Люди: Алексей и Евгения Боровиковы. Lovestory

Текст: Илья Бруштейн
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: цветная фотография. Две руки сложены в сердце. Жест направлен на небо, и сквозь сердце светит солнце.

Алексея и Евгению Боровиковых можно назвать самой известной молодой незрячей парой в Челябинской области. Они познакомились в июне 2015 года в Волгограде на молодежном форуме ВОС, где была впервые опробована популярная среди незрячих людей интерактивная игра «Любовь с первого взгляда». После окончания волгоградского форума их общение продолжилось. В то время Алексей жил в городе Ялуторовске Тюменской области, а Евгения – в Челябинске. Они навещали друг друга, с октября 2016 года стали жить вместе, а в январе 2017 года сыграли свадьбу.

Алексей: «Мы вместе, мы семья, мы принадлежим друг другу, мы хотим детей».

- Алексей, вы познакомились на игре «Любовь с первого взгляда». Какое значение для незрячего человека имеет внешность будущего спутника или спутницы жизни?

- Могу сказать только за себя. Конечно, внешность имеет значение. И собственная внешность (хочется быть привлекательным для противоположного пола), и потенциальной спутницы. Здесь можно довериться интуиции, узнать мнение зрячих друзей и родственников. Но все-таки, мне думается, этот фактор не играет такой роли, как у зрячих. Гораздо важнее душевный контакт, родство жизненных целей, взаимное понимание. Чтобы люди были «на одной волне».

Фото: Илья Бруштейн

Тифлокомментарий: цветная фотография на бледно-оранжевом фоне. В комнате рядом стоят Алексей и Евгения Боровиковы. Они приобнимают друг друга за плечи. Евгения одета в джинсы и светлую футболку с рукавами, у нее темно-русые волосы по плечи с челкой и круглые черты лица. Алексей одет в черные брюки и зеленый пиджак с красным галстуком. У него короткие темно-русые волосы и небольшая щетина.

- Откуда вы родом?

- Я родился в районном центре, в селе Ярково Ярковского района Тюменской области 2 января 1991 года. Наша семья всегда жила традиционной деревенской жизнью. Был большой огород, куры, свиньи, корова. Папа Петр Яковлевич всю жизнь был рабочим в строительной бригаде, мама Тамара Александровна – продавщицей в магазине.

Сейчас, к сожалению, мамы уже нет в живых, а папа продолжает жить в родном селе, в том же доме, где я родился.

- У вас с детства проблемы со зрением?

- С рождения я видел очень плохо, но небольшой «подгляд» у меня был. Полностью потерял зрение к семи годам, как раз ко времени начала школьной жизни. С того момента у меня сохранилось только светоощущение. Я стал учиться в школе-интернате в городе Ялуторовске. Систему Брайля освоил очень быстро, уже в первом классе полюбил читать. После первого класса вернулся домой на каникулы, а во второй класс уже не пошел…

- А что случилось?

- Дело в том, что в детстве я постоянно страдал от вирусных заболеваний. И мама после первого класса просто побоялась отправлять меня обратно в школу. В итоге пять лет я провел дома, они были вычеркнуты из школьной жизни.

Но дома мне тоже не было скучно. Мне присылали брайлевские книжки из тюменской библиотеки для слепых. Кроме того, папа много мне читал вслух. Особенно я полюбил шеститомник «Сказки народов мира», который был у нас дома. Думаю, что все эти шесть томов я проштудировал по нескольку раз.

Потом, к счастью, общее состояние здоровья улучшилось, и в 2004 году я с большой радостью вернулся в Ялуторовск в родную школу. В 2014 году окончил школу, получил диплом.

- Какие предметы вам больше всего нравились в школе?

- Меня очень рано увлекло право. С детства мечтал стать юристом. Такого школьного предмета нет, но правовые вопросы, в частности государственное устройство в различные исторические периоды, изучаются в курсе истории и обществознания. Кстати, именно преподаватель истории и обществознания Надежда Михайловна Хохлова увидела мой интерес к праву и поддержала выбор будущей профессии. Наверное, она была одним из первых людей, с кем я поделился своим желанием стать юристом. В школьном самоуправлении мне доверили возглавлять комиссию по правовым вопросам.

- Чем же занималась это комиссия?

- Можно сказать, что она занималась правовым ликбезом, ликвидацией правовой безграмотности среди соучеников. Мы проводили занятия, рассказывающие ребятам о том, что они должны учиться отвечать за свои поступки. Это относится и к законам страны, и внутреннему распорядку школы-интерната. Например, на нашей комиссии мы обсуждали различные нарушения, происходившие в интернате: кто-то курил, кто-то дрался, кто-то шумел после отбоя.

- Меньше стали курить после ваших бесед?

- Кто-то бросил курить, кто-то стал курить меньше, кто-то научился это лучше скрывать. Во всяком случае, польза от работы нашей правовой комиссии была. Я старался объяснить одноклассникам, что мы вполне можем самостоятельно и с помощью учителей разрешать все недоразумения, возникающие в школьной жизни. Специфика школы-интерната состоит в том, что родители обычно находятся далеко. А значит, нам необходимо на месте решать проблемы, по возможности, не огорчая родителей и не привлекая их в качестве «арбитров».

- Работа в школьном самоуправлении укрепила ваше желание стать юристом?

- Именно так и было! Кроме того, в 2011 году на конкурсной основе меня избрали в Молодежную палату Ялуторовской городской думы. И в России, и во многих зарубежных странах при органах законодательной власти федерального, регионального и местного уровней создаются молодежные палаты с правом совещательного голоса. Таким образом молодые люди могут изнутри познакомиться с работой законодателей, а заодно стать участниками «депутатского резерва». Сегодняшние участники молодежной палаты имеют все шансы завтра сами стать депутатами.

В нашей молодежной палате Ялуторовской городской думы заседало 19 парней и девушек в возрасте от 16 до 30 лет. Я был единственным «молодежным депутатом» с инвалидностью. У нас была возможность участвовать и в пленарных заседаниях городской думы, и в работе ее комитетов и комиссий. Мы неоднократно встречались с руководителями Ялуторовска.

Мне как будущему юристу было интересно наблюдать не только за работой депутатов, но и юридического отдела аппарата Городской Думы.

- А лично вы пытались продвигать какие-то законодательные инициативы?

- Я много занимался претворением в жизнь «Закона о квотировании рабочих мест для инвалидов». Этот закон предполагает и так называемую «аренду рабочих мест». Например, многие крупные предприятия не имеют возможности трудоустроить у себя соискателей с инвалидностью. Зато организации инвалидов, в том числе и Общество слепых, может арендовать у них рабочие места. Человек с инвалидностью работает в общественной организации, например, в качестве юриста, секретаря-референта, бухгалтера и т.д., а зарплату ему платят коммерческие структуры.

Таким образом, общественные организации инвалидов могут принять на работу необходимых им экспертов. Других источников средств для оплаты персонала у них, как правило, нет.

В Тюменской области эта система работает на практике. Я сам в течение некоторого времени занимался мониторингом доступной среды в местном отделении Всероссийского общества инвалидов (ВОИ). А зарплату мне платила одна из городских фирм Ялуторовска. Теперь я живу в Челябинске, и хотелось бы, чтобы этот опыт был востребован и в данном регионе.

- Как сложилась Ваша жизнь после окончания школы-интерната?

- Мне очень понравился Ялуторовск. Поэтому после окончания школы-интерната я не стал возвращаться в родное село и не поехал учиться в большие города, а остался на месте. Снял жилье в Ялуторовске, стал заочно учиться на юридическом факультете Уральского института коммерции и права. Филиал Института располагался в городе Заводоуковск в непосредственной близости от Ялуторовска. Правда, доучиться в этом вузе мне не довелось: его лишили лицензии. И в настоящее время я, живя в Челябинске, заочно учусь на юридическом факультете Курганского государственного университета.

- В Челябинск вы переехали, чтобы быть с Женей?

- До нашего знакомства Женя жила в Челябинске одна. Отдельная квартира досталась ей от умершей бабушки. Женя предложила мне жить у нее. Я переехал в Челябинск, и мы стали готовиться к свадьбе. Благодаря моей супруге у нашей семьи уже есть отдельное благоустроенное жилье, двухкомнатная квартира. Поэтому нам не нужно брать ипотеку под кабальные проценты. В этом плане наша жизнь складывается гораздо легче, чем у многих молодых семей.

В Челябинске я работаю юридическим консультантом, уже есть опыт представления интересов граждан в судах. Я также стал членом Ассоциации юристов России: приходится консультировать и на общественных началах, и на платной основе. Кроме того, я научился зарабатывать деньги юридическими консультациями в интернете.

- Знаю, что в Челябинске вы успеваете не только работать и учиться, но и активно занимаетесь общественной работой.

- Меня избрали председателем молодежного совета Челябинской областной организации ВОС. Кроме того, я вхожу в комиссию по доступной среде при областной администрации.

- Женитьба изменила ваш характер, ваш образ жизни?

- Самое главное изменение состоит в том, что и я, и Женя стали реже говорить слово «я» и чаще употреблять местоимение «мы». Мы вместе, мы семья, мы принадлежим друг другу, мы хотим детей.

Тифлокомментарий: цветная фотография на оранжевом фоне. На странице толкового словаря английского языка лежит пара обручальных колец. Прямо под кольцами определение слова брак.

Евгения: «Это мой человек, мой мужчина! Никому не отдам!»

Алексей Боровиков уже становился героем журналистских материалов, а вот его супруга Евгения человек непубличный. Но в данном случае она согласилась сделать исключение и пообщаться с автором «Особого взгляда».

- Евгения, расскажите о знакомстве с Алексеем. Чем он вас привлек? Почему вы решили связать судьбы?

- Наше сближение с Алешей происходило постепенно, но очень гармонично. Думаю, что я уже с первых встреч поняла: «Это мой человек, мой мужчина! Никому не отдам!»

Главное - мы дополняем друг друга. Он человек творческий, яркий, активный, импульсивный. Не только юрист, но и литератор: пишет стихи, рассказы. Мы можем с ним идти по улице, и он начинает декламировать мне новое стихотворение… А я вношу в его интересную, но немного сумбурную жизнь четкость, стройность, упорядоченность. Кстати, по профессии я педагог математики и физики, а муж – типичный гуманитарий. Говорят, что противоположности сходятся. Это как раз о нас!

- Союз физики и лирики?

- У нас не только профессиональные интересы расходятся, но и темпераменты. Алеша экстраверт. Человек публичный, активный, напористый, энергичный. А я по натуре скромная, домашняя, застенчивая… Иногда Алеше не хватает спокойствия, планомерности, системного подхода к жизни. Этими качествами я сполна обладаю.

Но, конечно, есть у нас и много общего. Мы оба нацелены на семью. Для нас огромное значение имеет преданность семейным ценностям. Мы оба хотим детей. Алеша мечтатель, у него много планов, идей. Но он обеими ногами твердо стоит на земле. Для него важно зарабатывать: он хочет быть кормильцем семьи, настоящим мужчиной. А я, со своей стороны, стараюсь создавать домашний уют, поддерживать его во всем.

- Получается, что у вас достаточно традиционное распределение ролей между мужчиной и женщиной.

- В чем-то оно традиционное, но отношения между нами демократичные. У нас нет главы семьи, все вопросы мы стараемся решить с помощью диалога, и семейный бюджет всегда вместе планируем. Стаж семейной жизни у нас небольшой, но принципиальных разногласий пока, слава Богу, не обнаружилось.

- Евгения, у вас обоих первая группа инвалидности по зрению. Когда вы создали семью, то пришлось столкнуться с какими-то бытовыми трудностями?

- Мы живем самостоятельно. По сути, это предрассудок: некоторые зрячие люди думают, что инвалидность по зрению связана с бытовой инвалидностью, необходимостью опеки. На самом деле, мы почти всегда без посторонней помощи можем справиться с бытовыми вопросами.

С помощью интернета можно зайти на сайт магазина, заказать продукты. Потом их можно лично забрать у администратора магазина или заказать доставку на дом. Оплату коммунальных платежей тоже можно произвести с помощью интернета, для этого не требуется рассматривать бумажные квитанции. Уборкой и готовкой в нашей семье занимаюсь в основном я. Из бытовых приборов я особенно люблю мультиварку, и, к счастью, именно мультиварки прекрасно приспособлены для незрячих и слабовидящих людей - все действия и все программы там озвучиваются. Газовой плитой я тоже умею пользоваться. Но, с другой стороны, в современной мультиварке можно и печь, и жарить, и варить, и тушить.

Наверное, нам с Алешей повезло в том, что перед знакомством друг с другом мы много лет жили самостоятельно, без родителей. Поэтому, когда я вышла замуж, то не столкнулась с какими-то дополнительными трудностями.

- Каким было ваше детство?

- Я родилась 29 декабря 1992 года в Челябинске и живу здесь всю жизнь. У меня плохое зрение с самого рождения, но зрительные возможности в течение жизни не изменились, поэтому к своей жизненной ситуации я привыкла.

Училась в Челябинске в специализированной школе № 127 для детей с нарушением зрения, в классе для слабовидящих. Мы использовали обычные плоскопечатные книги с укрупненным шрифтом. Также с детства занималась вокалом, окончила музыкальную школу по классу фортепьяно.

В школе мне особенно нравились математика и информатика. После школы пошла учиться в Челябинский государственный педагогический университет. Получила диплом преподавателя математики.

- Почему после окончания вуза вы не пошли работать по специальности?

- Я поняла, что по натуре интроверт. Наверное, мне было бы сложно работать с детьми, выступать перед большой аудиторией. После окончания вуза я какое-то время подрабатывала в интернете, писала на заказ контрольные и курсовые работы для студентов. Сейчас я работаю дома в качестве телефонного консультанта банка. Моя работа состоит в том, чтобы отвечать на звонки, помогать клиентам совершать банковские операции в интернет-банкинге.

Я отвечаю на самые разные вопросы. Кого-то нужно проконсультировать о графике платежей по кредиту, кто-то хочет узнать о процентах по различным вкладам. Я могу проинформировать о любых банковских услугах.

Обычно каждый час я отвечаю на 15-20 звонков. В день может быть до 120 звонков. Дистанционная работа имеет свою специфику: у меня есть фиксированная зарплата, премии, но мне не нужно тратить время на дорогу от дома до офиса.

- При дистанционной работе нет общения с коллективом. Вас это не смущает?

- Мне вполне хватает общения с мужем, родственниками, друзьями.

- Чем вы любите заниматься в свободное время?

- У нас дома много кактусов. Это мои самые любимые растения. Люблю цветы, с удовольствием посещаю выставки цветов. Люблю читать фантастику, любовные романы. С удовольствием выступаю на мероприятиях ВОС с вокальными номерами.

Я очень люблю настольные игры, в том числе специальные, предназначенные для незрячих и слабовидящих. Одна из самых любимых игр – «Монополия». Также люблю различные интеллектуальные игры, такие как «Что? Где? Когда?»

Встреча в семье Боровиковых подошла к концу. Уходить из их гостеприимного дома не хотелось. На прощание Евгения полушутливо-полусерьезно заметила: «Многие думают, что я переживаю из-за проблем со зрением. Но на самом деле беспокойство мне всегда доставляло совсем не зрение (к его особенностям я давно привыкла!), а рост. Он у меня всего 149 сантиметров. Ничего не могу достать в магазине с верхних полок!»

Евгений и Алексей – люди оптимистичные, позитивные, светлые. Кажется, что у них вообще нет никаких проблем. А если проблемы и появляются, то молодые люди преодолевают их без жалоб, ропота и уныния. Вместе они идут по жизни, помогая друг другу и вселяя уверенность в других людей.


Если вы хотите поделиться своей историей, пишите на people@specialview.org.

Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus