Челлендж «Ехать. Доверять Жить», или 1000 км на велотандеме. Часть 2

Текст: Елена Федосеева
Тифлокомментарии: Таиса Марченко
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: цветная фотография. Солнечный день. Елена в спортивной экипировке в цветах российского флага с красной надписью RUSSIA на груди стоит на фоне велотрека. На ней белый велошлем и крупные велоочки, она положила руки на велотандем, стоящий позади нее. Велотрек представляет собой овальный стадион с наклонными деревянными дорожками для езды, в центре поле с зеленой травой. Елена улыбается. За спиной на ограде висит синяя табличка с оранжевой надписью STOP и текстом на финском языке.

«Особый взгляд» публикует путевые заметки Елены Федосеевой — незрячей спортсменки, журналистки, преподавателя и директора благотворительного фонда «Дом слепоглухих» — о велопутешествии длиной в тысячу километров. Велопробег прошел по территории России, Финляндии и Швеции и затронул места, связанные с обучением слепоглухих людей. Цель челленджа — привлечь внимание к проблеме обучения людей с нарушением слуха и зрения и собрать деньги на оплату тьютора для слепоглухой Алены Капустьян, чтобы она смогла получить среднее профессиональное образование в колледже РГСУ. Первую часть заметок читайте по ссылке.

День четвертый

От Мянтюхарью до Йювяскюля. 155 километров, набор высоты — 1240 метров.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Пасмурный день. Елена в той же экипировке стоит на берегу озера, скрестив руки на уровне живота, улыбается. От берега к озеру ведет деревянный помост, в конце которого установлена железная лестница в воду с округлыми перилами, рядом подвешен бело-голубой спасательный круг. На другой стороне озера густой хвойный лес, он отражается в гладкой поверхности воды.

Виолетте визу опять не дали — ехали так же одним велотандемом в том же составе. В связи со сложившимися обстоятельствами четырехдневный маршрут уложили в два дня так, чтобы Илья мог к четвергу точно попасть в Питер на работу, где его, как оказалось, очень ждут.

Спешили, но все равно делали небольшие петли, чтобы заглянуть в обозначенные на картах места, которые могут быть пригодны для постановки нескольких палаток. Очень хочется, чтобы на следующий год с нами смогли поехать еще велотандемы с незрячими ребятами. Несколько подходящих мест нашли, а вместе с ними нашли и поляну с земляникой и черникой. Было вкусно.

Практически весь день нас преследовали и достигали тучи с дождем и даже градом (хорошо, что мы ехали в шлемах). Дороги прекрасные, много велодорожек, но большую часть отрезка катили по шоссе. Машины встречались крайне редко, намного реже — велосипедисты, почти никогда — пешеходы. Проезжали пару крошечных поселений. Первый крупный город был в конце маршрута сегодняшнего дня и назывался Йювяскюля. Подобрались к железнодорожной станции, чтобы приобрести билеты на завтрашний поезд в Хельсинки, перекусили и отступили за город. На рассвете будем брать здание первой в Финляндии школы для слепоглухих детей.

День пятый

От Йювяскюля до Хельсинки и от Хельсинки до Санкт-Петербурга — всего километров 20 на велосипеде и много километров на поездах.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Елена в той же экипировке и позе стоит рядом с оранжевым велотандемом, припаркованным на спецстоянке перед школой. Это красное кирпичное здание с панорамным стеклянным входом. Слева название школы «Куккулан Коулу» на финском языке. Елена улыбается, держит велошлем в руках, распущенные волосы велоочками убраны назад. На велотандем позади второго сидения наброшен большой набитый мешок из водонепроницаемой зеленой ткани.

В 05:31 взяли здание первой в Финляндии школы для слепоглухих детей. Город только просыпался. Изредка встречались спешащие на работу велосипедисты и однажды дорогу перебежал заяц. Заяц оказался изрядным бегуном, так что мы даже не успели нацелить на него фоторужье.

В 06:20 выехали в Хельсинки, чтобы оттуда снова отправиться в Санкт-Петербург, где Илью сменит Виолетта — теперь уже с визой. Разрыв в поездах оказался многочасовым, и мы, чтобы не терять даром времени, заодно взяли и прекрасное здание из красного кирпича первой школы для незрячих детей, расположенное недалеко от Хельсинского железнодорожного вокзала. А так как мой пилот одновременно являл собой и тренера, после взятия социально значимого объекта мы поехали на старый олимпийский велотрек, а оттуда — в отличный магазин товаров для велосипедистов и велосипедов «Велоспорт». Там подобрали замену моим видавшим виды и совсем погрустневшим за последние два дня велотуфлям.

Менеджер Каре, узнав, что мы участвуем в велопробеге и едем из Москвы в Венерсборг, сделал весьма значительную скидку на велотуфли, а также подарил для них шипы и хорошенькие фляги для воды. На этом Каре не остановился и, застигнув нас уже на улице за установкой новых шипов, дал в дорогу комплект спортивного питания.

Под вечер пятого дня на «Аллегро» (скоростном поезде — прим. ред.) вернулись в Питер, чтобы утром уже новым составом с машиной сопровождения еще раз пересечь границу Финляндии и направиться в сторону Швеции.

День шестой

От Санкт-Петербурга до Хельсинки и от Хельсинки на пароме до Стокгольма. Ни одного километра на велосипеде.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Ясный солнечный день. Три девушки стоят обнявшись на обочине. Рядом с ними три легковых автомобиля, выстроенные цепочкой, и железное ограждение. Слева стоит Елена в джинсах и белой футболке с изображением велосипеда и надписью на английском «Амстердам». Посередине стоит женщина средних лет в очках, джинсах и черной футболке, на которой столбиком написаны дни недели на английском языке. Ее русые волосы убраны назад. Справа стоит девушка в джинсах и белой кофте с Микки Маусом. У нее короткая стрижка, русые волосы. Это Виолетта. Все улыбаются. На крыше первого автомобиля закреплен велотандем без переднего колеса. По обеим сторонам дороги лес.

Сегодня мы окончательно пришли к выводу, что слово «челлендж» само по себе притягивает трудности и испытания. Утром на машине сопровождения поехали за Виолеттой. В конце маршрута неожиданно поняли, что навигатор по своей воле снова привел нас к дому Ильи. Удивились, рассердились, развернулись и еще раз поехали к Виолетте. Так или иначе, но время было потеряно, и на границу с Финляндией мы добрались чуть позже, чем рассчитывали.

Всю первую половину дня провели на границе, пытаясь ее пересечь. Мы, граждане России на автомобиле, оказались в самой длинной и безнадежной очереди, в то время как граждане ЕС и товарищи в автобусах легко и просто перескакивали через границу. После часа дня мы начали волноваться, после двух — очень сильно волноваться, а после трех, наконец оказавшись «по ту сторону баррикад», рванули со всей скоростью в сторону Хельсинки. До Хельсинки оставалось 188 километров, и два с половиной часа — до отправления парома в Стокгольм.

Маша, как заправский Шумахер, гнала со скоростью 140-160 км/час. Встречающиеся финны удивленным взглядом провожали наш несущийся автомобиль с велотандемом на крыше — такого им наверняка видеть не приходилось. В Хельсинки прилетели в начале шестого часа, выдохнули, но только до того момента, как заехали в порт...

Найти подъезд к нужному нам парому оказалось крайне сложно. Как следует заблудившись, мы уже в отчаянии стали расспрашивать праздно болтающихся в порту прохожих, показывая им билеты на паром. Пользуясь их подсказками, нашли подъезд к парому и на всей скорости пролетели мимо проверяющих билеты финнов — чем их снова изрядно удивили.

На паром успели. Сочувственно обсудили судьбу тех, кто все-таки не успел, потому что были и такие. Плывем в Стокгольм.

День седьмой

От Стокгольма до Странгнаса — 96 километров.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Облачный день. Елена и Виолетта стоят на бетонном причале у пришвартованного семипалубного парома. Между собой на уровне корпуса они растягивают белое полотно, в центре которого логотип — схематично нарисованная голубка, обрамленная бело-сине-красной лентой в форме сердца. Над логотипом синяя надпись «Дом слепоглухих в Пучково», под логотипом красная надпись www.domsg.ru. На Елене серая толстовка и джинсы. На Виолетте джинсы и розовая куртка, надетая поверх розовой толстовки. Нижние грузовые палубы парома окрашены в бордовый цвет, верхние пассажирские — в белый.

Мы в Швеции. Сегодня утром обрадовались, что вчера чуть не опоздали на паром, потому как машина наша при погрузке заехала последней, а значит, при выгрузке смогла выехать первой.

Стокгольм, как обычно, прекрасен, напоминает городки из сказок скандинавских писателей. Вот только улицы его, как в Москве, отягощены ремонтными работами. По этой причине часть маршрута проехали все-таки на машине, а уже оказавшись за городом, пересели на велосипед.

Нелегко было наладить взаимопонимание с навигационными устройствами, пару раз безнадежно запутывались в паутине велосипедных дорожек — по шоссе ехать было гораздо приятнее и проще. Ну и, конечно, поразили нас сумасшедшие цены. Мы были готовы к тому, что все окажется гораздо дороже, но вот к тому, что литр бензина будет стоить 15,5 крон (а 1 крона примерно равна 68 рублям), а бургер на заправке — 49 крон, мы были абсолютно не готовы. Едим только то, что привезли с собой, воду берем из поливочных шлангов (пока никто не видит). Из приятных новостей — нашли много земляники, две кепки и несколько танков. Дороги прекрасные и маломашинные.

День восьмой

От Странгнаса до Вингокера. 92 километра.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Вид чуть сверху. Елена в уже знакомой спортивной экипировке в цветах российского флага и велошлеме стоит посреди ромашкового поля, которое, словно ковром, покрывает все пространство вокруг нее. У Елены легкая улыбка, взгляд отведен в сторону, руки купаются в цветах.

«Я буду долго гнать велосипед, в глухих лугах его остановлю, нарву цветов и соберу букет...» Ромашки в Швеции весьма упитанные, впрочем, как и другие представители полевой флоры. Весь маршрут сегодня проходил вдоль полей с небольшим ответвлением к озеру, где мы развернули свою полевую кухню. Периодически не могли себя сдержать, тормозили вел и отправлялись собирать землянику, которой уж очень много в здешних местах.

Зверобой, Иван-чай, васильки — все очень по-русски. Даже слово «тандем» звучит на шведском языке так же, как и на русском. Выяснили это достаточно неординарным способом: сделали с Виолеттой небольшой привал на поляне Иван-чая, заболтались и не заметили, как к месту нашей остановки подкатил ретро-автомобиль с пятью представителями мужского пола в стили хиппи. Прикатившие выстроились в ряд и совершили действие, которое каждое утро на Русском острове по команде производили сослуживцы Евгения Гришковца. Совершив его, они увидели и наше средство передвижения. «Оооо, тандем!» — воскликнул самый пожилой хиппи-мужчина. Мы заулыбались, закивали и, как положено воспитанным дамам, повели рассказ о том, кто мы, откуда и куда направляемся. Вопреки ожиданиям, беседа не состоялась — прибывшие на ретро-автомобиле не знали английского, а мы, увы, не знали шведского языка. Но зато оставили о себе хорошее впечатление.

Самое главное открытие этого дня произошло под вечер: оказывается, 1 крона равна не 67 рублям, а 6 рублям 70 копейкам! Целые сутки мы жили с осознанием того, что в Швеции жить невозможно, потому что бутылка воды стоит 500 рублей, 1 литр бензина — 1000 рублей, а ночь в палатке в кемпинге — 16 тысяч... Но вечером, вооружившись информацией, полученной из экономически подкованного источника, а также сложив четыре интеллекта в один, мы, наконец, правильно провели конвертирование валют.

Для тех, кто не знает: проблема дорогожительства началась еще вчера, когда на автозаправочной станции при покупке 12 литров бензина с карты сняли 7000 рублей. В отчаянии Маша позвонила дочери в Москву с просьбой узнать, за сколько рублей нынче продают одну шведскую крону. Дочь Маши не заметила какую-то маленькую запятую и сообщила нам, что шведскую крону Центробанк продает за 67 рублей... Мы были шокированы, но, во всяком случае, снятие 7000 рублей с карты при покупке 12 литров бензина было оправдано. К вечеру сегодняшнего дня, подключив интернет, мы все-таки разобрались в произошедшем. Оказалось, что в Швеции при оплате бензина картой российского банка 7000 рублей блокируется примерно на три недели. Вот такое недоверие к нашему брату. Хотя мы, если честно, немного огорчились этому открытию. Жить стало не так интересно, пропал некий шарм путешествия в экстремальных условиях...

Первую часть путевых заметок читайте по ссылке. Продолжение заметок о велопробеге в поддержку Алены Капустьян читайте на следующей неделе. Сделать пожертвование на оплату тьютора для Алены можно по ссылке.

«Я бы хотела учиться дальше, чтобы получить среднее профессиональное образование. Я выбрала специальность „социальный работник“ потому, что хочу помогать таким же людям, как я, разрабатывать проекты для них, организовывать мероприятия. Я хорошо понимаю, в чем нуждаются люди с инвалидностью, — говорит Алена Капустьян. — В дальнейшем мне бы хотелось также поступить в медицинский колледж и получить профессию массажиста, изучать и использовать разные виды массажа, дарить людям здоровье и красоту».

Мечты Алены непременно осуществятся, и впереди у нее годы обучения в колледже РГСУ, куда ее готовы принять. Чтобы слепоглухая девушка могла получать образование наравне с другими студентами, ей необходима поддержка тьютора — человека, который во время занятий будет находиться рядом с ней и при помощи дактильной азбуки передавать слова преподавателя. Работа такого специалиста должна оплачиваться и, к сожалению, не за счет государства, а только за счет средств благотворительной организации. Стоимость услуг тьютора на год составляет 420 тысяч рублей.


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus