Ужин в темноте: секретный сет и обмен мирами

Текст: Илья Бруштейн
Тифлокомментарии: Таиса Марченко
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: цветная фотография. Просторный холл, освещенный солнечным светом. На длинной черной панели белыми буквами написано название ресторана «Дан Ле Нуар?» на французском языке. Под ним логотип - схематично изображенная круглая тарелка, по бокам вилка и нож. За панелью висит оранжевая штора с подхватом. Справа мостик под стеклянной крышей, ведущий к черной двери с названием ресторана.

Наталья Гусева работает официанткой в петербургском ресторане Dans le Noir? («В темноте?») Чтобы попасть в ресторан, гости заранее бронируют столики по телефону. Трапезы здесь называют сеансами, всего за вечер сеансов проходит четыре. В меню на выбор предлагаются сеты-сюрпризы: красный, синий зеленый и белый. Посещение ресторана для зрячего человека — это возможность почувствовать себя незрячим, смена ролей. Автор портала «Особый взгляд» Илья Бруштейн отправился на один из сеансов, чтобы пережить модный опыт ужина в темноте и расспросить Наталью о ее работе.

Внимание! Эксперимент начинается!

«Дорогие гости! Я надеюсь, что сегодняшний вечер станет для вас незабываемым, подарит вам новые, необычные ощущения, поможет понять других и самих себя», — Наталья Гусева приветствует нас четким, красивым, дикторским голосом. Совсем недавно мы ожидали гида в светлом холле — приходить в ресторан рекомендуют за 15-20 минут до начала сеанса. Ожидание — это часть психологического эксперимента, нового жизненного опыта. Предвкушение темноты чем-то напоминает последние минуты перед началом спектакля. Все взволнованы, всем кажется, что темнота в этом заведении какая-то особенная, магическая.

Перед входом в темноту просят оставить в специальном ящичке телефон, часы и все, что может излучать свет. Собирается «паровозик» из гостей: каждый посетитель кладет руку на плечо впереди стоящего человека. Официант — гид, проводник, «сталкер» в мир темноты. Он сначала становится «ведущим паровозика», а потом рассаживает гостей за столиками.

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. На густом черном фоне размытые силуэты четырех человек. Трое из них стоят друг за другом паровозиком, положив правые руки на плечи впереди стоящих. Лицом к ним стоит девушка с распущенными волосами до плеч. Она держит за руку впереди стоящего человека, слегка улыбается.

Официант практически всегда стоит рядом со столиком и уходит только для того, чтобы принести еду и напитки. Если гостю нужно выйти, то достаточно просто позвать своего сотрудника по имени. Он сразу же подойдет и проводит. Гостям темного зала запрещается самостоятельно вставать из-за стола и перемещаться, чтобы не заблудиться и не столкнуться с кем-то из персонала.

Смена ролей и внимание к беседе

Все официанты петербургского ресторана, как и других подобных заведений, — люди с инвалидностью по зрению. В большинстве своем это тотально незрячие люди. Посещение ресторана для зрячего человека — это возможность почувствовать себя незрячим, смена ролей. В обычной жизни люди с инвалидностью по зрению ощущают зависимость от окружающих, посторонней помощи и поддержки. В ресторане все наоборот: зрячие не могут шага ступить без содействия «гидов». Официанты не только приносят еду и сопровождают гостей в уборную, но и становятся доброжелательными собеседниками: рассказывают о жизни, дают выговориться гостям, шутят...

В обыденной жизни мы почти постоянно находимся «в окружении» электронных гаджетов. Люди общаются друг с другом и одновременно отвечают на звонки, просматривают электронную почту. А в темноте есть возможность сосредоточиться на общении с визави, уделяя больше внимания смыслу слов и интонаций.

Цветные сеты

В любом «ресторане в темноте» нельзя заказать конкретное блюдо. В Петербурге на выбор предлагается четыре меню-сюрприза. «Красный сет» — для знатоков мяса, «Синий сет» — для ценителей рыбы и морепродуктов, «Зеленый сет» — для вегетарианцев. Существует еще и «Белый сет» для любителей удивляться. Наполнение сета держится в секрете до конца ужина. Один раз в квартал все меню обновляется, чтобы удивить постоянных клиентов.

Вот заказ сделан, глаза привыкли к темноте, официант принес закуску, потом горячее блюдо, десерт. Но тайна все равно остается! Абсолютная темнота не позволяет использовать зрительные анализаторы, а официантам строго-настрого запрещено говорить посетителям, что они принесли. Даже не пытайтесь их об этом спрашивать! «Что же мы едим?» — это главный вопрос, который гости обсуждают за столом.

На поваров ложится особая нагрузка. В обычном кафе или ресторане повар вполне может с помощью красивой сервировки скрыть ошибки в своей работе или даже ненадлежащее качество исходного продукта. В темноте такой трюк не пройдет. Вкусовые рецепторы в новой обстановке обостряются, и любая оплошность повара сразу же станет очевидна.

Все блюда, которые подаются в питерском ресторане, довольно сложные. Они состоят из множества ингредиентов. Все должно быть удобно есть руками (хотя вилки, ложки и ножи гостям тоже подают). Кроме того, повар старается приготовить исходные продукты так, чтобы в темноте гостю было сложно догадаться, что же он ест. Сотрудники заведения специально «усложняют задачу» для посетителей, создают интригу.

Вот ужин закончен. После того, как гости покинули темный зал, им показывают фотографии того, что они ели. И можно сравнить свои догадки с реальностью.

Проводники в мир темноты

Разумеется, не только на поваров, но и на официантов ложится большая нагрузка. Ведь они не просто приносят людям блюда и напитки, а становятся проводниками в мир темноты. По их поведению гости нередко судят обо всех незрячих.

Честно говоря, я не запомнил и не смог определить, что именно ел в этот раз. Было действительно вкусно. Но все же в это заведение приходят не только ради гастрономических открытий. Для меня гораздо интереснее было наблюдать за Натальей, прислушиваться к беседам, которые она ведет с другими посетителями, а не разгадывать содержимое своей тарелки. После окончания рабочей смены мы смогли побеседовать.

Тифлокомментарий: на оранжевом фоне цветная фотография в белой рамке. В зале ресторана стоит стройная женщина лет тридцати пяти с микрофоном в руках. Длинные темные волосы собраны в хвост, который перекинут через плечо на грудь. Это Наталья Гусева. У нее мягкие черты лица, легкая улыбка, внешние уголки глаз немного опущены. На ней черная кофта с логотипом ресторана. Стены зала из красного кирпича, элементы декора из кованого металла, плотные светлые занавески.

— Наталья Владимировна, вы работаете в ресторане Dans le Noir с момента его открытия. Что значит в вашей жизни этот проект?

— Наш ресторан открылся 22 октября 2011 года. Я прекрасно помню этот день. Всего у нас работает семь незрячих официантов, «проводников темного зала», как официально называется наша должность. Шесть человек из семи, и я в том числе, работают здесь с первого дня, и, как я знаю, никто из моих коллег уходить не собирается, все очень преданы своему делу. Еще одна официантка влилась в наш коллектив около года назад, но за это время уже успела загореться общей идеей. Основная особенность ресторана — дружный, стабильный коллектив. Это относится и к нашим зрячим коллегам.

— Почему незрячие люди ходят здесь работать? Я имею в виду не только питерский ресторан, но и аналогичные проекты в Москве, Омске, Иркутске, Уфе, Владивостоке...

— Наверное, одна из причин достаточно прозаическая. В России, да и за рубежом, существует не так много рабочих мест, адаптированных для незрячих людей, тем более «тотальников» (тотально незрячих людей — прим. ред.) Вроде бы в теории имеются различные возможности, но на практике почти каждому инвалиду по зрению приходится сталкиваться с огромными трудностями, чтобы найти хоть что-то. Поэтому, конечно же, и я, и другие коллеги «держимся» за те рабочие места, которые создаются. Можно только пожелать, чтобы такие рестораны появлялись и в других городах.

— Что вы думаете о критических замечаниях в адрес подобных проектов, об обвинениях в «коммерциализации инвалидности»?

— Это совершенно несправедливые обвинения. Для каждого человека, для его родных и близких, слепота была и остается жизненной трагедией и тяжелейшим испытанием. «Рестораны в темноте», разумеется, не пытаются сделать из этой трагедии шоу, выставить ее на показ. Речь идет совсем о другом. Подобные рестораны являются социально-реабилитационными проектами, помогающими незрячим людям «справиться» со своей инвалидностью, преодолеть ее. В том числе и поэтому инвалиды по зрению с удовольствием там работают.

Речь идет не только о стабильном заработке и достойных условиях труда. Наш ресторан — это уникальная площадка для общения между слепыми и зрячими людьми. Он помогает зрячим людям понять жизненную ситуацию, в которой находятся инвалиды по зрению. Я бы сформулировала идею ресторана таким образом: приходя к нам, люди уходят, зная и понимая нас. И я надеюсь, что на улицах они не будут проходить мимо инвалидов или других людей в трудной жизненной ситуации, которым требуется помощь.

— Вы говорите о просветительских задачах проекта. Но нередко он воспринимается как сугубо развлекательное заведение.

— На самом деле в развлекательной и просветительской функциях нет противоречия. «Ресторан в темноте» — это и отдых, и развлечение, и возможность задуматься о судьбах незрячих и о самих себе. Нам, официантам, задают очень много вопросов, касающихся преодоления слепоты. И в бытовом плане, и в психологическом. Ведь посетители понимают, что им предстоит провести в темноте около полутора часов, а нам, официантам, всю жизнь. И этот факт люди осознают очень четко.

Вообще, эту работу невозможно сравнивать с работой обычного официанта. Здесь возникает очень тесный дружеский, творческий контакт между гостями и сотрудниками. Я воспринимаю этот ресторан как театр, а каждый рабочий день — как спектакль.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Вход в ресторан в арочном проеме из красного кирпича. Это черная дверь, повторяющая форму арки, с деревянными рейками в стиле французских окон. Под сводом название ресторана на французском языке светится неоновым голубым светом. Справа на стене полка с выставленными ровным рядом стопками белых пиал и подсвеченными мягким светом элементами декора — стеклянными банками с колосьями пшеницы и с макаронами разной формы.

— Что вам больше всего запомнилось за годы работы здесь?

— У нас происходит масса удивительных, романтичных ситуаций. Например, однажды столик забронировала молодая пара. Молодой человек попросил официанта написать по Брайлю послание: «Маша! Выходи за меня замуж!» Наш сотрудник с удовольствием выполнил эту просьбу. В офисе постоянно находится прибор для письма по Брайлю т.к. разные люди часто просят что-то для них написать, например, их собственное имя.

— И как же зрячая девушка в абсолютной темноте смогла прочитать «послание по Брайлю»?

— Она, конечно, не смогла его прочитать, но она очень удивилась. Она сидела со своим парнем, официант принес им горячее блюдо. И одновременно передал даме плотный лист бумаги с выпуклыми точками. Он ей сказал: «Девушка, вам просили письмо передать». И никаких дополнительных комментариев.

Барышня стала водить пальцами по бумаге. Ей было ясно, что в этом письме заключено какое-то послание. Но она не только не поняла содержание, но и не догадалась, кто же это послание для нее передал.

Молодой человек выждал некоторое время, потом достал заранее приготовленное кольцо, надел его на палец любимой... Тогда она и поняла, что же написано на картонке рельефно-точечным шрифтом. Этот лист специальной бумаги пара унесла с собой, теперь это часть семейной истории.

— У вас в ресторане просто «кипят страсти».

— Мне вспоминается еще один примечательный случай, тоже связанный с посланиями в темноте. Одна дама пригласила своего мужа в наш ресторан и специально для этого случая изготовила табличку с выпуклыми буквами. В темноте эти буквы на самом деле можно «прочитать» с помощью осязания. Табличка явно была изготовлена в специальной мастерской, где делают вывески... Там было написано «Ваня! Скоро ты во второй раз станешь папой!» Таким оригинально-романтичным способом петербурженка решила сообщить своему благоверному о беременности.

— Фантазия петербуржцев не знает границ.

— Сама идея «ресторана в темноте» — оригинальная и необычная. И посетители тоже вдохновляются на необычные поступки.

У нас проходит и много корпоративных мероприятий, тренингов. В этом случае темный зал арендуется целиком и закрыт для других посетителей. Как правило, речь идет о тимбилдинге. Участникам необходимо выполнять в темноте разные задания, например, собирать пазлы.

Винные дегустации в темноте — дело довольно распространенное. А недавно у нас прошла пивная дегустация, которую провела крупная петербургская пивная компания для своих сотрудников. И оказалось, что в темноте пиво различать гораздо труднее, чем вино.

— Что для вас самое интересное в этой работе?

— У нас в ресторане особая атмосфера. С одной стороны, радостная, праздничная, шумная, беззаботная, с другой — вдумчивая, философская, созерцательная. Это уникальный коктейль. И ради этого люди к нам приходят.


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus