии начинается школьное обучение. Задача детского сада - подготовить детей к школе.

Заведующая детским садом Лиза Беллер (Lisa Beller) также возглавляет консультативный центр по инклюзивному образованию.

На фото: заведующая детским садом Лиза Беллер

Тифлокомментарий: цветная фотография. Летний ясный день. На улице на фоне кустарников и кирпичного здания стоит темно-зеленый мотоцикл с коляской. На мотоцикле сидит молодая женщина в очках, шлеме и мотоциклетной серой форме. Это Лиза Беллер. В коляске сидит девочка в шлеме. Обе машут в камеру.

Детский сад начинает работать в восемь часов утра. Впрочем, родителям не требуется самостоятельно привозить детей в учебно-воспитательное учреждение. Их забирают из дома и привозят на такси и мини-автобусах. Детский сад работает до 14:30. После этого мальчиков и девочек развозят по домам.

Удобная система! Точно такое же «транспортное обеспечение» действует и в школе. Здесь тоже родителям не требуется прилагать каких-либо усилий. Водитель такси подъезжает к дому, принимает «маленького клиента» и во второй половине дня доставляет обратно. От двери до двери. Кстати, за эти дорогостоящие разъезды родителям платить не требуется. Все расходы берет на себя социальная служба.

Разумеется, учащиеся, проживающие в интернате, также пользуются услугами такси. Но им приходится разъезжать гораздо меньше. Их отвозят домой в пятницу, во второй половине дня. А в понедельник утром снова забирают, чтобы отвести в школу.

Почему детский сад в Хайлигенброне такой маленький, рассчитанный всего на шесть малышей? «Большинство детей с инвалидностью дошкольного возраста находятся дома. Наши консультанты способствуют их раннему развитию. В последние годы все больше «особых» малышей стали посещать детские сады по месту жительства», - объясняет заведующая.

И все же в Хайлигенброне решили организовать и свой детский сад, пусть и совсем небольшой. В первую очередь он предназначен для детей, которые кроме слепоты или слабовидения обладают другими ограничениями по здоровью. Он также опекает незрячих детей, для которых немецкий язык не является родным. Плохое знание языка может помешать освоению школьной программы.

Для каждого ребенка Лиза Беллер вместе с воспитателями каждые полгода составляет индивидуальный план развития. Разумеется, этот план предварительно обсуждается с родителями. По прошествии времени взрослые совместно анализируют, удалось ли достигнуть поставленных целей.

В детском саду воспитанникам прививают бытовые навыки и основы ориентировки: одеться и раздеться, совершить гигиенические процедуры, изучить окружающее пространство с белой тростью... Кстати, г-жа Беллер не только заведующая детским садом, но и увлеченный байкер. В качестве награды время от времени она катает воспитанников детского сада и школьников на личном мотоцикле.

Мечты воплощаются в жизнь

Пришла пора уезжать из Хайлигенброна. Меня вышел проводить директор Специального педагогического учебного и консультативного центра Дитмар Штефан (Dietmar Stephan). Я спросил у радушного хозяина: что самое приятное в его работе? Каким образом можно оценить успех специального образования? «Думаю, что об успехе можно говорить тогда, когда детские мечты воплощаются в жизнь, когда дети и подростки становятся все более самостоятельными, уверенными в себе... Меня радует, когда незрячие и слабовидящие учащиеся с гордостью произносят: «Я могу сам! Мне больше не нужна помощь!»


Поделиться событием:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus