Люди: Татьяна Белова

Текст: Илья Бруштейн
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: цветная фотография. Оживленная площадь итальянского города в летний ясный день. В центре фотографии девушка с русыми волосами по плечи, в пестрой майке, с сумкой через плечо. Это Татьяна Белова.

В возрасте одного года из-за болезни Татьяна Белова полностью потеряла зрение, включая светоощущение. Но этот жизненный удар не помешал ей сделать успешную научную и педагогическую карьеру. Татьяна Сергеевна — выпускница МГУ им. М.В.Ломоносова, кандидат филологических наук, доцент итальянского языка Российской государственной специализированной академии искусств. В первую очередь ее занятия предназначены для будущих оперных певцов, но их охотно посещают и музыканты-инструменталисты. Она не только преподаватель, но и филолог-исследователь, специалист по итальянской фонетике и сравнительному языкознанию итальянского и русского языков. Много внимания она уделяет развитию гуманитарных контактов и организации взаимных поездок специалистов двух стран.

Автор портала «Особый взгляд» Илья Бруштейн решил расспросить москвичку об обстоятельствах ее жизни, а также о профессиональных перспективах незрячих и слабовидящих людей в сфере преподавания иностранных языков, устного и письменного перевода.

— Почему в качестве профессии вы выбрали итальянский язык, а не, например, английский, наиболее распространенный язык международного общения?

— Английский язык мне тоже очень нравится. Я его учила и в школе, и в университете, и сейчас стараюсь практиковаться. Но выбор в пользу итальянского был сделан очень рано, еще в 14-15 лет. Все началось с увлечения итальянской эстрадой. Я слушала песни Риккардо Фольи, Умберто Тоцци, Тото Кутуньо...

Я родилась в Москве в районе Бескудниково, училась в Московской школе-интернате № 1 для слепых и слабовидящих детей. С первыми записями итальянской эстрады меня познакомил наш учитель математики Игорь Юрьевич Усов. Сейчас музыку скачивают из интернета, а в 90-е годы, когда я училась в школе, интернета еще не было, зато были распространены кассетные магнитофоны. Можно было обмениваться кассетами, переписывать песни, чтобы пополнить домашнюю фонотеку.

Итальянский язык показался мне удивительно музыкальным, мелодичным, душевным. И мне захотелось его выучить. К сожалению, во время учебы в школе не было возможности заниматься систематически: было трудно найти преподавателя, который согласился бы работать с незрячим учеником. Вообще, в 90-е годы в Москве итальянский язык был еще мало распространен, и учебников, изданных по системе Брайля, тоже не хватало. Я занималась самостоятельно с помощью самоучителя, телевизионных уроков.

После школы я решила поступать в МГУ на факультет иностранных языков. Первым языком стал итальянский, вторым — английский.

— С итальянской оперой вы тоже познакомились еще в школе?

— Уже в школьные годы меня стали интересовать все стороны итальянской жизни: история, архитектура, быт и, конечно же, опера. Классическая опера — важнейшая часть итальянской культуры. Во всем мире оперные певцы в обязательном порядке изучают итальянский язык. На первых курсах обучения исполняются классические итальянские арии, а уже потом, на старших курсах, будущие звезды оперы начинают петь на родном языке. Т.е. в российских вузах, в том числе в нашей Академии искусств, студенты-вокалисты сначала осваивают итальянский репертуар, а уже потом начинают петь по-русски и на других языках.

По-итальянски петь действительно легче, чем на любом другом языке мира! Этот язык просто создан для пения, для оперы, для эстрады. Фонетическая система итальянского языка способствует становлению голоса. Если певец освоил итальянский репертуар, то и по-русски ему будет петь легче.

На фото слева Татьяна Белова в Италии на пляже, на фото справа Татьяна с мужем.

Тифлокомментарий: Две цветные фотографии на желтом фоне. На фотографии слева молодая Татьяна стоит на широком песчаном пляже. На ней пестрая майка и черные бриджи. За ней серое небо и спокойное море. На фотографии справа Татьяна сидит за столом вместе с мужем. Это крупный лысый мужчина в черной рубашке, он приобнял супругу за плечи. На столе перед Татьяной лежит раскрытая книга на Брайле, в правой руке она держит еще одну книгу. У Татьяны аккуратное каре, на ней пушистый бежевый свитер и разноцветный шелковый платок.

— Трудно было поступить в МГУ?

— Самое трудное было сдать устный и письменный английский язык. Письменный английский мне фактически пришлось сдавать устно: сначала я выполнила все задания по Брайлю, а потом диктовала свой текст ассистентке, включая знаки препинания. В МГУ тогда не было специалистов, способных работать с брайлевскими текстами, во всяком случае, во время приемных экзаменов.

Конечно, я волновалась, что ассистентка, выполнявшая роль «посредника» между мной и экзаменационной комиссией, допустит какую-то ошибку. Но все прошло хорошо. Экзамены я сдала успешно, стала студенткой МГУ, главного вуза страны.

— Во время учебы вы испытывали трудности из-за отсутствия зрения?

— Существенных трудностей у меня не было. Правда, в течение одного дня занятия у нас проходили в двух зданиях по двум адресам: на проспекте Вернадского и на Ломоносовском проспекте. Необходимо было быстро добираться с одного адреса на другой. Хотя я неплохо ориентируюсь в городе, но самостоятельные поездки занимают много времени, поэтому мне всегда помогали однокурсники.

Я стала студенткой в 1998 году, и почти сразу у меня появился первый компьютер с программой голосового доступа. Позже я стала пользоваться и «брайлевской строкой» (рельефно-точечным дисплеем). Появилась возможность брать книги в библиотеке, сканировать их, переводить содержимое в текстовый формат, а потом прослушивать с помощью голосовой программы или читать на брайлевском дисплее.

Начав систематически изучать итальянский язык в МГУ, я захотела как можно быстрее побывать в Италии. Возможность представилась уже на следующий год. В мае 1999 года меня пригласила к себе незрячая итальянская пара — Карла и Пьер Луиджи. Они жили в сельской местности, недалеко от городка Лука в провинции Тоскана. Мы вместе ездили по Италии на автомобиле, побывали в Неаполе, Риме, Флоренции. У супругов Луиджи также имеется небольшой домик в горах, который они используют как дачу. Туда меня тоже приглашали. В последующие годы я неоднократно бывала в Италии и во время учебы, и после окончания университета.

— Чем вас привлекает Италия? Какие впечатления остаются от посещения этой страны?

— Меня привлекает, что в каждом регионе Италии свой колорит. Он проявляется в диалектах, народных обычаях, песнях, праздниках, кухне. В Италии прекрасные, свежие натуральные продукты. Меня манят запахи итальянских трав, запахи лимонов, мандаринов, клубники, малины, ежевики.

Италия — солнечная страна, и эта солнечность проявляется не только в погоде, но и в характере местных жителей. Итальянцы эмоциональные, общительные, улыбчивые, темпераментные, они хорошие друзья и отличные семьянины. Правда, крепость итальянских семейных уз нередко приводит к тому, что повзрослевшие чада, особенно молодые мужчины, слишком задерживаются в родительском доме, в «гостинице Мама». Им гораздо лучше жить на всем готовом, а создание собственной семьи можно и отложить.

В личных отношениях итальянцы обычно учитывают мнение родственников. Поэтому если иностранец женится на итальянке или иностранка выходит замуж за итальянца, то необходимо понравиться всей родне. Впрочем, для большинства россиян тесные семейные связи — это нормальное, привычное явление.

— Вы много путешествовали по Италии, в том числе и в одиночку. Насколько эта страна приспособлена для незрячих и слабовидящих туристов, а также других людей с ограниченными возможностями здоровья?

— На этот вопрос трудно дать однозначный ответ. По многим формальным критериям, например, наличию «озвученных» светофоров, специальной разметки на улице, пандусов и т.д. Италию нельзя назвать оптимальной страной для путешественников-инвалидов. Особенно это относится к южным районам страны. Кроме того, итальянцев при всех их многочисленных достоинствах нельзя назвать дисциплинированными водителями. Лихачество на дорогах в Италии можно встретить повсеместно, как и в России. Поэтому людям с проблемами зрения необходимо проявлять особую осторожность.

В центральных районах итальянских городов сохранилось немало узких средневековых улочек. Конечно, незрячим людям бывает трудно ориентироваться в таких районах. Ситуацию усугубляет хаотичная ситуация с номерами домов: трудно найти нужный адрес.

С другой стороны, итальянцы всегда готовы помочь. К людям с белой тростью нередко подходят и предлагают проводить. И если самому обратиться за помощью, то итальянцы почти никогда не отказывают.

На фото слева Татьяна Белова с мужем и маленьким сыном, на фото справа Татьяна с сыном.

Тифлокомментарий: две фотографии на желтом фоне. На фотографии слева стоят Татьяна с мужем и сыном. Это студийный портрет на сером фоне. Татьяна в черных брюках и белой рубашке, с волосами ниже плеч. Она улыбается. Рядом муж в серых рубашке и брюках, в очках с толстыми линзами серьезно смотрит в камеру. Между ними впереди на стуле стоит мальчик не старше двух лет в брюках и рубашке, он мнет в руках цветастую мягкую игрушку и исподлобья смотрит в камеру. Отец держит его за локоть, мать положила ладонь на плечо. На фотографии справа Татьяна с сыном, уже лет шести. Она улыбается, левой рукой приобнимая сына за плечи, правой держа белую трость. За ними на стене большая живописная картина с изображением заполненной людьми городской улицы.

— Как сложилась ваша жизнь после окончания вуза?

— Меня всегда привлекала и научная, и преподавательская, и переводческая деятельность. После окончания МГУ я продолжила учебу в университетской аспирантуре. В 2009 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Сопоставительный анализ системы звукоизобразительных средств итальянского и русского языков». Незрячий с рождения человек составляет для себя звуковые картины мира. Это относится и к освоению иностранных языков. Меня всегда интересовал звуковой строй языка, фонетика, а особенно фоносемантика — использование в языке звукоподражательных элементов. Смысл слова порой заложен уже в его звучании. Меня интересовали ответы на вопросы: каким образом язык передает такие природные явления, как шум дождя, дуновение ветра и т.д.

С 2003 года по 2005 год я преподавала английский язык в школе-интернате для слабовидящих, а с 2005 года и по сегодняшний день работаю в Российской государственной специализированной академии искусств. Сначала была преподавателем, потом доцентом итальянского языка.

— Как строится ваша работа в академии?

— Наш вуз подотчетен Министерству культуры РФ. Он работает по тем же программам, как и ведущие музыкальные образовательные учреждения страны, такие как Московская и Санкт-Петербургская консерватории. Поэтому итальянский язык преподается у нас в том же объеме, что и в других вузах. С первого по третий курс, когда студенты-вокалисты занимаются итальянским репертуаром, это обязательный предмет, на который выделяется по одной паре в неделю. На старших курсах — факультативный. Кроме вокалистов, занятия по итальянскому языку по собственному желанию посещают некоторые студенты-инструменталисты: пианисты, скрипачи, духовики.

— Существуют ли специфические особенности при обучении итальянскому языку вокалистов?

— Я преподаю базовый курс итальянского языка. Этот курс вполне можно сравнить с языковыми занятиями в других вузах и языковых школах. Но имеется и своя «вокальная специфика». Она проявляется в особом внимании к фонетическим особенностям. Отрабатывая правильное произношение, мы занимаемся со студентами специальной «артикуляционной гимнастикой». Обычно даже в филологических вузах это не входит в программу обучения. Итальянская речь, в том числе разговорная, предполагает очень четкую артикуляцию. Все звуки произносятся обособленно, не допускается смешивать звуки между собой. Если прислушаться к речи итальянцев, она может показаться россиянам «дикторской», театральной, но на самом деле это обычный разговор.

Кроме того, мы переводим итальянские оперные арии, народные и эстрадные песни на русский язык. Опера включает в себя значительный пласт устаревших слов, лексических и грамматических конструкций. Студенты должны понять, каким образом все эти конструкции соотносятся с современным итальянским языком. Понимание текста дает возможность вокалисту сформировать яркий художественный образ.

К работе я привлекаю носителей языка — молодых итальянцев, проходящих практику в нашей академии. Носитель языка не может заменить дипломированного преподавателя, но он помогает студентам применить свои знания на практике. Кроме того, носитель языка, даже если он не обладает педагогическим образованием, обычно может взять на себя контрольные функции: исправить ошибки в устной речи или в письменных работах. Сейчас со мной в классе постоянно находится Пауло, студент из Болоньи, изучающий русский язык.

— Может ли незрячий человек успешно работать переводчиком, преподавателем иностранного языка?

— Это отличная профессия для незрячих и слабовидящих людей! Недостаточно слышать и слушать окружающий мир. Надо научиться формулировать и отстаивать собственную позицию, собственное мнение. Если слепой человек стесняется слово сказать, то он остается для окружающих незримым, незаметным. Поэтому в первую очередь необходимо владеть родным языком, уметь грамотно выражать на нем мысли и чувства. А если человек владеет еще и иностранными языками, это делает его жизнь интереснее.

Существует немало ситуаций, когда незрячему человеку нужна языковая подготовка. Это касается, например, самостоятельных путешествий. Если владеть иностранными языками, то даже при полном отсутствии зрения можно самостоятельно путешествовать — в этом я убедилась на личном опыте.

Зрячий может многое выразить без слов, основываясь на полученной визуальной информации. Например, в зарубежном городе он может просто показать пальцем в магазине или в кафе, что он хочет купить... А слепому нужно все объяснить и понять ответ. И здесь волей-неволей приходиться учить иностранные языки.

— Мне приходилось слышать мнение, что незрячие переводчики и преподаватели иностранных языков сталкиваются с предрассудками со стороны работодателей и клиентов, им трудно найти работу...

— С предрассудками и дискриминацией можно столкнуться в любой специальности. Но как раз в нашей сфере есть объективная потребность в квалифицированных кадрах, и у незрячих в любом случае есть шанс. Я сама, кроме преподавания в академии и научной работы, занимаюсь частным репетиторством. Потребность в этих услугах есть!

Я бы порекомендовала всем коллегам предлагать уроки не только «вживую», но и по скайпу. Таким образом может найти работу специалист, находящийся в любой точке России и мира. У незрячих часто существуют проблемы с мобильностью, а скайп эти проблемы устраняет. Учитель и ученик могут находиться у себя дома и вместе постигать премудрости итальянского и любого другого языка.

— Есть ли особенности преподавания иностранных языков у незрячих учащихся?

— Я не вижу каких-то принципиальных отличий между слепыми и «глазастыми» учащимися и студентами. Есть незрячие учащиеся, для которых важно, чтобы все новые слова и грамматические правила были записаны по Брайлю (рельефно-точечной системой). А кто-то все воспринимает на слух и в записях почти не нуждается. Но такие же отличия актуальны и для зрячих людей: часть из них также лучше воспринимают информацию на слух, другие нуждаются в записях.

В целом, по моим наблюдениям, незрячие студенты часто бывают более скованными, стеснительными, «зажатыми», чем их зрячие ровесники. Они могут хорошо владеть грамматикой, навыками письменного перевода, но испытывать трудности в устной речи, при выступлениях перед аудиторией и т.д.


Если вы хотите поделиться своей историей, пишите на people@specialview.org.

Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus