Охота за впечатлениями: искусство балета и современного танца

Текст: Лариса Овцынова
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. Шесть девушек в черных футболках выстроились друг за другом паровозиком, положив ладони на затылки впереди стоящих. У трех из них каре, две девушки с распущенными волосами чуть ниже плеч, волосы еще одной убраны в высокий пучок. За ними стоят маркерные доски. Стены помещения светлые, за окном темно.

Колумнист «Особого взгляда» Лариса Овцынова побывала на специальной экскурсии в музее Бахрушина и вдохновилась образами великой Майи Плисецкой. А потом отправилась на танцевальные мастер-классы Екатерины Зайцевой, которая учит незрячих людей современному танцу и пластическому театру.

Искусство балета и танца всегда казалось мне загадочным. Оно так неуловимо, призрачно и в то же время материально, ведь воплощают его живые люди. Есть у танца и еще одна особенность: он доступен исключительно глазу. Во всяком случае, до недавнего времени эта волшебная дверца оставалась закрытой для незрячих людей. К счастью, в данном случае время работает на нас, неся положительные изменения. О двух ярких примерах этого я и хочу рассказать.

Балет в музее Бахрушина

Первая история — о его величестве балете, искусстве с жестко закрепленными традициями, хотя и оно не избежало шока реформаторских введений. Многое, очень многое о балете может рассказать нам коллекция Театрального музея им. А.А. Бахрушина, основатель которого был страстным поклонником театра. Здесь можно увидеть коллекцию балетных туфелек с автографами великих балерин на внутренней стороне, проследить эволюцию образов и полюбоваться редкими и необычными костюмами — плодами фантазии и труда выдающихся художников.

Все это богатство, конечно, хранится в витринах и недоступно для тактильного осмотра, что совершенно справедливо: экспонаты стали раритетами и требуют очень бережного отношения. Как же быть незрячим людям? Неужели познание балетного искусства ограничится лишь словесными описаниями? Сотрудники музея пошли по иному пути и стали разрабатывать инклюзивные программы.

На фото: музей Бахрушина

Тифлокомментарий: цветная фотография. Пасмурный летний день. Здание Театрального музей имени Бахрушина с ассиметричным продольным фасадом из красного кирпича, обильно украшенным белыми элементами декора и высокими прямоугольными окнами с нарядными наличниками. В левой части особняка расположена башня с готическими окнами и конусообразной зеленой крышей. За домом и на тротуаре перед ним — ветвистые деревья, вдоль дороги в ряд стоят несколько машин.

Первой ласточкой стал мастер-класс по изучению языка балета. Его провел заместитель директора музея по научно-просветительской работе Александр Рубцов. По его словам, это первый, но далеко не последний проект, позволяющий незрячим в прямом смысле прикоснуться к искусству балета, понять его язык.

Началось все со знакомства с интерьером зала цокольного этажа, где незрячим посетителям предложили тактильно обследовать уникальный большой стол. Он сохранился от обстановки дома Алексея Бахрушина, куда тот переехал с семьей в последние годы XIX века. Массивная столешница покоится на многогранной тумбе. И то, и другое покрыто затейливой резьбой.

Лестница, ведущая в жилые помещения, названа именем Томмазо Сальвини — знаменитого итальянского трагика, гастролировавшего в России и бывавшего в доме Бахрушина. Именно он посоветовал хозяину соединить лестницей рабочий кабинет и помещение музея. Бюст актера у начала ступенек можно обследовать тактильно, особенно обращают на себя внимание солидные усы, залихватски закрученные вверх. Сам бюст нашли недавно за стенкой шкафа вместе со скульптурой балерины Анны Павловой.

Тифлокомментарий: на фиолетовом фоне цветная фотография в белой рамке. Две женщины стоят по обеим сторонам гипсового бюста мужчины с большой залысиной, густыми усами и сосредоточенным взглядом. У женщины слева темный наряд, русые волосы до плеч, темные очки. Она улыбается и левой рукой приобнимает бюст. Это Лариса Овцынова. Женщина справа в голубой кофте с короткими русыми волосами правой рукой прикасается к бюсту и улыбается. На плечо накинута темная сумка, взгляд не сфокусирован. За ними деревянная лестница с витиеватыми перилами и бордовая стена с фотографиями в темных рамках.

Возвращаемся за стол, и перед каждым из нас появляется пара балетных туфелек, сшитых специально для таких мастер-классов компанией Grishko. С их помощью мы изучаем постановку ног в балетных позициях и узнаем, что означает встать на пуанты. Некоторые незрячие посетители представляли это положение не совсем точно и даже совсем иначе, чем на самом деле, ведь прежде они могли опираться лишь на словесное описание.

После изучения азов балетной техники мы познакомились с образами, созданными одной из легенд отечественного балета — Майей Плисецкой. Вот перед нашим внутренним взором предстает умирающий лебедь под текучую нежность музыки Сен-Санса.

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. Сцена из миниатюры «Умирающий лебедь» в исполнении Майи Плисецкой. Она сидит, одну ногу согнув под себя, вторую вытянув прямо перед собой. Корпус склонен к бедру вытянутой ноги, шея напряжена, руки отведены назад и вверх, словно крылья птицы. Выражение лица скорбное. На ней белая пачка, пуанты. На голове украшение, имитирующее белые перья.

А вот томной негой дышат движения персидок в одноименном танце из «Хованщины» Мусоргского. Майя Михайловна танцевала сольную партию в этом танце, в образе персидки ее запечатлела скульптор Янсон-Манизер, кабинетную скульптуру которой мы получили возможность обследовать тактильно. Выполнена она из бронзы и покрыта специальным лаком — голландской сажей. В скульптуре подробно и четко переданы все детали позы балерины и особенности ее образа — теперь мы хорошо представляем ее пластику и понимаем, что значит восточная грация. Скульптор изобразила и внешние атрибуты восточной женщины, по которым мы ее узнаем: шаровары и развевающаяся накидка, распущенные волосы, браслеты.

Кармен у Плисецкой тоже особенная. Представление о ней мы пока смогли получить лишь из рассказа Александра Рубцова, прекрасной музыка Родиона Щедрина и нашего воображения. Последним штрихом к образу гордой, непредсказуемой и неистовой испанки послужили духи «Бандит», которыми распылил наш проводник в мир балета. Всех окутал терпкий, пряный, чувственный аромат, любимый и неизменный для Майи Плисецкой.

«Танцы в темноте»: contemporary dance и физический театр

Второе столкновение с танцем случилось на проекте Екатерины Зайцевой «Танцы в темноте». Танцевать Катя любила с детства. В старших классах школы у нее не было никаких сомнений по поводу выбора профессии. Сначала все стандартно: училище культуры, академия культуры и искусств, и вот она профессиональный хореограф. Практически сразу Екатерина погрузилась в педагогическую деятельность, не переставая, конечно, сама танцевать.

А дальше ее дорога сделала поворот. Подруга работала с особыми детьми, и Катя стала помогать им как волонтер, а потом и сама начала работать в центре социокультурной анимации «Одухотворение» — заниматься с детьми, у которых есть ментальные нарушения, особенности развития и двигательные расстройства. Через год Катя совсем перестала работать со здоровыми детьми. «Я чувствую себя на своем месте, когда работаю с особыми детьми. Я ими вдохновляюсь», — делится она. О своем пути к нынешней работе рассказывает так: «Появились мысли о смысле жизни, захотелось стать полезной другим людям, оставить после себя что-то хорошее. Возникло ощущение предназначения».

Со временем появилась мечта о создании собственного коллектива: хотелось воплотить в жизнь свои идеи, свое видение танца, поделиться накопленным опытом. Среди катиных учеников был мальчик — сын незрячей женщины, которой тоже очень хотелось танцевать. Катя попробовала научить ее и поняла, что для объяснения движений к людям, которые не видят на расстоянии, нужен особый подход. Это заинтересовало молодого хореографа, и она создала танцевальный коллектив из пяти незрячих людей и нескольких волонтеров, которые также осваивают искусство танца и помогают в этом участникам с нарушением зрения.

Фото: «Танцы в темноте» с официальной страницы проекта в Facebook

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. Парень в темных очках и пять девушек в черных футболках выстроились рядом, опустив головы друг другу на плечи. Выражения лиц умиротворенные. У одной из девушек закрыты глаза, волосы убраны в высокий пучок. За ними стоит маркерная доска. Стены помещения светлые, за окном темно.

«Танцы в темноте» работают как синтез contemporary dance и физического театра. Последним сама Катя сейчас активно занимается вместе с главным хореографом «Гоголь-центра» Евгением Кулагиным. В этом театре истории рассказываются без слов, лишь при помощи тела. Оно и является главным выразительным инструментом.

«В отличие от танца, в театре не столь важны физические данные и навыки — больше ценится выразительность тела, креативность в подходе к созданию образа, выражению эмоций», — рассказывает Катя.

Contemporary dance начал развиваться в Европе в середине XX века как продолжение танца в стиле джаз. В нем есть базовые элементы, но в то же время очень много свободы и импровизации. Он позволяет добавлять и перемешивать элементы других танцевальных стилей, даже йоги и восточных единоборств. Если классический танец хочет преодолеть гравитацию, стремится создать иллюзию воздушности и невесомости, то contemporary dance заземленный, он предполагает много работы с полом. Если наблюдать за танцором, то кажется, что его тело не имеет костей, настолько текучая пластика. Движения очень плавные, перетекают одно в другое и, действительно, направлены вниз.

Сейчас «Танцы в темноте» включают группу, которая занимается уже год и выступает на концертах, и группу новичков. С сентября в школе танца начнутся занятия и для детей.

Встречи начинаются с разминки, которая включает растяжку, элементы йоги и дыхательные упражнения. Затем идет работа над текущей композицией, поиск образов и их воплощение. В ближайших планах — большой проект совместно с Музеем русского импрессионизма, все лето занятия будут проходить там. Сотрудники музея расскажут о жизни и творчестве Павла Бенькова и Николая Фешина, выставка которых будет работать в это время. Артисты узнают историю создания их произведений, к картинам будет прилагаться тифлокомментарий и тактильные модели. В сентябре проект завершится большим перформансом: образы художников и вызванные ими эмоции будут прожиты с помощью тела незрячими участниками и их волонтерами. Я бы назвала это все настоящим театром танца, и он ждет своих зрителей и новых участников.

По вопросам участия в проекте обращайтесь к Екатерине Зайцевой по телефону: +7 (965) 123-88-12.

Все материалы Ларисы Овцыновой читайте в сюжете «Охота за впечатлениями».


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus