Very special view: первый Форум-фестиваль социального театра в Москве

Текст: Ника Пархомовская
Тифлокомментарии: Вера Трубникова
Фото: Владимир Аверин. Сцена из спектакля Wonder boy.
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. На сцене три человека, они ярко освещены, вокруг них темнота. Слева сидит молодой человек в джинсах и толстовке, у него на голове белый куб с квадратными прорезями для глаз и рта. Рядом сидит женщина лет 30 в черном платье без рукавов, у нее тонкие черты лица и тонкие светлые кудряшки до плеч. Она прижалась к кубу щекой, закрыла глаза и прижимает его к себе согнутой в локте правой рукой. Они сцепили руки в замок и держат их на коленях. Справа стоит в профиль мужчина, строго смотрит на женщину и держит ее рукой за предплечье.

Первый Форум-фестиваль социального театра «Особый взгляд» прошел в Москве с 28 по 31 октября 2019 года. Миссией фестиваля было вывести под свет рампы тех, кто обычно остается невидимым не только на сцене, но и в повседневной жизни: людей с инвалидностью и представителей других социально незащищенных групп. Креативный продюсер фестиваля Ника Пархомовская рассказывает о том, как прошел смотр и чему он научил лично ее и участников форума.

Как мы смотрим на мир и что видим? Допускаем ли, что другие люди видят что-то совсем другое, что-то свое? Почему взгляд каждого особенный, и что он может дать лично нам? Всеми этими вопросами я задавалась, пока мы несколько месяцев готовили первый Форум-фестиваль социального театра «Особый взгляд». И вот теперь, когда фестиваль благополучно завершился, я как его креативный продюсер хочу рассказать о полученных уроках.

Взгляд взгляду рознь

На наш Форум-фестиваль приехало около 250 участников из нескольких десятков городов России. Еще в процессе формирования театральной программы стало ясно, что у нас получается довольно пестрая картина российского социального театра: тут и спектакли с участием людей с инвалидностью (ментальными расстройствами, как в случае с питерской «Фабрикой историй», одновременным нарушением слуха и зрения, как в питерских же «Ночах Холстомера», екатеринбургском «Короле Лире» и московской «Грозе», ограничениями по слуху, как в казанской оратории «Аллюки», или мобильности, как в новосибирской «Unреальности»), и постановка, созданная при непосредственном участии бездомных («Пещера» по тексту «Пира» Платона), и история, в которой играют дети (только не обычные, а из детских домов и приютов, как в «Одиссее2К19»), и минималистичный «Магазин» про судьбу мигранток из Средней Азии в современной Москве, и футуристичный «глитч» о не таком, как все, мальчике (в трактовке Молодежного Театра Алтая из далекого Барнаула).

Сцена из спектакля «Магазин». Фото Дарьи Хрипач

Тифлокомментарий: цветная фотография. Комната с кирпичными стенами и высокими белыми дверями освещена ярко-синим светом. На сцене две женщины в длинных черных юбках, кофтах и черных хиджабах. Одна из них сидит на скамье, положив руки на колени ладонями вверх. Она обеспокоенно смотрит вперед, сдвинув брови. За ее спиной стоит вторая женщина, она улыбается и держит в руках длинную цепь, будто примеряя ее к шее сидящей женщины. Справа на полу на пластиковом ящике светится картинка с куполом мечети.

Немного особняком в театральной программе стояли спектакли-невидимки «Все началось со шторки для душа» и «Страна слепых», созданные для того, чтобы люди без особенностей здоровья хотя бы на время надели на глаза повязки и, погрузившись в темноту, ощутили, каково это – не видеть. А офф-программа не только показывала, что в репертуаре московских театров есть по-настоящему социальные постановки, но и помогала «развидеть» некоторые штампы, связанные с представителями ЛГБТ-сообщества или бывшими заключенными.

Зрительный зал во время спектакля «Все началось со шторки для душа». Фото Владимира Аверина

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. В зале с белыми стенами и высоким потолком на стульях сидят мужчины и женщины в темных масках для сна на глазах. Все сосредоточенно слушают спектакль с серьезными лицами.

Мероприятия образовательной программы, которые специально «рифмовались» с театральными, в основном были направлены на то, чтобы дать участникам Форума инструменты, необходимые для повседневной работы. Арт-директор Центра имени Мейерхольда Елена Ковальская с помощью деталей конструктора «Лего» учила создавать команды и выстраивать стратегию, директор Российского академического молодежного театра Софья Апфельбаум рассказывала про то, как организован российский театр и какое место занимают в нем НКО и частные инициативы, Татьяна Медюх и Дмитрий Поликанов делились позитивным опытом Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение» по созданию инклюзивных театральных школ в разных городах России (ими теперь занимается Центр поддержки творческих проектов «Инклюзион»), а я сама рассказывала о фестивалях социального театра и о том, как подать на них заявку и получить финансирование на поездку.

Мастер-класс по инклюзивному танцу. Фото Владимира Аверина

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. В зале с белыми стенами и высоким потолком танцуют мужчина и женщина. Они одеты в спортивную одежду и танцуют босиком. Мужчина присел на правую ногу, согнутую в колене, и поставил левую ногу на пол. Его партнерша в инвалидной коляске наклонилась к нему, положив руки на плечи и балансируя на одном колесе. Мужчина держит коляску за обруч и смотрит в глаза женщине.

Наконец, в большом практическом блоке были и занятия по инклюзивному танцу от BewegGrund – ведущей швейцарский компании в этой области (тренинг для смешанной аудитории, в которой были, кажется, представители всех социальных групп, провели хореограф Юрг Кох и педагог Корнелия Юнго, сама передвигающаяся на коляске), и воркшоп по плейбек-театру от Марии Машиной и Инны Розовой, где участники учились «слышать каждого», и занятие по актерскому мастерству от Бориса Павловича, и создание мультфильма с Владимиром Авериным, и кино-танец с Диной Верютиной, и вокальный тренинг Елены Романовой.

В таком разнообразии было несложно потеряться и запутаться, но первый урок, который я извлекла еще до старта фестиваля: «Кто хочет, тот всегда найдет»! Большинство участников, тщательно изучив программу, выбрали то, что было нужно именно им, и в своем выборе многие оказались достаточно настойчивы – настолько, чтобы мы (организаторы) переговорили с ведущими мастер-классов и техническими директорами коллективов и увеличили квоты и количество мест на спектаклях. Уже по тому, кто из участников куда записывался, а затем по реакции на каждое из 22 событий основной программы фестиваля стало ясно, насколько все они разные и насколько разные у них цели. Педагоги и кураторы театральных школ «Инклюзион» прежде всего жаждали новых знаний и умений. Отобранные по опен-коллу из более чем 60 подавших заявки 20 участников образовательной программы хотели увидеть разницу между социальным театром и любым другим, задавали острые вопросы и искали точные формулировки. А маломобильные участники, передвигающиеся на колясках или с помощью сопровождающих, часто руководствовались в своем выборе доступностью того или иного мастер-класса.

Организаторы Форума-фестиваля «Особый взгляд»:

  • Благотворительный фонд «Искусство, наука и спорт» в рамках программы поддержки людей с нарушением зрения «Особый взгляд»;

  • Центр реализации творческих проектов «Инклюзион» при поддержке Фонда президентских грантов и Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение».

Доступно/недоступно

Проблема доступности, к сожалению, едва ли не основная для российского театра. Не миновала она и наш Форум. Хоть мы и делали все возможное, чтобы найти подходящую площадку для основной программы задолго до старта фестиваля, все равно оказалось, что даже в гигантской Москве, где вроде бы множество возможностей, идеальных локаций нет.

Сцена из спектакля «Пещера». Фото Дарьи Хрипач

Тифлокомментарий: цветная фотография. За круглым деревянным столиком сидят трое мужчин около 50 лет. Мужчина слева с короткой стрижкой и бородой в футболке и штанах цвета хаки. Он что-то рассказывает, положив руки на стол и опустив взгляд. Остальные смотрят на него и слушают, сцепив руки в замок на столе. В центре мужчина в серой водолазке, с очками на лбу и редкими седыми волосами. Справа – в сером костюме, с короткими темными волосами и седой короткой бородой. Мужчины ярко освещены, вокруг них темнота.

Новое Пространство Театра Наций, где в итоге проходили почти все спектакли театральной программы (8 из 12), прекрасно с точки зрения эстетической и технической, но не оборудовано лифтом, так что людей, передвигающихся на колясках, нам приходилось поднимать в зрительный зал на руках. В Московском музее современного искусства на Петровке, где по утрам проходили практические занятия нашей образовательной программы, а по вечерам в первые два дня фестиваля шли показы спектаклей, есть оборудованный лифт, но он доставляет пассажиров прямиком на экспозицию, которую еще надо пересечь, чтобы попасть в театральный зал. В доме-музее М.Н. Ермоловой, расположенном в старинном особняке на Тверском бульваре, есть только обычная деревянная лестница, которую нужно было в буквальном смысле преодолеть участникам мастер-классов и зрителям спектакля «Страна слепых», который шел там в последний день фестиваля.

В общем, с доступной средой даже в благополучной Москве все далеко не благополучно. Я долго печалилась по этому поводу, думала, что тут можно сделать и как быть, но в итоге поняла две вещи: «Кто хочет, тот всегда дойдет» и «Если не мы, то кто?». В самом деле, если совсем ничего не делать, если не проводить инклюзивные мероприятия на вторых этажах, куда сложно подняться без лифта, если не привлекать таким образом внимание к этой теме, то ничего никогда и не сдвинется с мертвой точки.

Причем это касается не только театральных площадок и культурно-досуговых учреждений, но и всех сфер жизни. Аналогичная ситуация была и в отелях высокой (уровня четырех звезд) категории, в которых лишь несколько номеров доступны для маломобильных постояльцев. Не говоря уже о дефиците специального транспорта. Для меня вся эта ситуация стала очередным поводом задуматься, как сделать театр по-настоящему инклюзивным. Одновременно я думала и о социальной составляющей, ведь физически доступная среда – это не единственный аспект. Многие спектакли, проекты и постановки оказываются недоступны по социальным или финансовым причинам, так как для некоторых категорий граждан вход в «храмы искусства» по-прежнему закрыт.

Но на нашем фестивале спектакли и мастер-классы могли свободно и спокойно посещать люди с нарушением слуха и зрения, так как почти все они сопровождались переводом на русский жестовый язык, а многие еще и тифлокомментарием. И даже прямые онлайн-трансляции, которые мы организовали специально для тех, кто не смог попасть в наши залы, сопровождались перевод на РЖЯ и тифлокомментарием.

Статистика Форума-фестиваля:

  • 250 участников из восьми федеральных округов России приняли участие в фестивале;

  • тысяча зрителей, включая собаку-поводыря, побывала на спектаклях «Особого взгляда» за четыре дня;

  • 2,2 метра — высота символа фестиваля, установленного в Новом Пространстве Театра Наций;

  • пять тифлокомментаторов и три переводчика русского жестового языка участвовали в событиях фестиваля;

  • 3600 километров проехала фура с декорациями спектакля Wonder Boy, чтобы привезти их из Барнаула в Москву;

  • 45 тысяч раз зрители посмотрели прямые трансляции семи фестивальных спектаклей в социальных сетях организаторов;

  • четыре номинации и одно упоминание в лонг-листе национальной театральной премии «Золотая Маска» — у спектаклей, вошедших в программу фестиваля: «Аллюки», «Пещера» и Wonder Boy.

Взгляд в будущее

Фото Владимира Аверина

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. Зал с белыми стенами заполнен людьми, они сидят на стульях и аплодируют. Многие из них смеются и улыбаются, некоторые подняли ладони вверх, показывая «аплодисменты» на жестовом языке. У дальней стены стоит женщина с камерой и снимает происходящее.

Сейчас, когда Форум-фестиваль закончен и есть возможность выдохнуть, самое время подвести итоги и подумать о будущем. Формальные итоги очень радуют: спектакли посмотрело более тысячи человек, из них около 30% – те, кто самостоятельно зарегистрировался на «ТаймПаде» и пришел к нам со стороны (значит, интерес к социальному театру есть не только у тех, кто им целенаправленно занимается, но и у так называемого «простого» зрителя), вышло более ста публикаций и постов в социальных сетях, фестиваль «прогремел» в прессе и вызвал ажиотаж у театральных критиков, которые постепенно открывают для себя и театрального сообщества сам феномен социального театра.

Фактически тоже все неплохо: завязано множество контактов, родились идеи потенциальных межрегиональных коллабораций, все уехали с Форума счастливые и довольные друг другом и теперь находятся в предвкушении объявления спектакля, который получит грант на гастроли, которое состоится во время Санкт-Петербургского Культурного Форума 15 ноября.

Но вопрос, как быть дальше и нужно ли продолжать начатое, не отпускает меня. С одной стороны, я вижу потенциал и возможности для развития, роста и улучшения, с другой – возможно, стоит попробовать провести подобный форум уже не в Москве, а в другом городе, где в силу масштабов он привлечет еще больше внимания к самой проблематике социального театра и одновременно покажет реальную картину и с доступной средой, и с вовлеченностью в процесс обычной публики. В общем, вопросов много, поводов для размышления еще больше, а значит и перспектив. Начало положено, главное – не забывать последний из преподнесенных мне уроков: «Кто хочет, тот всегда дерзнет».


Поделиться публикацией:

Сцена из спектакля Wonder boy. Фото Владимира Аверина
Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus