Тифлокомментирование фильмов: как описывать сексуальные сцены

Текст: Ирина Бурмистрова
Тифлокомментарии: Таиса Марченко
Фото: кадр из фильма «Мечтатели»
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: цветная фотография. В зеркале отражаются профиль стоящей рядом с ним девушки и – нечетко – молодой человек в кровати. У девушки слегка вытянутое лицо, тонкие черты лица, большие миндалевидные глаза, волнистые темные волосы. Слегка опустив веки, она смотрит через зеркало на молодого человека. Он полулежит с обнаженным торсом, облокачиваясь спиной на белые подушки. У него пышные русые волосы, стройное тело, взгляд обращен на девушку.

Описание сексуальных сцен — одна из непростых задач для тифлокомментатора и аудиодискриптора. Язык, словно тургеневская барышня, краснеет и роняет «Ах, оставьте!», как только действие становится откровенным, и предлагает нам поразительные образцы неуклюжей лексики (все эти жуткие «обнажается», «овладевает», «пристраивается» и прочие «нефритовые стержни»). С другой стороны наступает враг тифлокомментатора — время: попробуй уместить все важное в секунды между шорохами и вздохами. За что браться в первую очередь, а что оставить за кадром: эмоции героев или их татуировки, форму груди или выражение лица? Мы поговорили с тифлокомментаторами Марией Антоновой и Яниной Исаичкиной и аудиодескриптором Иваном Борщевским о том, как описывать постельные сцены.

Что описывать

Автор любого тифлокомментария сталкивается с проблемой выбора и расстановки приоритетов: невозможно уложить в комментарий все. Сексуальная сцена как правило дает зрителю сразу много новой информации: это и обнаженные тела героев, которых мы раньше еще не видели, и раскрытие их темпераментов, и демонстрация отношения героев друг к другу, и детали, которые могут быть принципиальны для понимания фильма. Нередко важную роль играет и обстановка, в которой снимают откровенную сцену: герои могут находиться в отеле, а могут — в общественном туалете, кладовке или каморке.

Опытные профессионалы говорят: чтобы понять, что именно описывать, необходимо разобраться с режиссерской задумкой: для чего нам показывают постельную сцену, какие детали важны для дальнейшего понимания фильма? Допустим, в другой сцене мы видели чье-то украшение, но не знали, кому оно принадлежит, и вот в постельной сцене оно появляется снова — на шее у героини. Образ дает отгадку — значит, нам обязательно нужно упомянуть его.

Иван Борщевский: «Задача аудиодескриптора — понять замысел режиссера, понять значение этой сцены для развития действия в фильме, и тогда станет очевидно, что именно описывать. И не надо будет теряться в догадках и перегружать зрителя ненужными деталями.

Покажу это на примере. Знаменитая постельная сцена из романа Дюма „Три мушкетера“, которая в том или ином виде попала во все экранизации, — это ночь, проведенная Д’Артаньяном с леди Винтер. В чем был замысел этой сцены? Ее цель? Она очевидна: автору было нужно, чтобы Д’Артаньян увидел клеймо на плече девушки. Это нужно было для дальнейшего развития сюжета. Понятно теперь, что при описании этой постельной сцены внимание нужно уделять не форме груди, а именно клейму на плече. Остальные детали можно добавить, если позволяет время.

Другой пример — фильм „Юморист“ (М.Идов, 2019). (Осторожно, спойлер!) В чем смысл единственной в фильме постельной сцены главного героя? Борис Аркадьев, писатель-сатирик с большим потенциалом (потенция и потенциал — этимологически однокоренные слова), но известный лишь по одному, не самому смешному монологу, пытается изменить, но обнаруживается его не только творческая импотенция, но и физиологическая. То есть при описании этой сцены нужно сосредоточиться не на бедрах героини Полины Ауг, а на поведении главного героя».

На фото: кадр из фильма «Юморист»

Тифлокомментарий: цветная фотография. На кровати обнаженные мужчина и женщина. Он лежит на взбитой подушке, положив руки под голову, и смотрит на стройную женщину, которая сидит на нем в позе наездницы. Правой рукой она опирается на его живот. В комнате полумрак, неяркий свет лампы высвечивает серьезное лицо мужчины и зеленые обои со светлым орнаментом.

Если подобных деталей в сцене нет, то есть она нужна исключительно для раскрытия образов и отношений, то у автора описания есть возможность сосредоточиться на эмоциональной составляющей и действиях героев. При этом важно не домыслить за зрителя то, чего он не может увидеть, но дать достаточно четкую «картинку».

По словам тифлокомментатора Марии Антоновой, откровенные сцены в современном российском кино (которое сопровождается профессиональным описанием для незрячих людей чаще, чем, скажем, классика мирового кинематографа) обычно лишь обозначают физический контакт. «Если мы говорим о современном российском кино, которое мне доводилось комментировать, а не о фильмах „Эммануэль“, „Нимфоманка“ или „С широко закрытыми глазами“, то постельные сцены в них — это такой намек на сексуальный контакт. То есть режиссер настраивает нас (зрителей) на романтический/эротический лад, оставляя при этом пространство для фантазии. До сих пор мне ни разу не приходилось описывать подробно снятый половой акт между мужчиной и женщиной, где бы были показаны гениталии», — говорит Мария.

Мария Антонова: «В целом, при описании постельных сцен в российском кино я иду простым и хорошо известным путем: описывай то, что видишь, не описывай того, чего не видишь. Я стараюсь быть заинтересованным, но объективным зрителем. Не навязывать свою зрительскую интерпретацию, а оставить незрячему возможность „дофантазировать“ — это моя основная задача.

В одном из фильмов была сцена, где герой мастурбирует в душевой кабине (вспоминая при этом героиню, то есть действие перемежается с кадрами его воспоминаний). Снято это было так, что самого акта мастурбации не видно: героя скрывал пар, запотевшие стенки кабины и стекающие по стеклу капли воды. Поэтому я только догадывалась, что именно происходит, и долго и мучительно подбирала слова, чтобы описать не только то, что я вижу (активные движения рукой, закатывающиеся глаза, запрокинутую голову, полуоткрытый рот героя), но и то, о чем могу догадаться, постоянно спрашивая себя: а правда ли там происходит то, что я думаю, или он просто трясет кабину? В итоге эта сцена просто не вошла в финальный монтаж! Так тоже бывает: иногда мы получаем фильмы со сценами, которые потом переосмысливаются режиссером и ... вырезаются».

Паузы, шорохи, звуки

Чеховское «Краткость — сестра таланта» идеально подходит для тифлокомментирования или аудиодескрипции. Желание рассказать все подробно, не оставив поводов для сомнений и домыслов, может навредить фильму: во-первых, испортить задумку режиссера и работу художника по звуку, во-вторых, перегрузить слух зрителя. Тифлокомментатор должен уважать труд других людей, работавших над фильмом, и прислушиваться к паузам в звуковой дорожке.

«Один журналист, посмотревший фильм с тифлокомментарием, написал, что почти уснул от бормотания тифлокомментатора, — говорит Иван Борщевский. — Некоторые незрячие зрители, посмотревшие этот же фильм, жаловались на головную боль. Как это связано с вопросом? Напрямую: зритель идет в кино (или включает телевизор, компьютер), чтобы отдохнуть. Поэтому тифлокомментарий должен приспосабливаться к физиологическим возможностям зрителя. Более того, нужно время, чтобы сформировать в голове зрительный образ сцены. А значит, без пауз не обойтись. Если же я буду забивать описанием любую свободную секунду фильма, я испорчу удовольствие от его просмотра (я уже молчу о том, что тишина в фильме — это один из режиссерских приемов и я просто испорчу авторскую задумку, если во время такой тишины начну вставлять свое описание)».

Янина Исаичкина: «Так как я сама являюсь актрисой, я, конечно, имею представление о ключевых художественных акцентах и могу грамотно посмотреть на то, что хотели выделить режиссер и оператор, учесть эти моменты вплоть до светотеней, количества тихих пауз — может быть, их будет органичнее сохранить, нежели прокомментировать какие-то детали, которые только испортят момент. То, как картина насыщается звуками, — это работа художника по звуку, которую нельзя исключить. Работа звукорежиссера в таких сценах, конечно, важна не меньше, чем работа тифлокомментатора. Игра артистов, все вздохи, звуки тоже важнее, чем словесные пояснения. При этом обязательно нужно прокомментировать так, чтобы было понятно, что происходит, но сделать это по основному правилу тифлокомментирования — максимально лаконично и доступно».

Впрочем, шорохи и шепот присутствуют не в каждой сексуальной сцене. Бывает, что без дополнительного пояснения незрячий человек просто не поймет, что происходит на экране. Например, если вся сцена сопровождается громкой музыкой или если герои невозмутимо разговаривают, словно просто беседуют за столом. В таких случаях тифлокомментатору необходимо обозначить, что происходит на экране, иногда пожертвовав и короткой паузой.

«В эротической сцене из одного фильма герой и героиня занимались сексом (режиссер показал достаточно деталей, чтобы этот процесс ни с чем нельзя было перепутать), но при этом они были в постоянном диалоге, обсуждали вещи, которые являются неотъемлемой частью сюжета и которые я не имею права игнорировать/перебивать комментарием. Вот здесь сложность заключалась в том, чтобы найти паузы между репликами, куда вставить описание действия, в процессе которого происходит диалог, — рассказывает Мария Антонова. — Это обычная проблема тифлокомментатора — уложить свой максимально лаконичный текст в минимальные 1-2 секунды тишины между репликами героев».

На фото: кадр из фильма «Опасные связи»

Тифлокомментарий: цветная фотография. Мужчина и женщина средних лет, одетые по французской моде восемнадцатого века. Он стоит сантиметрах в десяти за левым плечом девушки и томно смотрит смотрит на нее. Взгляд с поволокой, губы слегка приоткрыты, будто он что-то шепчет ей на ухо. Она приподняла тонкие брови, чуть опустила веки, направив взгляд и еле заметно наклонив голову в его сторону, рот приоткрыт. У него вытянутое лицо, угловатый подбородок, маленькие глаза. У нее утонченные черты лица, пухлые губы, неяркий макияж, светло-русые волосы убраны под шляпку.

Лексика

Даже для литераторов тема секса остается одной из самых проблемных, недаром британский журнал Literary Review уже 26 лет вручает ежегодную премию за худшее описание секса в литературе. Лауреатами, между прочим, становились такие прославленные авторы, как Том Вулф, Джонатан Литтелл и Джон Апдайк. Так что неудивительно, что выбор правильной лексики может стать проблемой для тифлокомментатора. Ему нужно научиться максимально свободно говорить о близости, чтобы не испытывать сложностей с описанием откровенных сцен в принципе. А это уже вполне серьезная задача для человека, выросшего в советско-русской традиции замалчивания всего, что касается секса: мы не привыкли обсуждать его в светской беседе, обращаться к профильным врачам, а детям часто предпочитаем подсунуть книжку-энциклопедию вместо того, чтобы объяснить процесс самостоятельно, на словах. Все это можно определить как негласное табу на обсуждение секса, которое тифлокомментатору придется разрушить, прежде всего лично для себя.

Это самое табу привело к тому, что в русском языке присутствует крайне ограниченный набор выражений, которые уместно употребить в приличном обществе. Медицинские термины в описании сексуальной сцены разрушат весь эффект, подзаборные выражения, понятное дело, не годятся, вроде бы литературные нормы часто звучат неловко и искусственно. Часто при описании сцен с одними и теми же действующими лицами новички пытаются уйти от повторов, заменяя имена или местоимения «он» и «она», казалось бы, нейтральными «девушка», «мужчина» или «герой». В итоге мы можем получить фразы вроде «Герой овладевает девушкой сзади» или «Двое совершают половой акт» и разрушить все четырьмя словами.

Что же делать, чтобы лексика не испортила фильм? Профессионалы советуют уходить от иносказаний и разумно использовать метафоры.

Иван Борщевский: «Сложные метафоры из любовных романов типа «нефритового стержня» или «лепестков розы» тут явно не подойдут.

В качестве удачного описания могу привести отрывок из фильма «Нелюбовь» (А.Звягинцев, 2018): «Женя поворачивается на спину и целует Антона. Он меняет позу. Женя обхватывает его бедра своими ногами и от страсти выгибается на кровати. Антон, целуя ее грудь, продолжает энергичные движения всем телом. Голова Жени запрокинута назад и свисает с края кровати. Ее рот широко открыт.

Женя резко поворачивается на бок и целует Антона. Затем откидывается на спину и широко раскидывает руки в сторону. В темноте белеет ее обнаженная грудь».

На фото: кадр из фильма «Нелюбовь»

Тифлокомментарий: цветная фотография. В полумраке спальни на кровати обнаженные мужчина и женщина. Он лежит на подушке с закрытыми глазами, прикрывшись одеялом. Она сидит у его ног спиной к нам, немного ссутулившись. Голова повернута вбок, наклонена вниз, выражение лица печальное. На них падает белый свет от прикроватных бра так, что кожа приобретает серо-фиолетовый холодный оттенок. Стены комнаты темные, белое изголовье кровати, черное постельное белье.

Мария Антонова уточняет, что в работе над сексуальной сценой могут помочь эпитеты: «Если герои в кадре обнимаются, целуются, поглаживают друг друга, то я могу добавить к описанию действия эпитеты: как они это делают? страстно, пылко, бурно, увлеченно или нежно, ласково, чутко? Через эпитеты я стараюсь добавить краску, которую режиссер, на мой взгляд, хотел привнести в сексуальную сцену, чтобы раскрыть героев и их взаимоотношения с новой стороны».

Помимо лексики, нужный настрой может добавить темп и стиль тифлокомментария. «Если сцена снята динамично, порывисто, то можно и тифлокомментарий сделать соответствующим — нельзя гасить очень эмоциональную и откровенную сцену. Если сцена снята камерно, то также нужно сохранить ее настроение», — советует Янина Исаичкина.


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus