“In Touch/Прикасаемые” в Лондоне: мечты сбываются

Текст: Виктория Виолло-Авдеева
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: слева мужчина с седыми волосами в коричневых брюках и бежевой рубашке и женщина с филоетовыми волосами в сером струящемся платье. Каждый прижимает одну руку к голове, другими руками они почти соприкасаются, держа ладони повернутыми вверх. Справа две женщины: актриса в розовом платье поднимает руки вверх и одной ладонью прикасается к поднятой руке актрисы в зеленом платье, которая держит вторую руку на уровне талии с ладонью, развернутой к потолку. Пары стоят друг напротив друга и боком к зрителю. На потолке висит конструкция, напоминающая большой венок из веток в синем цвете

14 октября 2017 года в Лондоне в Королевском Национальном Театре состоялась премьера международного инклюзивного спектакля «In Touch/Прикасаемые» с участием слепоглухих и зрячеслышащих актеров из России и Великобритании. Это был необыкновенный вечер — на сцене и в зрительном зале сбывались мечты людей. Слепоглухая девушка Алена Капустян в детстве мечтала стать актрисой, актер Евгений Миронов — сыграть в театре, которым руководил его любимый актер Лоуренс Оливье, слабовидящая и слабослышащая Зара Арнольд — о равенстве всех людей, мама слепоглухого мальчика — о том, чтобы слепоглухих людей, наконец, заметили, актриса Дженни Эггатер — чтобы все люди понимали друг друга.

Уже известный сегодня спектакль «Прикасаемые» о слепоглухих людях, который создавался с помощью техники вербатим и пластики, в Лондоне вышел в новой версии. Хотя, скорее, стоит говорить уже о новом спектакле, ведь языков, на котором рассказывали свои истории слепоглухие и зрячеслышащие актеры, стало больше. К русскому добавился английский, также на двух языках — русском и английском — «заговорили» носители жестового языка (как известно, у каждого народа он свой). И конечно, слепоглухие участники за два года актерской школы овладели универсальным языком театра. Тем не менее зрители поняли все: шесть экранов с субтитрами и переводом на английский язык разместили на разных уровнях видимости, два переводчика на жестовый язык переводили все диалоги прямо со сцены, а зрителям с нарушением зрения помогала аудиодескрипция, тактильная модель декораций, а также либретто на Брайле. Живая и точная реакция зала на комичные, драматичные моменты показывала, что все это работает. Это была настоящая инклюзия, когда люди с разными возможностями и способами восприятия мира целый час находятся в едином потоке чувств и жизни.

Тифлокомментарий: на цветном фото сцена из спектакля. Вид из зрительного зала. В тусклом голубоватом свете софитов на авансцене две женщины. На них розовое и зеленое платья. Они сидят на корточках, улыбаются, протягивают вперед руки, как будто поддерживают ладонями невидимый шар. За ними сидят на сцене мужчины в белых рубашках и брюках и женщины в платьях разных цветов. Они улыбаются и смотрят на двух актрис на авансцене.

Исполнителями этого уникального международного спектакля стали десять слепоглухих и зрячеслышащих актеров из первой российской версии спектакля, а также новые слепоглухие участники Зара Арнольд и Раджи Гопалакришна, актер Джонатан Бекс и переводчик жестового языка Салли МакНил из Великобританиии. История известного российского слепоглухого профессора Александра Суворова прозвучала в исполнении Евгения Миронова, а дневники и стихи слепоглухого ученого-дефектолога Ольги Скороходовой — впервые на английском языке — прочитала британская актриса Дженни Эгаттер. Над постановкой работала инклюзивная команда: режиссер спектакля «Прикасаемые» Руслан Маликов и художественный руководитель театра «Грейай» режиссер Дженни Силей. Дженни, не слышащая с детства, прошла собственный путь преодоления жизненных трудностей, связанных с глухотой. Благодаря ей, в спектакле появился дух европейской инклюзии, а также тонко и точно используется жестовый язык в сочетании с пластикой как художественное средство и способ общения зрячеслышащих и слепоглухих актеров. Дженни Силей, Руслан Маликов и драматург Марина Крапивина, объединив героев из разных культур, российскую и европейскую традиции театра, создали эмоциональную и элегантную драматическую постановку, основанную на реальных историях.

Этот спектакль об общении. Именно коммуникация стала самой сложной частью процесса. Нелегко найти общий язык в творческой группе, пусть даже все говорят по-русски. Непросто найти способ взаимодействия двум со-режиссерам с разными творческими парадигмами мышления. Да еще и наладить процесс синхронного перевода на пяти языках во время репетиций и подготовки постановочной части. Не говоря уже о девятимесячных предварительных переговорах с Национальным Театром, для которого главным приоритетом стало создание спектакля, доступного аудитории с разными возможностями. С февраля по май проходили этюдные лаборатории для сбора материала, в мае состоялся первый трехдневный визит Дженни Силей в Москву для знакомства с группой и обсуждения творческих планов, структуры пьесы, художественных решений. Параллельно шел поиск британских слепоглухих и зрячеслышащих актеров, их интервьюирование для пьесы. Затем была двухнедельная серия репетиций российской группы, перевод пьесы на английский язык для британских участников и, наконец, их приезд в Москву на пять репетиций. Так сложился спектакль, а в Лондоне оставалось еще два репетиционных дня для его доработки, создания аудиодескрипции и подготовки переводчиков жестового языка к премьере. Такой жесткий график может быть не под силу и профессиональным актерам. И то, что слепоглухие участники с полной отдачей включились в процесс, «без скидок» на свои особенности, выдержали и сложности коммуникации, и работу с двумя режиссерами, и репетиции по 8-10 часов в день, показывает, что они стали профессиональными актерами инклюзивного театра. И эти выдержка, готовность и умение работать, желание сделать больше, чем от них ожидают, вызвали неподдельное восхищение у британских коллег.

Тифлокомментарий: сцена из спектакля. На темной сцене около двадцати актеров. Сзади над сценой — огромный светящийся круг и декорация, похожая на волнистое фиолетовое дерево без листьев, справа освещается настоящая листва. В центре трое мужчин, одетых в коричневые брюки и бежевые рубашки, горизонтально держат на руках девушку в желтом платье. Она протягивает руки к зрителям. На это внимательно смотрят сидящий на лавке мужчина и стоящая рядом женщина в черных футболках и штанах. В глубине сцены актриса играет на арфе. Справа тоже сидит актер, одетый как и другие мужчины, но в черных очках, и прикладывает руку ко лбу. К нему повернута девушка в розовом платье. Остальные актеры заняты чем-то своим: кто передвигается, кто слегка наклоняется, и так далее.

Во время работы над этим проектом и гастролями в Лондон участники как будто заново узнали друг друга. Важной частью этого пути стало изучение контекста жизни и культуры другой страны, в которой инклюзия уже более двадцати лет является данностью и стала неотъемлемой частью повседневной жизни. Интересно было узнать, что темы и формы инклюзивных постановок в России и Великобритании отличаются, что сейчас в британском особом и инклюзивном театре люди с ограниченными возможностями здоровья не говорят о себе, ведь это уже известно, а обсуждают разные социальные и общечеловеческие проблемы. И, бывает, содержание становится важнее формы, поэтому некоторые постановщики пренебрегают ею вообще. В процессе знакомства с инклюзией в Великобритании мы узнали, что компании инклюзивного театра, как и особого театра с участием только людей с инвалидностью, и театра для особой аудитории имеют четкую схему со-финансирования, собственную репетиционную площадку, поддержку организаций по обеспечению доступности. При этом большинство театров, у которых есть оборудованная репетиционная сцена, играют спектакли на разных площадках с целью привлечения новой аудитории.

Главный драматический театр Великобритании регулярно открывает двери для проектов инклюзивного и особого театра. Даже просто позвонив по телефону для справок или отправив письмо на общую электронную почту, возможно попасть на сцену и в программу театра, как это получилось с «Прикасаемыми/In Touch». По словам программного директора, главное, «чтобы спектакль был по-настоящему инклюзивным, качественным, интересным и доступным зрителям с разными возможностями здоровья и восприятия мира». У этого театра есть свой зритель, который знает, что на сайте всегда можно найти информацию о спектаклях с переводом на жестовый язык и/или субтитрами, с аудиодескрипцией и тактильной экскурсией по театру и сцене. При распределении мест в зале в первую очередь выделяют сектора, подходящие для людей с особыми потребностями, а только потом отправляют в продажу остальные билеты.

Но даже при таком уважительном подходе театр в Великобритании остается недоступным для людей с одновременным нарушением зрения и слуха. Возможно, для решения этой проблемы нужен целый комплекс нововведений — таких, как тактильная экскурсия и либретто на Брайле до спектакля, специальная версия аудиодескрипции в сочетании с синхронным переводом на тактильный жестовый язык во время спектакля, а также пластический тур по основным сценам после его окончания. И они могут помочь слепоглухому человеку сформировать наиболее полное представление о произведении театрального искусства.

Тифлокомментарий: сцена из спектакля. Уже знакомые нам актеры стоят на авансцене. Некоторые из них — на коленях. Декорации прежние. Перед актерами сложенные кругами веревки, в них или рядом с ним лежат яблоки. Женщина в салатовом платье и мужчина в клетчатом пиджаке и синей рубашке сидят справа на лавочке. Перед ними раскрытые папки. Остальные актеры стоят еще дальше от края сцены и смотрят в зрительный зал.

Спектакль «Прикасаемые» сыграл важную роль в развитии инклюзивного театра в России, а главное, в жизни людей, которые в нем участвуют. Если говорить о его социальном эффекте, то он очевиден в новой постановке. Если в эскизе, созданном в рамках фестиваля-школы «Территория» в 2014 году, основным событием было само появление на сцене людей-невидимок, для которых был закрыт внешний мир, людей, о чьих проблемах мало кто задумывался до этого, если в спектакле 2015 их жизнь и характеры были раскрыты зрячеслышащими актерами, а сами слепоглухие свидетельствовали о себе, то в постановке 2017 года каждый актер и герой спектакля сам рассказывает свою историю на языке театра. В сценическом пространстве яблоневого сада, где нет ощущения времени, истории потери и разочарования, любви и принятия, столкновений и примирения с внешним миром звучат знакомо и захватывают актеров и зрителей с разными способами восприятия мира в общем потоке жизни. И каждый человек узнает себя и свои чувства, осознает, что, оказывается, нас всех многое объединяет, несмотря на все различия. Как и в финале спектакля, остаются Луна, музыка и мечты: «Я сейчас задумал одну скульптурную композицию — „Идущий человек и Собака“. Без постамента. Просто на земле. Во всех столицах мира», «Я всегда хотела стать оперной певицей, стоять на сцене и петь», «Море, море, море... ах, как мне бы хотелось стать русалкой, чтобы жить в этом море!!! Или быть морской царицей, плавающей по морю в окружении дельфинов», «Я хочу научить слепоглухих детей надеяться и быть счастливыми», «Я мечтаю о понимании и приятии. Чтобы люди слышали друг друга», «Я хочу улететь в космос и быть со звездами»...


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus