Инопланетянин в аквариуме: Ирина Поволоцкая о перформансе

Текст: Ирина Поволоцкая
Тифлокомментарии: Таиса Марченко
Фото: «Инклюзион»
10.02.2020
Прослушать публикацию

Ирина Поволоцкая — литератор, художник, актриса, психолог, слепоглухая с детства, автор автобиографической повести «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не говорю». В колонке «Инопланетянин в аквариуме» на портале «Особый взгляд» Ирина рассказывает о своем восприятии мира и об искусстве как способе терапии. В этой статье речь пойдет о перформансе.

Перефразируя Пушкина, можно вслед за героем «Пиковой дамы» воскликнуть: Что наша жизнь? Перформанс!

Под словом «перформанс» обычно понимается форма современного искусства, в которой произведения составляют действия художника или группы, включающие четыре базовых элемента: время, место, тело художника и отношения художника и зрителя. Иногда перформансом называют такие традиционные формы художественной деятельности, как театр, танец, музыку, цирковые выступления. Появление перформанса связано с проблемами живописи авангарда: преодоление живописного пространства картины, выход к конструкции как основная тенденция авангардного искусства. Истоки перформанса восходят к практикам уличных выступлений футуристов, клоунады дадаистов, театру Баухауза.

Однако для меня перформанс это прежде всего — здесь-и-сейчас, пребывание в данном конкретном месте в данный конкретный момент времени: сосредоточение на реальности, предельное внимание к происходящему, и выбор единственно возможного пути — будь то совсем внезапная импровизация или работа в заранее структурированной форме.

Перформанс — это, конечно, особая атмосфера, которую перформер создает своим присутствием, своей внутренней энергией и которая объединяет его — как особый «канат» — со зрителями. Когда можно замереть, будто остановить вечность, и зритель при этом не скучает — наоборот, с интересом ощущает силу момента схождения времени и пространства, их особую энергию.

Фото: Алексей Межнев

Тифлокомментарий: цветная фотография. Ирина в приталенном фиолетовом платье и фиолетовых ботинках танцует на открытой площадке фестиваля «Добрые люди 2019». Она широко развела руки и ноги, пальцы держит «веером», слегка улыбается. Вокруг нее стоят молодые люди, девушки, мальчик лет пяти. Справа развевается красная лента. Сзади стенд фестиваля.

Сила перформера в том, чтобы быть настолько внутренне обнаженным и открытым, прозрачным и даже уязвимым, чтобы не бояться встречаться лицом к лицу со всем, что проявляется и чувствуется, будто держать руку на пульсе самой жизни. «Актер» от слова «акт» — действие, выходишь на сцену для чего-то и действуешь, начиная движения внутри, проживаешь любовь, ненависть, грусть, горе. Классическая актерская игра — это определенная роль. А в перформансе важно быть искренним, настоящим, быть в текущем моменте.

Пробуя себя в качестве режиссера, я пришла к тому, что для инклюзивного театра формат перформативного искусства достаточно удобен, особенно с уклоном в физический театр. Это привело меня к созданию антрепризной Лаборатории перформанса «СБрод» инклюзивного театра Фиолетовой Феи Феникс, где актерам принадлежит ведущая роль, и то, что мы делаем вместе, есть прежде всего личное актерское искусство каждого из нас.

Актерские навыки — это лишь инструменты, которые ничего не значат без личностной составляющей самого человека. Поэтому в первую очередь лаборатории с педагогами помогают анализировать себя, открывать в себе новые грани, раскрепощать эмоциональность. В роли педагогов могут выступать актеры и режиссеры, литературоведы и писатели, психологи и инструкторы, театральные критики и хореографы...

Тифлокомментарий: цветная фотография. Ирина и трое участников перфоманса стоят рядом, позируют на камеру. Ирина в белом платье и белых кедах стоит, немного повернув голову. У нее помада в тон волосам и длинные серьги серебряного цвета. Она положила правую руку на спину мужчины в маске, который стоит согнувшись слева перед ней. Он одет в черные джинсы и балахон, на голове капюшон, руки в белых перчатках. Левую ногу Ирина отставила назад, на бедро поставил локоть русый мужчина справа от нее. Он стоит полуприсев и подпирает голову кулаком. К его спине прильнула босоногая женщина с красными волосами ниже плеч в длинном красном платье. В зале с белыми стенами и дощатым полом монтируют выставку: картины стоят друг за другом, прислоненные к стене. Над ними болтаются шнурки, на которые вешают картины На полу мягкие желтые квадратные пуфы.

Можно сказать, что театр Фиолетовой Феи Феникс существовал в виде небольших психологических квартирных перформансов с середины 90-х годов. Тогда я, еще как психолог, занималась с учениками исследованием метафор через тело, движения, невербальные высказывания. Это театр изначально невербальный, физический, пластичный, он исследует и развивает принципы, которые (как я много позже узнала) близки к идее танца буто.

Методика работы снимает маску социального, условного мира, погружает внутрь себя, своих воспоминаний, впечатлений, снов. А еще — здесь и сейчас рождает воплощенную в движении идею, создавая историю, легенду, притчу, рассказанную языком танца, поиск диалога между телом и словом, между Ничем и Явным.

Фото: Ася Майданова

Тифлокомментарий: цветная фотография. Эти же четверо артистов выстроились в ряд на сцене. Трое слева завели правую руку за спину и согнули ее, а левую держат прямо вдоль тела. Артист в черном справа опирается левой рукой опирается на деревянную трость, правой держит маску сбоку от лица. Перед ними четыре стула. За ними экран: на темном фоне написаны имена актеров и слово: «Конец». Справа на сцене стоит колонка на треноге.

Позже я пыталась продолжить театральные лаборатории и постановки, создав с подругой Творческое объединение помощи слепоглухим «Круг». Сейчас мне в этом помогает Центр творческих проектов «Инклюзион», основанный Фондом поддержки слепоглухих «Со-единение», а также мои друзья в качестве волонтеров.

Мы готовы к тому, что ничего не бывает быстро. Это такой процесс, где все погружаются, движутся в каком-то направлении, оно может быть неправильным — направление меняют, оно может быть опять неправильным. Это ежедневное повторение.

«Репетиция» — это «повторение», и мы повторяем какие-то вещи, пытаясь найти ту интонацию, которая нам кажется важной, точной, настоящей. Иногда мы ее находим и тут же теряем. Потом приходится искать ее заново или находить другую.

Главная особенность нашего подхода к работе с актерами — в том, что мы позволяем каждому актеру раскрыться, стараемся не разрушать его самоощущение.

Актерам на сцене принадлежит весь мир, поэтому мы убираем с площадки все, что мешает коллективному творчеству.

Я как режиссер прислушиваюсь к коллективным идеям. В этом случае на репетиции — веселье и креатив, творческое настроение, бурлящий процесс. Я считаю, что актеру нужно показывать, что его ценят, максимально включая его в сам творческий процесс. Наполнение движения внутренним присутствием, индивидуальность, не техника, а личность, не танец под музыку, а музыка, звучащая через этот танец.

Все колонки Ирины Поволоцкой читайте в ее авторском блоге «Инопланетянин в аквариуме» на портале «Особый взгляд».


Нашли опечатку? Нажмите ctrl+enter – мы исправим. Спасибо!

Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus