Fest-fest-fest

Текст: Ника Пархомовская
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: на цветном фото сцена из спектакля. Вид из партера. На темном заднике россыпь звезд. В центре на резном постаменте стоит молодой мужчина в белом богато расшитом восточном наряде, на голове у него белый тюрбан, украшенный сиреневыми перьями. Рядом с ним стоит молодая женщина в белом восточном закрытом платье, расшитом золотом. Белый платок покрывает ее волосы. Мужчина и женщина поднимают вверх руку в приветственном жесте. За ними огромным веером установлены опахала, украшенные ярко-розовыми и фиолетовыми перьями. Вокруг постамента много мужчин и женщин в белых тюрбанах и восточных нарядах той же цветовой гаммы. Они танцуют и машут опахалами.

Смотры — большие и малые, международные и региональные, тематические и узкоспециальные — превратились в некий тренд, своеобразную ярмарку тщеславия. Фестивали разных калибров и мастей проводятся сегодня, кажется, повсюду, во всех городах, областях и весях. Среди прочих возникли и специализированные фестивали «особого» театра: «Протеатр», Inclusive Dance и другие. В какой-то момент, лет 20 назад, западные фестивали стали постепенно двигаться в сторону инклюзивности во всех смыслах, включая в программы соответствующие постановки и делая спектакли доступными для людей с разными возможностями, а через некоторое время за ними последовали и отечественные театральные смотры.

Главным российским театральным событием был, есть и остается фестиваль национальной театральной премии «Золотая маска», авторитет и репутация которого непоколебимы на протяжении вот уже более 20 лет. Тем важнее, что с 2014 в конкурсной программе «Золотой маски» участвуют инклюзивные постановки, а одна из них даже выиграла в номинации «Эксперимент». Речь идет о спектакле «Отдаленная близость» Герда Хартмана и Андрея Афонина, созданном театральной студией «Круг II» при поддержке Гете-Института на основе стихов, сказок и небольших эссе авторов с проблемами психического здоровья. Тем самым был создан важный прецедент, доказывающий, что, по крайней мере, часть экспертов и членов жюри воспринимает театр с участием людей с особенностями всерьез.

Это была первая ласточка, вслед за которой в конкурсе «Золотой маски» потихоньку начали появляться и другие инклюзивные спектакли, в том числе поставленные в профессиональных театрах. В 2016 году в пятерку номинантов все в той же категории «Эксперимент» попали «Прикасаемые», совместный проект Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение» и Театра Наций — на сегодняшний день единственный в мире инклюзивный спектакль с участием слепоглухих и зрячеслышащих актеров. А годом позже номинацию получил «Язык птиц» Бориса Павловича и целой команды профессионалов, совместная работа Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова и Центра «Антон тут рядом». В двух кукольных номинациях в 2017 году победила другая работа из Петербурга, напрямую связанная с темой «особых людей» — «Колино сочинение» Яны Туминой, где двое актеров рассказывали с помощью приемов визуального театра историю мальчика с синдромом Дауна.

Это свидетельствует о том, что сама тема вызывает пока больше интереса, чем реальная инклюзия, и у особых актеров сегодня, к сожалению, меньше шансов завоевать высокую оценку театральных деятелей, чем у профессиональных артистов. Что, впрочем, не мешает экспертам выдвигать все новые работы. В нынешнем году среди лауреатов — проект питерского Упсала-цирка «Я Басе» Яны Туминой с участием детей с синдромом Дауна и сложных подростков.

Главный театральный фестиваль становится все более инклюзивным, расширяя круг участников и зрителей. Так, в апреле 2018 года проект «Золотая Маска в городе» представил широкой публике инклюзивные коллективы со всей страны в рамках ц А начиная с 2017 года, благодаря мобильному приложению для тифлокомментирования в театре и кино «Искусство.Вслух» некоторые спектакли фестивальной программы стали доступны зрителям с нарушением зрения.

Ведущие фестивали и форумы России постоянно реализуют инклюзивные проекты: «Территория» проводит инклюзивные лаборатории, мастер-классы и тренинги, на «Культурном форуме» регулярно играют премьеры инклюзивные театры, а фестиваль «Новый Европейский Театр» в 2017 организовал специальную офф-программу в Петербурге, посвященную горизонтальному театру. Несмотря на это, споры о том, считать ли театр с участием людей с особенностями искусством или социальным проектом, продолжаются до сих пор. Часто можно услышать мнение, что зритель судит подобные спектакли не с точки зрения эстетики, а с точки зрения этики, восхищаясь тем, как непрофессионалы и люди с ограниченными возможностями здоровья «ловко» справляются с поставленными задачами. Но на самом деле спор этот бесперспективен: как известно, судить художника имеет смысл только по законам, им самим над собой поставленным, а потому, если создатели считают свои спектакли театром, так почему бы и нам, их зрителям, не относиться к ним соответствующе?

По крайней мере, такой подход характерен для фестивалей особого театра, которые, вместо того чтобы спорить о терминологии, знакомят зрителей с прежде закрытым и непонятным им миром. Для идеологов «особого театра» в России, например, куда важнее показать результаты своей постоянной кропотливой работы и самореализации людей, прежде лишенных права на публичное творчество. Помимо чисто просветительской функции такие фестивали еще стремятся быть инклюзивными, представляя постановки особого и инклюзивного театра и приглашая широкую зрительскую аудиторию с разными возможностями.

Фото: мастер-класс «Протеатр». www.proteatr.ru

Тифлокомментарий: черно-белая фотография. В большом зале около 15 человек в обычной одежде. Двое в инвалидных колясках с сопровождающими, девушка с синдромом Дауна, молодой человек, перемещающийся на полусогнутых ногах с помощью другого мужчины. Девушка с сумкой через плечо опирается на женщину. Все они в движении. Кто-то поднимает руки вверх, кто-то просто передвигается.

Например, российский фестиваль «Протеатр», который проводится в Москве раз в три года. Здесь все — и программа, и экспертиза, и логистика — строится вокруг людей с особенностями. Основателем и организатором «Протеатра» стала региональная общественная организация социально-творческой реабилитации детей и молодежи с отклонениями в развитии и их семей «Круг» во главе с Натальей Поповой. В состав оргкомитета входят члены правительства Москвы, представители общественных организаций, режиссеры, психологи и педагоги, а жюри возглавляет актриса Ольга Остроумова. Созданный в 2001 году, фестиваль ставит своей целью поддержку театрального творчества людей с инвалидностью. Постановки отбираются по видео, и на последнем фестивале число конкурсных заявок достигло сотни. В 2013 году фестиваль вышел на международный уровень: кроме российских, в нем приняли участие 27 коллективов из ближнего и дальнего зарубежья. В итоге появился еще один специальный фестиваль — ежегодный и более камерный, «Протеатр. Международные встречи», который проводится совместно с Центром им. Вс. Мейерхольда на его площадке.

К счастью, два фестиваля «Протеатр» — не единственная возможность для отечественного зрителя увидеть постановки с участием людей с ментальной или физической инвалидностью. Так, в Москве уже много лет проходит молодежный интеграционный театральный фестиваль «Арт-сфера», а в Петербурге регулярно проводятся сразу несколько фестивалей: «Шаг навстречу!», фестиваль творчества детей с инвалидностью «День благодарения» и социально-культурный фестиваль «Есть контакт!».

Помимо «старожилов», появляются и новые проекты. В 2016-2017 году по инициативе Министерства культуры РФ впервые прошел фестиваль «Вдохновение», который, правда, за два года так и не оброс единомышленниками и профессионалами, не сформировал свою систему ценностей и формат. Осенью 2017 года в ГМИИ им. А.С. Пушкина стартовал «Инклюзивный фестиваль» — он объединил музейных работников и творческие коллективы вокруг проблем доступного искусства и инклюзии.

Среди региональных фестивалей — Нижегородский международный инклюзивный фестиваль «Школа искусств» в знаменитом театре «Пиано» и школе-интернате для глухих детей. Спектакли, представления, мастер-классы по брейк-дансу, таэквондо и песочной анимации делают этот детский фестиваль одним из самых ярких инклюзивных событий в России. География творческих смотров расширяется. В начале 2018 года в далеком Якутске прошел Международный инклюзивный фестиваль «Заяви о себе!», в котором участвовали дети от шести до 18 лет.

Фото: Британский театральный фестиваль UNLIMITED. www.weareunlimited.org.uk

Тифлокомментарий: момент из спектакля. Сцена залита ярко-зеленым светом прожектора. На ней находятся 7 человек. На переднем плане молодой мужчина на инвалидной коляске. Он поднял руки и открыл рот. На нем черная футболка и серые штаны. Над ним висит обруч. На заднем плане сидят полукругом пять человек. Слева направо: девушка в очках, черной футболке и длинной черной юбке; мужчина средних лет с гитарой в руках и в белой одежде; мужчина на кресле-коляске за синтезатором и женщина средних лет за столиком с компьютером. Оба они в белом. Крайним справа сидит молодой мужчина с трубой на нем серая рубашка, серые брюки и красный галстук.

Тем не менее, пока в России инклюзивных фестивалей не так много, как, скажем, в Великобритании или Испании, где прекрасно понимают их незаменимость для социализации и адаптации людей с инвалидностью, повышения их самооценки и одновременно информирования общества. Из британских смотров стоит отметить выросший из небольшого регионального Crossing the line Festival, доступный абсолютно всем незрячим и неслышащим UNLIMITED с обширным блоком теоретических мероприятий и узкоспециальные фестивали, такие как Autism arts festival. В Испании инклюзивное фестивальное движение тоже стремительно развивается, но пока из череды событий особенно выделяется мадридский IDEM, который осенью 2018 года пройдет уже в шестой раз. Есть свои инклюзивные фестивали и в Азии, например, Festival of Disabled Artists начинался в 2006 году во Вьетнаме/Лаосе, потом перекочевал в Камбоджу и Мьянму, в марте 2018 года прошел в Сингапуре, а в 2020-м должен состояться в Японии.

С другой стороны, некоторые представители «особого» театра, например, британская компания Graeae или израильская театральная труппа слепоглухих актеров Nalagaat, охотнее участвуют в неспециализированных международных смотрах — таких, как отпраздновавший семидесятилетие Эдинбургский фестиваль или его ровесник Fringe, куда любая театральная компания может приехать за свой счет и где очень любят театр с участием актеров с разными возможностями. Это отличный шанс выйти на новый уровень, побыть на поле «большого» искусства, покинуть гетто, в которое вольно или невольно заключают любые рамки. Тем более, в жюри и экспертных советах большинства инклюзивных фестивалей не бывает выдающихся режиссеров, влиятельных продюсеров или крупных актеров. Там, как правило, собираются люди, так или иначе связанные с инвалидностью, НКО и инклюзией. Разумеется, они настроены к участникам и их творчеству в среднем гораздо более доброжелательно, чем серьезные театральные деятели, и получается, что подлинного диалога и настоящей критики не выходит. Об этом на последнем фестивале «Протеатр. Международные встречи» говорила арт-директор ЦиМа Елена Ковальская, много сделавшая для продвижения инклюзивного театра в России.

Впрочем, как раз в феврале в Москве театроведам и деятелям инклюзивного театра удалось встретиться за одним столом и хотя бы начать разговор о дефинициях и общем театральном контексте. Будем надеяться, что в ближайшее время он будет продолжен, так как необходимость не формальной, а истинной встречи традиционного и инклюзивного искусства очевидна для многих из тех, кто занимается особым театром.


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus