“Инклюзион” в Екатеринбурге: творческие эксперименты со студентами театрального института

Текст: Виктория Виолло-Авдеева
Фото: Фотография эскиза спектакля «Король Лир»
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: на фотографии сцена из спектакля “Король Лир”. В голубоватом свете софитов на переднем плане группа из четырех человек: трое мужчин и одна женщина. Один из мужчин в черном костюме стоит к зрителю боком, делает шаг вперед. Перед ним на полусогнутых ногах стоит молодой человек, он смотрит на мужчину, держит его за запястья, словно направляя. Напротив мужчины стоит девушка в черном. Она смотрит перед собой, ее руки согнуты в локтях, вытянуты вперед. Стоящий позади нее юноша в черном поддерживает ее руки своими руками. На заднем плане слева стоит группа молодых людей в черном. В руках они держат длинные деревянные шесты.

Сегодня в пяти городах России работают школы театрального искусства для людей с разными возможностями здоровья «Инклюзион». Первая школа появилась в Москве в 2016 году — она выросла из проекта «Инклюзивная театральная лаборатория «Со-единение», в котором приняли участие 18 непрофессиональных актеров с сенсорными, физическими и ментальными особенностями здоровья, а также режиссеры, педагоги и актеры ГИТИСа, Школы-студии МХАТ и Театрального института им. Щукина. Всего за три месяца команда профессионалов и новичков поставила три эскиза спектаклей по классическим произведениям мировой литературы. А спустя год после начала экспериментальной работы у школы «Инклюзион» появилась собственная концепция, программа обучения и сеть партнеров в регионах: новые школы открылись в Екатеринбурге, Казани, Санкт-Петербурге и Новосибирске.

Проект «Инклюзион. Школа» объединяет профессионалов театра и актеров с разными возможностями в поиске нового театрального языка, который может вывести инклюзивный театр на высокий профессиональный уровень. Каждая из школ создает свой методический багаж, которым впоследствии можно будет делиться и обмениваться с коллегами. У каждой из школ есть своя специфика, например, в Москве занимаются большей частью люди с ментальными расстройствами, нарушением слуха и зрения, а в Екатеринбурге естественным образом образовалась группа незрячих и зрячих участников. Это обусловлено отчасти тем, что в городе активно развиваются еще два инклюзивных проекта: театр-студия «Верба», где занимаются люди с физическими ограничениями здоровья, и «ЗАживое» с участием людей с расстройством аутистического спектра и актеров театра.

Замечательная особенность екатеринбургской «Инклюзион.Школы» — ее полная инклюзивность. Это, пожалуй, пока единственная из театральных школ, в которой на постоянной основе занимаются студенты театрального института и участники с особенностями. Как отметила директор школы Наталья Киселева, здесь очень ценят экспериментальный подход к обучению.

«Мы очень любим экспериментировать, для нас театральное образование — это в известной степени и опыт, и исследование, и в первую очередь познание самих себя, — рассказала Наталья. — Поскольку нет очевидных методик обучения театральному инклюзивному творчеству, мы развиваемся опытным путем. Могу с уверенностью сказать: первые пробы и этюды в этом направлении нас очень вдохновляют».

По ее словам, в школе царит «дух театральной студийности», который удалось создать во многом благодаря руководителю педагогического и творческого процессов, заслуженной артистке России Наталье Гараниной — одновременно человеку творческому и инициативному (беби-театр Екатеринбургского театра кукол, над созданием которого она работала, не раз участвовал в престижных фестивалях) и опытному педагогу, ведущему свой курс на кафедре кукольного театра в Екатеринбургском театральном институте. Студенты Натальи участвуют в «Инклюзионе» и помогают артистам-любителям освоить основы профессионального мастерства. Сама Гаранина отмечает, что ценит содружество студентов театрального института и студентов «Инклюзион.Школы» не меньше, чем театральный результат.

«У нас сложился небольшой, но сплоченный коллектив. Он состоит из 15 человек, имеющих нарушенияе слуха и зрения, а также 9 студентов Екатеринбургского театрального института, — рассказала она. — Два раза в неделю проводятся уроки пластики, вокала, занятия по актерскому мастерству. Начали мы с упражнений по изучению пространства, по изучению друг друга, по выработке внимания, взаимодействия, развития фантазии и воображения. Из этих упражнений и этюдов родился наш первый театральный опыт — „Чайка по имени Джонатан Левингстон“ по повести Ричарда Баха. Это маленькие откровения о себе, своих проблемах, поиске выхода из трудных ситуаций, поиске своего пути».

В сентябре участники «Инклюзиона» приступили к работе над пьесой Уильяма Шекспира «Король Лир». Поскольку читка по ролям и разбор пьесы, как это бывает в театре, в данном случае были невозможны, материал изучали путем этюдов.

«Один из них посвящен тому, как Король Лир относится к своим дочерям, второй — о том, как живут дочери между собой, третий — как они представляют себе бурю: в звуковом плане, пластически и т.д. — поделилась Гаранина. — Из этих этюдов сложилась зарисовка на 20 минут. Мы назвали ее „Театральные опыты на тему Шекспира“. Самое, на мой взгляд, интересное в этой работе — что роль Короля Лира играет слепоглухой актер Слава Каргаполов. С ним в паре работает студент Семен Мруз, он исполняет роль Шута. Семен выучил дактильный алфавит и общается со Славой очень активно. Он объясняет ему, что делать на сцене. В этом мы увидели прием: Шут выражает мысли Лира в словах».

В то же время екатеринбургский «Инклюзион» работает над эскизом спектакля для детей с рабочим названием «Времена года из пачки бумаги». Участники проекта настолько прониклись атмосферой детского театра, что сами начали играть по-детски: мастерить поделки из бумаги и подбирать соответствующие временам года звуки. Вообще, по словам Гараниной, студийцы — люди очень непосредственные, жизнерадостные, увлекающиеся. Они интересуются искусством, много читают — «глотают жизнь», и учат работающих с ними студентов не зацикливаться на проблемах, быть жизнестойкими и целеустремленными.

«Благодаря этому общению мои студенты становятся внимательнее к людям, мягче, терпимее. Они проявляют трогательную заботу о своих партнерах: встречают их до занятий, помогают снять верхнюю одежду, поят их чаем. А ребята, зная, что студенты вечно голодные, часто приносят всякие вкусности — сами пекут пироги и печенье! Мне такая дружба очень симпатична, — отметила Гаранина. — Участникам нашей инклюзивной школы это дает возможность расширить границы общения с миром. Можно сказать, ребята с ограничениями в зрении и слухе открываются миру — и мир открывается навстречу им».

Такой живой интересный опыт инклюзивного театра есть в Екатеринбурге. В чем-то он уникальный — не привычные схемы и штампы определяют жизнь и «труды» этой школы. В целом же это опыт театра органики и возможностей человека.


Поделиться событием:

Фотография эскиза спектакля «Король Лир»
Блок с фотографиями из Instagram
Система Orphus