Музеи для всех: доступ есть?

Текст: Виктория Виолло-Авдеева
Фото: Николай Германов
Прослушать публикацию

Тифлокомментарий: цветное фото. Мужская рука, направляемая женскими руками, изучает рельефную копию картины Пабло Пикассо "Старый еврей с мальчиком". На картине в серо-синих тонах изображен слепой согбенный старик, рядом с ним стоит мальчик, он ест яблоко. Печальный взгляд мальчика устремлен в пространство.

Многие люди, готовясь отправиться в путешествие, составляют список культурных и исторических мест, которые собираются посетить. При этом путешественники обычно хотят посмотреть то, что составляет ценность для определенной культуры, страны или города, оставляет в памяти «образ» этого места. Для зрячего человека в этом отношении нет никаких преград: он легко найдет нужную информацию и отправится в путь. Незрячие же путешественники часто не знают, какие музеи, театры, культурные места и исторические объекты доступны для восприятия в том городе, куда они направляются. Некоторые российские музеи предоставляют такого рода информацию, однако найти ее зачастую непросто. Что касается зарубежных источников, то они могут быть недоступны незрячим из-за незнания иностранного языка.

Формирование эстетического вкуса и интереса к искусству является неотъемлемой частью общеобразовательной программы для детей без нарушения зрения. Практический каждый ребенок и взрослый когда-нибудь имел возможность познакомиться с произведениями искусства в музеях. При этом среди зрячих людей немного таких, которые часто посещают музеи, и еще меньше искренне интересующихся живописью. Для многих незрячих людей в России этот вид искусства по-прежнему остается закрытой областью по нескольким причинам. Во-первых, существует убеждение, что если у человека нет зрения, то ему не интересна или не нужна живопись, а если незрячие люди крайне редко приходят в музей, то это значит, что они не нуждаются в этом. В итоге большинство музеев не предлагают посетителям с нарушением зрения сделать выбор: пойти или не пойти на выставку, любить или не любить живопись, хотеть или не хотеть с ней познакомиться. Во-вторых, большинство инклюзивных музейных и образовательных программ для детей не затрагивают тему живописи. Взрослые незрячие люди, которым не удалось приобщиться к этому виду искусства в детстве, и правда, могут не испытывать потребности в этом. В-третьих, адаптировать картины гораздо сложнее и затратнее, чем предоставить тактильный доступ к копиям скульптур и артефактов.

Фото: музей GARAGE

Тифлокомментарий: цветное фото. На фоне абстракции женские руки изучают тактильную модель уменьшенной формы. Сама модель в точности повторяет все цвета, линии и геометрические фигуры оригинального изображения.

В целом в России можно отметить огромный прогресс за последние пять лет по части доступности искусства для посетителей с разными возможностями восприятия. Связано это и с тем, что государство вводит обязательные требования по адаптации музеев для людей с инвалидностью, и с тем, что культурное сообщество начинает понимать и осознавать, что есть люди с разными возможностями, и у них есть право на полноценную жизнь, приобщение к культуре. То есть наступила эра инклюзии, которая дала жизнь новым проектам, даже новым видам искусства.

Десять лет назад системная работа с незрячими детьми велась в Государственном Эрмитаже и еще в одном-двух музеях страны. В Эрмитаже уроки по археологии и изучение экспонатов и копий со школьниками, которые начал В.Ю. Матвеев и продолжили его коллеги, выросли в масштабный долгосрочный проект «Прошлое на кончиках пальцев». Результатом многолетней работы стали методические пособия, сборники статей и, главное, подготовленные к восприятию искусства маленькие посетители. В Москве в Историческом музее проект «Прочти историю руками» представляет экскурсии с интерактивной частью для незрячих и слабовидящих детей. Эти программы вдохновили другие музеи страны на создание собственного инклюзивного пространства. Так, в Этнографическом музее в Санкт-Петербурге в 2013 году появился проект для учеников 5-7 классов «Такой я увидел Россию». Он представляет собой трехлетнюю программу обучения: занятия, экскурсии, творческие лаборатории. Дети выступают не только участниками программы, но отчасти и ее создателями. Одним из результатов такого сотворчества музейных работников и учеников стали тифлоэтикетки — таблички, описывающие экспонаты музея на шрифте Брайля.

Фото: модель первоначального проекта парка Царицыно B. Баженова, созданная для слабовидящих

Тифлокомментарий: на фотографии изображен макет парка Царицыно, сделанный из железа. На нем хорошо видны здания архитектурного ансамбля, а также рельеф данной местности. Слева выпуклое изображение частей света.

Главным для создателей инклюзивных программ по-прежнему оставался вопрос: быть или не быть оригинальным экспонатам в руках незрячих маленьких посетителей? Одни смело позволяли участникам тактильно знакомиться с некоторыми подлинниками из специальных архивов, другие предлагали копии из гипса, третьи ограничивались в основном тифлоэкскурсиями. На помощь пришла 3D-печать, которая отчасти решила проблему. Так, в 2014 году, благодаря современным технологиям, в Музее археологии и этнографии Пермского Предуралья на смену описательным экскурсиям пришли тактильные. И это позволило значительно расширить инклюзивную жизнь в музее.

Сегодня занятия для незрячих детей ‑ одно из наиболее развитых направлений в музейной инклюзии. Но по-прежнему большинство программ не идут дальше археологии. А занятия и мастер-классы по живописи чаще всего проходят без использования качественных тактильных макетов картин. Для исторических и археологических музеев это логично в силу их специфики, а для художественных или представляющих более широкий диапазон культурных объектов разных эпох, не логично, но объяснимо. Получается, что, начиная увлекательный путь изучения мирового культурного наследия, незрячие дети и подростки так и не имеют возможности «прикоснуться» к шедеврам Рублева, Рафаэля, Микеланжело, Васнецова, Ван Гога, Кандинского, проследить развитие мира и его образа через живопись.

Тифлокомментарий: растопыренная детская ладошка прикасается к большому трехпалому следу в металле. Она занимает приблизительно одну пятого этого следа.

Такова общая тенденция. Но есть и свои исключения из правил. Например, экспозиция для незрячих, слабовидящих и зрячих посетителей в музее «Детская картинная галерея» в Самаре. В ее первой серии «Древний мир» представлены рельефы знаковых изображений древних культур, которые сопровождаются тифлоописанием и навигацией. В следующей серии «Средневековье» — рельефы изображений и памятников архитектуры романского и готического периода. Экспонаты небольшого размера выполнены из легких материалов, поэтому могут составить передвижную выставку. Рельефы серии «Русь. Домонгольский период» вырезаны из известняка, что позволяет посетителям практически ощутить подлинный материал с его фактурой и температурой. Это постоянная экспозиция в усадьбе музея.

Несколько музеев предлагают инклюзивные программы и экскурсии не только для детей, но и для взрослых посетителей с нарушением зрения. Территория современного искусства оказалась наиболее открытой и адаптированной для незрячих людей во всем мире. И Россия не исключение. Музей Современного Искусства «Гараж» сделал работу с посетителями с нарушением слуха и зрения одним из приоритетных направлений ‑ и стал одним из их самых любимых мест. Кроме того, это пространство, где незрячие и неслышащие посетители знакомятся с современным искусством и участвуют в создании выставок, а музейные работники встречаются для обсуждения вопросов развития инклюзивных программ. Посетители с разными возможностями как магнитом притягиваются к прогрессивному свободному пространству. В «Гараже» не только постоянные, но и временные экспозиции адаптированы для посетителей с нарушением зрения. Сотрудники инклюзивного отдела основательно подходят к адаптации музейного пространства для людей с разными возможностями восприятия. Они изучают мировой опыт, разрабатывают собственные инструменты, часто привлекая к этому незрячих и неслышащих людей.

В Музее Вадима Сидура у незрячих посетителей есть возможность тактильно ознакомиться с современной скульптурой. В Московском музее современного искусства ММОМА периодически устраиваются инклюзивные выставки, например, прошлогодняя экспозиция «Антонио Гауди. Барселона» с макетами знаменитых зданий испанского архитектора.

С адаптацией произведений изобразительного искусства дела обстоят сложнее. Многие из шедевров живописи остаются недоступными для посетителей с нарушением зрения. Одним из первых дружелюбно настроенных по отношению к таким посетителям стал Музей русского импрессионизма, где реализуются различные инклюзивные программы для людей с разными возможностями. В его залах рядом с некоторыми картинами представлены и барельефы с аудиоописанием. Здесь также предлагается приложение с тифлокомментарием ко всему музейному пространству и картинам, находящимся в нем. В этом молодом музее инклюзивность была заложена изначально как концепт замысла и один из главных принципов работы. Галереям и музеям, уходящим корнями в XX-XIX века, и даже в XVIII век, гораздо сложнее менять устоявшиеся принципы и правила. А ведь именно в них сосредоточено наследие мировой и отечественной культуры от истоков до ХХ века. И знакомство с ними очень важно для формирования картины мира любого человека.

Но ситуация меняется. Осенью 2016 года в ГМИИ им. Пушкина появилась первая в России передвижная выставка «Видеть невидимое», состоящая из шести рельефных картин. Создатели этой выставки позаимствовали технику рельефной печати у музея Прадо. Тактильные копии шедевров в ГМИИ им. Пушкина, в отличие от Музея русского импрессионизма, находятся в отдельном выставочном пространстве. В течение полутора лет выставка «Видеть невидимое» перемещалась из музея в музей по различным регионам России. Благодаря этой программе к искусству смогли приобщиться сотни и сотни незрячих людей. Более того, в каждом из принимающих музеев появилась собственная тактильная картина, которая, возможно, положит начало целой выставке. Есть замечательные примеры и в регионах. Один из таких связан с Воронежским областным художественным музеем им. И.Н. Крамского. Представленная в нем выставка «Трогательная история» дает возможность познакомиться с 11 тактильными макетами картин из экспонатов основной экспозиции музея. Все тактильные предметы сопровождаются здесь текстовыми экспликациями и этикетками, выполненными шрифтом Брайля.

Отзывы посетителей о проектах «Видеть невидимое» и «Трогательная история» показывают, что живопись очень интересна и необходима людям с нарушением зрения, а к ее восприятию нужно готовиться с детства. То есть узнавать о картинах, эпохах и направлениях, о художниках, учиться считывать тактильные изображения, понимать художественные образы, смыслы и символы.

Искусство как ценность человечества принадлежит людям с разными возможностями без исключения. Создание доступной культурной среды должно быть приоритетом не только каждого отдельного музея, но и государственной политики. И, что важно, не только «на бумаге» и с надеждой на поддержку меценатов, а в действии: в планировании, финансировании и постоянном развитии. Адаптация музейных пространств должна стать частью их текущей и будущей деятельности. Уже существующие и вполне успешные проекты в России и в других странах позволяют надеяться, что скоро в каждом музее в любое время будут готовы принять посетителей с особым восприятием мира.


Поделиться публикацией:

Блок с фотографиями из Instagram

Хотели бы Вы получать нашу еженедельную рассылку?

Предпочитаемый формат
Система Orphus