Дмитрий Бикчентаев: «Задача инклюзивного театра – менять отношение зрителя к себе и к миру»

Текст: Елена Федосеева
Тифлокомментарии: Вера Трубникова
Фото: сцена из спектакля «Сон шарманщика» театра «НеЗаМи»
Прослушать публикацию

Жил да был на свете шарманщик. И была у него не только верная шарманка, но и много других музыкальных инструментов. А еще у шарманщика была мечта — взять да научить инструменты играть слаженно и красиво, как в настоящем оркестре. Помочь ему в этом мог только камертон, но вот беда: шарманщик уронил его и забыл извиниться. Камертон сильно обиделся и заставил инструменты играть не своими голосами: барабаны засвистели, флейта заквакала, контрабас заблеял, как коза. Так начинается волшебная театральная сказка «Сон шарманщика» Казанского музыкального коллектива незрячих артистов «НеЗаМи».

Много лет талантливые музыканты играют и участвуют в концертах под руководством педагога и вдохновителя группы Дмитрия Бикчентаева. В этом году ансамбль решил испытать свои силы в сценическом искусстве и стал одним из победителей конкурса «Театр с закрытыми глазами», получив возможность поставить спектакль «Сон шарманщика» и поехать с ним на гастроли по школам-интернатам для незрячих и слабовидящих детей. Конкурс проходил в рамках программы поддержки людей с нарушением зрения «Особый взгляд». Несмотря на то что это первая работа «НеЗаМи» в области театра, ее высоко оценили члены экспертного жюри, в которое вошли руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман, кинематографист Александр Адабашьян, театральный критик и продюсер Ника Пархомовская и представители фонда «Искусство, наука и спорт».

Руководитель «НеЗаМи» Дмитрий Бикчентаев рассказал нашему корреспонденту Елене Федосеевой о спектакле и задачах инклюзивного театра.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Дмитрий демонстрирует работу двух шарманок. Большая шарманка представляет собой деревянный ящик шириной около 60 см и высотой около 40 см. На передней панели ящика в небольшой нише расположены деревянные трубы. Корпус шарманки зеленого цвета, расписан цветами, на боку ручка, которую нужно вращать, чтобы услышать музыку. На большой шарманке стоит шарманка поменьше в корпусе красного и черного цветов с белыми трубами. Перед Дмитрием сидят на стульях двое мужчин, позади Дмитрия сидит девочка.

20 музыкальных инструментов

Подавая заявку на конкурс, мы хорошо представляли, каким должен быть музыкальный спектакль с участием незрячих актеров и для зрителей, которые также могут быть лишены зрения. Текст пьесы мы попросили подготовить известного казанского поэта, писателя и сценариста Бориса Вайнера. По его сценариям поставлены десятки детских пьес, но текст для спектакля с участием незрячих людей он готовил впервые. Кроме этого, мы задумали пьесу с обучающими и воспитательными функциями, и ему необходимо было это учитывать при работе.

В последнее время незрячие дети не определяют на слух звучащие музыкальные инструменты, и для того, чтобы научить их это делать, мы задействовали в пьесе 20 инструментов четырех разных классов. Маленькие зрители узнают, как звучат гусли, фортепьяно, флейта, контрабас, колокольчики и многие-многие другие инструменты, а в конце определят их на слух.

Огромный оркестр артистов и зрителей

Тифлокомментарий: цветная фотография. Сцена из спектакля «Сон шарманщика». На сцене трое незрячих музыкантов в черных очках: Володя Ненастин, Диляра Залялиева и Булат Минуллин, за ними стоят их мамы, ассистентки в спектакле. Все, кроме Диляры, одеты в черные костюмы, накидки и котелки. На Диляре черные брюки и белая свободная рубашка, на голове маленькая белая шляпка. Инструменты слева направо: Володя с акустической гитарой, перед ним синтезатор и гусли на подставке. Рядом перкуссия на стойке. У Диляры в руках блок-флейта, перед ней ряд цветных концертных колокольчиков и большая шарманка, слева бубен на столе. Булат играет на контрабасе, слева от него стоит круглый концертный барабан на подставке.

«Сон шарманщика» — спектакль не только инклюзивный, но и интерактивный, контактный. Зрители могут включаться в его действие: брать в руки музыкальные инструменты, тактильно изучать их формы и даже играть на них, становясь частью большого оркестра. Спектакль красивый, зрелищный, в нем задействованы редкие в наших краях инструменты, увидеть которые будет интересно и взрослым зрителям.

Десять ролей пьесы исполняет всего четыре актера, трое из которых незрячие. Передвигаться по сцене им непросто, к тому же каждый из них играет на нескольких инструментах. У актера есть свое рабочее место и тьютор, помогающий вовремя сменить музыкальный инструмент. В роли тьюторов чаще всего выступают мамы музыкантов, которые также включаются в сценическое действие, играя на шумелках, свистелках и подпевая во время исполнения вокальных номеров.

Пьеса «Сон шарманщика» веселая, в мажорном настроении, костюмы актеров яркие, вокальные номера запоминающиеся — и очень скоро к их исполнению присоединяются сами зрители. Мы передаем им свистелки, шумелки, стучалки и играем финальную песню огромным оркестром актеров и зрителей.

«Бродячие» актеры

Тифлокомментарий: цветная фотография. Сцена из спектакля «Сон шарманщика». Булат с головным микрофоном играет на контрабасе. Справа от него женщина держит в руках духовой инструмент из четырех деревянных труб под названием «кукушка», имитирующий звук шарманки.

Сказка наша добрая, разумная, о добром и вечном — о том, что только в дружбе и согласии все получается. «То под гору, то в гору; То стужа, то жара. Бродячему актеру опять в поход пора. Он странник и работник, страдалец и герой...» — это слова финальной песни спектакля, которые отчасти рассказывают и о нашем пути, ведь впереди у нас самые разные путешествия и гастроли. В ближайшее время мы покажем «Сон шарманщика» в Ульяновске, Чебоксарах, Йошкар-Оле, Казани и под Казанью. В следующем году мы планируем подавать заявку на грант, получение которого позволило бы нам показать спектакль в специализированных школах Кировской области, Нижнего Новгорода, Рязани, Мордовии, Удмуртии. Мы будем играть «Сон шарманщика» в школах-интернатах, где учатся незрячие и слабовидящие дети, поэтому все гастроли планируем в будние дни, не во время каникул.

«Зрители до 40 лет смеялись, после 40 — плакали»

Впервые «Сон шарманщика» был поставлен 26 октября 2019 года на сцене Казанского «Дома культуры машиностроителей» под руководством режиссера Евгения Аладинского. По духу он наш человек, наш древний друг. Евгений Аладинский уже давно следил за жизнью нашего музыкального коллектива и, начав работать с нами, хорошо представлял, что мы можем и чего не можем с точки зрения хореографии и сценической выразительности. Спектакль привлек внимание СМИ, был понят и высоко оценен зрителями. Он оказался интересен людям любого возраста: зрители до 40 лет смеялись, а после 40 — плакали. Многие из них осознали, на что способны люди, которые ограничены по здоровью, но очень любят работать.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Музыкальное занятие в студии «НеЗаМи». На стуле перед пюпитром сидит режиссер Евгений Аладинский — мужчина около 50 лет в джинсах и полосатой футболке. Он дирижирует: взмахивает правой рукой, левую держит на уровне пюпитра. Справа от него сидит руководитель театра Дмитрий Бикчентаев. В студии трое незрячих музыкантов: Володя, Булат и Диляра. Володя стоит за белым цифровым пианино, там же лежат гусли, рядом у барабана сидит Булат с барабанными палочками в руках, напротив дирижера сидит Диляра, перед ней на подставке в два ряда стоят 20 цветных колокольчиков, слева на стуле лежит скрипка.

После того как я начал заниматься с незрячими детишками, мое отношение к миру сильно изменилось, у меня все стало хорошо: я просыпаюсь и радуюсь, мне всего хватает. И задача инклюзивного театра — менять зрителя, менять его отношение к себе и к миру. Инклюзивный театр должен быть потому, что это один из способов социализации и интеграции инвалидов в нашу российскую действительность, которая не приспособлена к сопереживанию и сосуществованию с ними. Инклюзивный театр — это один из способов повлиять на эту ситуацию, и, если на инклюзивном спектакле хоть один зритель изменит свой взгляд на жизнь инвалида, свое поведение по отношению к нему, спектакль сыгран не зря. Социальный театр должен объединять не только инвалидов, но и людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации: переживших тюремное заключение или лишившихся места жительства. Сценическое искусство помогает нам понять друг друга, научиться сочувствовать друг другу и сопереживать.


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus